Четверг, Июнь 29


Оформление средневековых арабских книг

Пре­об­ла­да­ю­щий тип сред­не­ве­ко­вой араб­ской ру­ко­пис­ной кни­ги на бу­ма­ге – ко­декс – в боль­шин­ст­ве слу­ча­ев вы­гля­дит прос­то и не­при­тя­за­тель­но (по­жа­луй, за ис­клю­че­ни­ем пе­ре­пле­та). По раз­ме­ру он ма­ло от­ли­ча­ет­ся от ны­неш­них пе­чат­ных, от­ра­жая, ви­ди­мо, не­кую об­ще­че­ло­ве­чес­кую нор­му, дик­ту­е­мую прак­ти­чес­ким удоб­ст­вом. Фор­ма­ты обыч­но укла­ды­ва­ют­ся в пре­де­лах от 18 до 35 см в вы­со­ту и от 13 до 25 см в ши­ри­ну, хо­тя есть в не­боль­шом ко­ли­чест­ве кни­ги ми­ни­а­тюр­ные и очень круп­но­го фор­ма­та. Ред­ко встре­ча­ют­ся книж­ные фор­ма­ты, у ко­то­рых ши­ри­на пре­вы­ша­ет вы­со­ту, т.е. ти­па со­вре­мен­ных аль­бо­мов.

По­ля у ру­ко­пи­сей ши­ро­кие, от 4-5 до 10-11 см; ру­ко­пи­си с уз­ки­ми по­ля­ми ред­ки, как ред­ки и слу­чаи, ког­да стро­ки вы­ле­за­ют на по­ля. Обыч­но текст на стра­ни­це укла­ды­ва­ет­ся в пря­мо­уголь­ную рам­ку, стро­ки пря­мые, на рав­ных рас­сто­я­ни­ях друг от дру­га, так как пе­ре­пис­чик за­ра­нее все вы­ме­рял и рас­чер­чи­вал или пи­сал по транс­па­ран­ту. Рам­ка мо­жет быть об­ра­зо­ва­на са­мим текс­том или вы­чер­че­на из од­ной, двух и бо­лее ли­ний (оди­на­ко­вой или раз­ной тол­щи­ны) чер­ны­ми, цвет­ны­ми или зо­ло­ты­ми чер­ни­ла­ми в раз­ных со­че­та­ни­ях. Бы­ва­ют ру­ко­пи­си и бо­лее слож­но рас­чер­чен­ные, ког­да раз­ные час­ти или ви­ды текс­та (под­за­го­лов­ки, сти­хи в стол­бец) за­клю­че­ны каж­дая в осо­бую рам­ку. Ча­ще та­кие слу­чаи встре­ча­ют­ся в позд­них араб­ских ру­ко­пи­сях XVI-XIX вв., про­ис­хо­дя­щих не из араб­ских стран и от­ра­жа­ю­щих стиль ра­бо­ты пер­сид­ских, ин­дий­ских, ту­рец­ких пис­цов.

Ста­рин­ные араб­ские ру­ко­пи­си, как и бо­лее позд­ние кни­ги по­всед­нев­но­го оби­хо­да, учеб­ные и ре­ли­ги­оз­ные, про­с­ты и стро­ги по внеш­не­му оформ­ле­нию: ров­ные пря­мо­уголь­ни­ки текс­та на фо­не бе­лой (по­тем­нев­шей или по­жел­тев­шей) бу­ма­ги – и бо­лее ни­че­го. За­го­лов­ки и под­за­го­лов­ки вы­де­ля­ют­ся бо­лее круп­ным по­чер­ком, над­чер­ки­ва­ни­ем (за­ме­ня­ю­щим под­чер­ки­ва­ние в ев­ро­пей­ской тра­ди­ции), цвет­ны­ми чер­ни­ла­ми (обыч­но крас­ны­ми) ли­бо ком­би­на­ци­ей этих эле­мен­тов. В за­ви­си­мос­ти от ви­да текс­та вы­де­ля­е­мой частью мо­жет стать сти­хотвор­ная или ко­ра­ни­чес­кая ци­та­та, во­ка­бу­ла – в сло­ва­рях, имя соб­ст­вен­ное или гео­гра­фи­чес­кое на­зва­ние – в био­гра­фи­чес­ких и гео­гра­фи­чес­ких сло­ва­рях, ком­мен­ти­ру­е­мый текст – в ком­мен­та­ри­ях, да­та – в хро­ни­ках, бук­вен­ные сим­во­лы – в ма­те­ма­ти­чес­ких текс­тах и т.п.

На обо­рот­ной сто­ро­не лис­та, вне рам­ки, по­ме­ща­ет­ся свое­об­раз­ный знак пе­ре­хо­да, так на­зы­ва­е­мый «хра­ни­тель» (ха­физ) по­ряд­ка лис­тов (или по-ла­тин­ски — кус­тод). Пи­сец вво­дит его для удоб­ст­ва во вре­мя ра­бо­ты, но он ори­ен­ти­ру­ет так­же чи­та­те­ля. Ха­физ со­дер­жит на­ча­ло текс­та сле­ду­ю­щей стра­ни­цы. На по­лях мо­жет по­явить­ся по­прав­ка пис­ца, за­ме­тив­ше­го опис­ку или про­пуск в хо­де ра­бо­ты или при свер­ке с ори­ги­на­лом; иног­да по­прав­ка ис­хо­дит от чи­та­те­ля.

На по­лях мо­жет быть по­ме­ще­но и по­яс­не­ние, сде­лан­ное пис­цом или чи­та­те­лем. В не­ко­то­рых ру­ко­пи­сях по­ля мо­гут быть ис­пещ­ре­ны по­доб­ны­ми по­яс­не­ни­я­ми и за­мет­ка­ми раз­ных лиц, вре­ме­на­ми по­яс­не­ния при­ни­ма­ют сис­те­ма­ти­чес­кий ха­рак­тер и пе­ре­рас­та­ют в ком­мен­та­рий к текс­ту, сплош­ной или вы­бо­роч­ный.

В позд­них ру­ко­пи­сях по­доб­ным об­ра­зом за­пи­сы­ва­ет­ся иног­да пол­ный текст ком­мен­та­рия и да­же дру­го­го со­чи­не­ния. Спо­соб за­пи­си по­яс­не­ний или ком­мен­та­рия мо­жет быть и иным, а имен­но меж­ду стро­ка­ми ос­нов­но­го текс­та, для че­го спе­ци­аль­но остав­ля­ет­ся до­ста­точ­но прос­то­ра. Ком­мен­та­рий мо­жет от­ли­чать­ся от ос­нов­но­го араб­ско­го текс­та по язы­ку; в та­ком слу­чае мы име­ем де­ло с раз­но­го ро­да дву­языч­ны­ми ру­ко­пи­ся­ми.

Араб­ская ру­ко­пис­ная кни­га не зна­ет та­ких эле­мен­тов, как за­глав­ная бук­ва, крас­ная стро­ка и де­ле­ние на аб­за­цы. В ее на­ча­ле сто­ит обыч­но фор­му­ла: «Во имя бо­га…», вы­де­ля­е­мая в от­дель­ную стро­ку. На­зва­ние со­чи­не­ния ли­бо за­ни­ма­ет сво­бод­ную от текс­та ли­це­вую сто­ро­ну пер­во­го лис­та, ли­бо от­дель­ную стро­ку пе­ред текс­том на обо­рот­ной его сто­ро­не, иног­да пов­то­ря­ет­ся и там, и тут; оно мо­жет быть пов­то­ре­но еще в ко­ло­фо­не, в кон­це то­ма, час­ти или гла­вы со­чи­не­ния. Ча­ще все­го оно рас­кры­ва­ет­ся в ав­тор­ском пре­ди­сло­вии на пер­вых стра­ни­цах текс­та – это са­мый пол­ный и на­деж­ный ва­ри­ант, — в дру­гих слу­ча­ях оно мо­жет быть со­кра­ще­но или ис­ка­же­но. На­зва­ние пи­шет­ся иног­да вла­дель­цем или биб­лио­те­ка­рем на пе­ре­пле­те, на об­ре­зе кни­ги и т.п. Поч­ти все то же са­мое мож­но бы­ло бы ска­зать и от­но­си­тель­но име­ни ав­то­ра, с тем лишь уточ­не­ни­ем, что оно ча­ще опус­ка­ет­ся.

На­зва­ние час­ти, раз­де­ла, гла­вы или иной струк­тур­ной еди­ни­цы со­чи­не­ния вы­де­ля­ет­ся обыч­но бо­лее круп­ным по­чер­ком и пи­шет­ся на от­дель­ной стро­ке, иног­да – на от­дель­ной стра­ни­це; оно мо­жет ис­поль­зо­вать­ся как по­вод или сред­ст­во ор­на­мен­та­ции ру­ко­пи­си, пи­са­но цвет­ны­ми чер­ни­ла­ми, с осо­бым ста­ра­ни­ем, изя­щест­вом или ухищ­ре­ни­я­ми, за­клю­че­но в рам­ку, ко­то­рая, в свою оче­редь, мо­жет ор­на­мен­ти­ро­вать­ся до­пол­ни­тель­но. Ког­да струк­тур­ная еди­ни­ца со­чи­не­ния со­впа­да­ет с от­дель­ным то­мом, ее за­гла­вие мо­жет со­здать ил­лю­зию са­мос­то­я­тель­но­го про­из­ве­де­ния, что не­ред­ко и слу­ча­ет­ся.

Пи­шут­ся они по од­но­му, по два и ли по три, ста­вят­ся в кон­це кни­ги, раз­де­ла, гла­вы, от­рез­ка текс­та. По­лу­сти­шия (мис­ра‛) раз­де­ля­ют­ся прос­то сво­бод­ны­ми про­ме­жут­ка­ми или од­ним из на­зван­ных зна­ков, ча­ще – звез­доч­кой. Зна­ки пре­пи­на­ния и раз­де­ле­ния ис­поль­зу­ют не­ред­ко как ор­на­мен­таль­ный эле­мент и пи­шут их цвет­ны­ми чер­ни­ла­ми, зо­ло­том и т.п.

Ста­рей­ший спо­соб ко­ли­чест­вен­но­го ис­чис­ле­ния объ­ема араб­ской ру­ко­пи­си – тет­ра­дя­ми (кур­ра­са) по 10 или 12 лис­тов; по­ряд­ко­вый но­мер кур­ра­сы пи­шет­ся в на­ча­ле, в ле­вом верх­нем уг­лу пер­вой ста­ни­цы. По­ли­ст­ная ну­ме­ра­ция встре­ча­ет­ся ре­же и позд­нее, по­стра­нич­ная – яв­ле­ние со­всем но­вое.

Глав­ным об­ра­зом араб­ской ру­ко­пис­ной кни­ги счи­та­лось са­мо пись­мо, ка­чест­ву вы­пол­не­ния ко­то­ро­го при­да­ва­ли боль­шое зна­че­ние. Су­щест­вен­но и то об­сто­я­тель­ст­во, что на­прав­ле­ние пись­ма – спра­ва на­ле­во и сверху вниз, опре­де­ля­ет от­счет строк, стра­ниц, глав, то­мов. Кон­со­нант­ный араб­ский ал­фа­вит из 28 букв нуж­да­ет­ся в диак­ри­ти­чес­ких точ­ках для обо­зна­че­ния раз­ли­чий меж­ду гра­фи­чес­ки сход­ны­ми бук­ва­ми и ря­де до­пол­ни­тель­ных над­строч­ных и под­строч­ных знач­ков для пе­ре­да­чи крат­ких глас­ных и не­ко­то­рых ор­фо­гра­фи­чес­ких услов­нос­тей. Бла­го­да­ря дру­гой осо­бен­нос­ти араб­ско­го пись­ма – каж­дая бук­ва кро­ме не­за­ви­си­мой ал­фа­вит­ной фор­мы име­ет свя­зан­ное на­пи­са­ние – 22 бук­вы при­о­бре­та­ют по три по­зи­ци­он­ных ва­ри­ан­та, осталь­ные шесть букв и дву­бук­вен­ное сра­ще­ние лам-алиф – по-од­но­му; это слов­но бы уве­ли­чи­ва­ет ко­ли­чест­во его зна­ков и де­ла­ет его гра­фи­чес­ки бо­лее раз­но­об­раз­ным. С пол­ным на­бо­ром то­чек и знач­ков араб­ское пись­мо, хо­тя и обес­пе­чи­ва­ет вер­ное чте­ние текс­та, вы­гля­дит как гро­мозд­кая мно­го­ярус­ная кон­струк­ция, и его при­ме­ня­ли ред­ко, в осо­бо не­об­хо­ди­мых и тор­жест­вен­ных слу­ча­ях.

Обыч­но зна­чи­тель­ную часть диак­ри­ти­чес­ких то­чек и знач­ков со­зна­тель­но опус­ка­ют, про­пор­ци­о­на­ль­но их чис­лу воз­рас­та­ет ко­ли­чест­во омо­гра­фов, воз­мож­нос­ти раз­но­го про­чте­ния и ис­тол­ко­ва­ния текс­та. Боль­шин­ст­во ру­ко­пис­ных книг по на­сы­щен­нос­ти точ­ка­ми и знач­ка­ми ко­леб­лет­ся в зна­чи­тель­ных пре­де­лах, лишь из­ред­ка де­ло до­хо­дит до то­го, что на пись­ме ос­та­ет­ся один толь­ко гра­фи­чес­кий кар­кас со­глас­ных букв и ли­га­тур.

Су­щест­ву­ю­щее раз­но­об­ра­зие араб­ских книж­ных по­чер­ков про­яв­ля­ет­ся глав­ным об­ра­зом в на­чер­та­нии букв и ли­га­тур, их ве­ли­чи­не и фор­ме, тол­щи­не ли­ний, вза­и­мо­рас­по­ло­же­нии букв, слов и строк. Хо­тя, ко­неч­но, гус­то­та прос­тав­лен­ных диак­ри­ти­чес­ких то­чек и ор­фо­гра­фи­чес­ких зна­ков, их по­ло­же­ние стро­го над бук­вой или со сме­ще­ни­ем в сто­ро­ну, их рас­сто­я­ние от стро­ки так­же вли­я­ют на ри­су­нок пись­ма в це­лом и на об­лик раз­ных по­чер­ков. По­чер­ки раз­ли­ча­ют­ся по эпо­хам, ре­гио­нам, сфе­ре упо­треб­ле­ния, сти­лям; не­ма­ло важ­ны­ми диф­фе­рен­ци­ру­ю­щи­ми фак­то­ра­ми бы­ли пис­чий ма­те­ри­ал и ин­ди­ви­ду­аль­ная ма­не­ра пис­ца. Од­ни раз­ли­чия на­кла­ды­ва­ют­ся на дру­гие, и об­щая кар­ти­на ока­зы­ва­ет­ся до­воль­но слож­ной.

По ма­те­ри­а­лам: Очер­ки ис­то­рии араб­ской куль­ту­ры V-VX вв. М., «На­ука», 1982.



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.