Исчезнувшие мазхабы Сунны

Google+ Pinterest LinkedIn Tumblr +

Среди ранних школ суннитского фикха, не получивших распространения, отдельного упоминания стоит басрийская традиция табиинов, которая возникла до кристаллизации основных мазхабов. Её центральной фигурой был аль-Хасан аль-Басри (642—728), аскет, муфассир и хадисовед. Он родился в Медине, но жил в Ираке, и халиф ‘Умар ибн ‘Абд аль-‘Азиз назначил его кадием Басры.

Благодаря ему в городе возник большой кружок интеллектуалов. Аль-Хасан аль-Басри заслужил одинаковое почтение как со стороны строгой ортодоксии, так и ранних суфиев и даже мутазилитов. При жизни взгляды аль-Хасана на фикх не были запечатлены письменно, а потому на первый план вышли его проповеди и нравственные поучения.

Параллельно складывалась вторая крупная региональная школа раннего фикха — мекканская. Её лидером был муфассир, мухаддис и правовед ‘Ата ибн Абу Рабах (647—732). Родившийся в Йемене в семье чернокожих нубийцев, он достиг головокружительных успехов, став муфтием Мекки и лектором для двух халифов династии Омейядов. Некоторые практические решения его мазхаба дошли до нас через «Мусаннафы» ‘Абд ар-Раззака ас-Сан‘ани и Ибн Абу Шайбы. Принципы мекканской школы разрабатывал ограниченный круг учёных, среди которых Тавус ибн Кайсан, Ибн Джурайдж, Муджахид ибн Джабр.

damascus-mosque1200x800Мечеть Омейядов в Дамаске

Одним из самых ярких учеников Ибн Абу Рабаха был имам ‘Абд ар-Рахман аль-Ауза‘и (704—774), корни которого, предположительно, уходят в Хамадан. Однако вместо кодификации подходов своего учителя аль-Ауза‘и занялся самостоятельным правотворчеством, став эпоним одноимённого мазхаба. Выдающийся сирийский теолог, последователь табиинов, его назвали одним из высочайших левантийских факихов всех времён и пионером богословской мысли Шама.

Имам родился в бедной семье в Баальбеке, но смог получить блестящее образование. Добывая себе пропитание трудом переписчика, он расходовал практически весь свой доход на благотворительность. Имам отличался упорством в поклонении, прекрасно разбирался в хадисах и отвечал на тысячи вопросов, которые поступали ему от людей. Дискутируя с подходами первых ханафитов, аль-Ауза‘и выступал за приоритетность текстов Корана и хадисов над рассуждениями и решениями по аналогии (кийас).

Школа аль-Ауза‘и получила распространение между IX и XI вв. в Иордании, Палестине, Ливане, Сирии, господствовала некоторое время в Северной Африке и мусульманской Испании. Вытеснение его мазхаба в Шаме началось в X веке, когда судейство в Дамаске отошло к шафиитам. Те щедро вознаграждали каждого студента, который выучивал основополагающий шафиитский трактат «Мухтасар аль-Музани». Подобная тактика вызвала отток факихов из мазхаба аль-Ауза‘и. В Магрибе и Аль-Андалусе традиции этой школы поддерживали переселенцы из Шама, и лишь спустя два столетия она была окончательно вытеснена маликитами.

fustat-mosque1200x800Мечеть Амра ибн аль-Аса в Каире

Мазхаб Ляйси. Его эпоним, имам аль-Ляйс ибн Са‘д (713—791), знаменитый передатчик хадисов, родился в Египте в семье персов из Исфахана, учился на родине и в Хиджазе, быстро снискал славу одного из крупнейших египетских учёных. Нравственные качества имама поражали современников: он не только покрывал долги других богословов и учащихся, но и расходовал огромные средства из своего жалования на милостыню. По этой причине его средства никогда не облагались закятом. Заупокойную молитву по аль-Ляйсу совершил сам вали Египта.

Несмотря на то, что метод аль-Ляйса, по отзывам современников, превосходил метод Малика ибн Анаса, подходы египтянина так и не оформились в цельную школу. Причиной тому было то, что многие ученики аль-Ляйса не фиксировали на бумаге фетвы и доказательную логику своего учителя. Подлинного величия достиг только один из студентов аль-Ляйса — имам аш-Шафи‘и, взгляды которого легли в основу нового мазхаба, стремительно распространившегося в Египте.

Мазхаб Саури. Его основатель Суфьян ас-Саури (716—777) родился в иракской Куфе, имел репутацию главного хадисоведа этого города и разрабатывал учение фикха, местами соглашаясь, а местами возражая воззрениям своего земляка Абу Ханифы. Он учился у шестисот шейхов того времени и почитался за человека исключительной мудрости.

У ас-Саури складывались натянутые отношения с аббасидской администрацией, политический курс которой он критиковал. Принципиальность имама не позволила ему принять титул верховного кадия сначала от халифа аль-Мансура, а затем и от халифа аль-Махди, поскольку в таком случае ему пришлось бы закрывать глаза на перекосы проводившейся государственной политики. Как следствие, имам был вынужден вести непубличный, скрытный образ жизни диссидента и не имел большого числа учеников, которые могли бы окончательно оформить и распространить его метод.

Другая причина ухода этого мазхаба с исторической сцены — воля самого ас-Саури. Будучи автором тафсира, нескольких сборников хадисов и богословско-правовых трудов, он распорядился, чтобы его ближайший ученик ‘Аммар ибн Сайф уничтожил всё его письменное наследие. ‘Аммар исполнил поручение учителя. Так мир потерял систематическое изложение взглядов человека, которого называли «имамом имамов своего времени».

minaret-malviya1200x800Минарет Малвия в Самарре

Ещё пример исчезнувшей школы — джариритский мазхаб, названный так по полному имени жившего в Багдаде перса Мухаммада ибн Джарира ат-Табари (839—923), крупнейшего толкователя Корана, знатока хадисов и человека, с которым в арабской традиции связывают появление мусульманской историографии. Поколения мусульман воспитаны на его трудах: тафсире «Джами‘ аль-баян» и внушительной «Истории пророков и царей» в сорок томов.

К восьми годам будущий историк, мыслитель и законоучитель уже руководил молитвой взрослых мужчин. Дальнейшую жизнь ат-Табари провёл в путешествиях, где имел возможность познакомиться с системами фикха шафиитов, ханафитов и маликитов из первых уст. Его воззрения претерпели эволюцию от полного принятия идей имама аш-Шафи‘и к разработке собственной оригинальной школы.

Тем не менее взаимосвязь двух мазхабов проявилась и в том, что строгую теоретическую грань между джараритскими и шафиитскими выкладками провести было подчас невозможно. Наиболее заметные ученики имама ат-Табари, такие как Абу Бакр аш-Шаши, предпочли встать на позиции ортодоксального шафиизма. Как следствие, увековечивший арабо-мусульманскую историческую науку имам ат-Табари в качестве факиха сам навсегда ушёл в историю…

Точно так же не получил распространения мазхаб имама из Нишапура Абу Йа‘куба аль-Марвази, более известного под именем Исхак ибн Рахавайхи (778—853). Он носил титул «эмира правоверных в науке пророческого предания», был общепризнанным светочем Хорасана и Востока своего времени. Знавший свыше 100 тысяч хадисов, Ибн Рахавайхи подготовил целую плеяду мухаддисов первой величины: под его началом проходили обучение аль-Бухари, Муслим, ан-Насаи, ат-Тирмизи.

В своей методологии Ибн Рахавайхи избегал подражания факихам, уже снискавшим славу имамов, и дважды даже вступал в полемику со своим учителем, имамом аш-Шафи‘и, причём, по свидетельству имама Ахмада, в одной из них он вышел победителем. Серьёзной препоной для превращения взглядов имама в строгую концепцию и школу стала утеря составленных им трудов. Что и говорить, если даже его opus magnum — сборник хадисов «Муснад» — дошёл до наших дней в сильно урезанном виде, а коранический комментарий «Тафсир аль-кабир» и вовсе утрачен.

Зато близкому другу и ученику Ибн Рахавейхи — Ахмаду ибн Ханбалю — удалось закрепить основы своего мазхаба, процветающего по сию пору.

https://e-minbar.com

Share.


Оставить ответ

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.