Суббота, Июнь 24


Образ дракона

Син­кре­ти­чес­кий об­лик дра­ко­на ты­ся­че­ле­ти­я­ми вол­но­вал во­об­ра­же­ние лю­дей. Он из­вес­тен и со­зда­те­лям древ­ней­ших ци­ви­ли­за­ций, и эс­ки­мо­сам, не знав­шим клас­со­во­го об­щест­ва, и со­вре­мен­ным раз­ви­тым на­ро­дам. Рас­прост­ра­не­ние ми­фа о дра­ко­не столь уни­вер­саль­но, что из­вест­ный швей­цар­ский пси­хи­а­тр и ис­то­рик ре­ли­гии К.-Г. Юнг от­нес дра­ко­на к сис­те­ме ар­хе­ти­пов че­ло­ве­чест­ва – на­след­ст­вен­но пе­ре­да­ю­щих­ся схем, эмо­ци­о­на­ль­но окра­шен­ных, но ап­ри­ор­но фор­ми­ру­ю­щих пред­став­ле­ния. Го­во­ря про­с­тым язы­ком, че­ло­ве­чест­во со­хра­ни­ло в сво­ей па­мя­ти ин­фор­ма­цию о зве­ро­я­ще­рах (ди­но­зав­ров), о жес­то­кой ре­аль­нос­ти, в ко­то­рой жи­ли на­ши да­ле­кие пред­ки.

Ис­то­ри­кам ре­ли­гии, ми­фо­ло­гии и ис­кус­ст­ва еще труд­но про­сле­дить все эта­пы ге­не­зи­са об­ра­за дра­ко­на. Но яс­но, что сре­ди всех дру­гих син­кре­ти­чес­ких су­ществ: гри­фо­нов, ва­си­лис­ков, еди­но­ро­гов, хи­мер и т.п. – дра­кон на­ибо­лее по­пу­ля­рен. Мож­но ска­зать, что он в от­ли­чие от сво­их со­брать­ев все­мир­но рас­прост­ра­нен. Есть все ос­но­ва­ния счи­тать, что он при­шел к нам из глу­бо­кой древ­нос­ти. От­ли­чие дра­ко­на сре­ди ана­ло­гич­ных со­зда­ний за­клю­ча­ет­ся так­же и в его мак­си­маль­но вы­ра­жен­ной син­кре­тич­нос­ти: дра­кон – не прос­то еди­не­ние ат­ри­бу­тов од­но­го хищ­но­го зве­ря и од­ной пти­цы, как это име­ет мес­то, на­при­мер, у гри­фо­на или ва­си­лис­ка (змея и пти­ца). В ки­тай­ской тра­ди­ции дра­кон объ­еди­ня­ет ат­ри­бу­ты ми­ни­мум де­вя­ти су­ществ. У не­го го­ло­ва верб­лю­да, шея змеи, ког­ти ор­ла, че­шуя кар­па, брю­хо мол­люс­ка, ла­пы тиг­ра, уши ко­ро­вы, ро­га оле­ня, гла­за де­мо­на… И каж­дый из ор­га­нов не­сет свою функ­цию.

Од­но из древ­ней­ших из­вест­ных ка­но­ни­чес­ких изо­бра­же­ний дра­ко­на (в ви­де реп­ти­лии) до­но­сит до нас от­тиск ак­кад­ской пе­ча­ти. Мы ви­дим на нем эпи­зод кос­ми­чес­кой бит­вы «бо­га» Мар­ду­ка с жен­ским дра­ко­ном Ти­а­мат. По­след­няя ре­ши­ла мстить за убий­ст­во сво­е­го суп­ру­га Ап­су, оли­цет­во­ряв­ше­го вод­ную сти­хию и «твор­ца» пер­во­на­чаль­но­го ми­ра, млад­шим по­ко­ле­ни­ям «бо­гов». Для этой це­ли она со­зда­ла се­бе по­мощ­ни­ков, ко­то­рые пос­ле по­бе­ды Мар­ду­ка вмес­те с ней ста­ли зна­ка­ми зо­ди­а­ка. Са­ма она на пе­ча­ти изо­бра­жа­лась как ог­ром­ная реп­ти­лия с че­шуй­ча­тым те­лом и дву­мя ког­ти­с­ты­ми ла­па­ми. Иног­да она бы­ла пред­став­ле­на в ви­де кры­ла­то­го хищ­ни­ка. Пе­ред бит­вой про­тив­ни­ки Мар­ду­ка на­пи­лись ви­на, при­го­тов­лен­но­го из кун­жу­та, и по­ели. Мар­дук же, на­пол­нив­шись ог­нем, во­шел в нут­ро Ти­а­мат и рас­чле­нил чу­до­ви­ще. Ее сто­рон­ни­ков он пой­мал сетью. Из те­ла Ти­а­мат он за­но­во сде­лал Не­бо и Зем­лю, а по­беж­ден­ные «бо­ги» ста­ли со­звез­ди­я­ми. У сво­их по­вер­жен­ных вра­гов Мар­дук ото­брал Таб­ли­цы су­деб и по­ве­сил их се­бе на грудь.

Если об­ра­тит­ся к древ­не­еги­пет­ской ми­фо­ло­гии, то льви­ный об­раз до­че­ри сол­неч­но­го «бо­га» Ра – Ха­тор со­от­вет­ст­ву­ет древ­ней­ше­му об­ра­зу ки­тай­ско­го дра­ко­на, ко­то­рый в сво­ем ге­не­зи­се шел от тиг­ри­ной мас­ки. По-ви­ди­мо­му, хищ­ни­ки из се­мей­ст­ва ко­шачь­их, об­ла­да­ю­щие спо­соб­ностью ви­деть в тем­но­те, по­всю­ду на­де­ля­лись дра­конь­и­ми чер­та­ми.

Муд­рость дра­ко­на за­клю­че­на в его спо­соб­нос­ти быть но­си­те­лем ост­ро­го зре­ния и све­та. Это свой­ст­во дра­ко­на при­хо­дит­ся отыс­ки­вать в пе­ре­пле­те­ни­ях бес­чис­лен­ных сю­же­тов, где дра­кон вы­сту­па­ет как су­щест­во тьмы, в об­ра­зе то­го или ино­го жи­вот­но­го, за­гла­ты­вав­ше­го све­ти­ло или не­вин­ную жерт­ву. Убий­ст­во дра­ко­на сол­неч­ным «бо­гом», гро­мо­вер­ж­цем, свя­тым или ге­ро­ем лег­ло в ос­но­ву мно­гих по­пу­ляр­ных сю­же­тов, увле­ка­тель­ных по­вест­во­ва­ний, а в ря­де слу­ча­ев – чуть ли не це­лых ми­фо­ло­ги­чес­ких сис­тем. Да­же в Биб­лии есть опи­са­ние дра­ко­но­об­раз­но­го су­щест­ва – Ле­ви­а­фа­на: «от его чи­ханья по­ка­зы­ва­ет­ся свет; гла­за у не­го – как рес­ни­цы за­ри» (Иов. 41,10).

Ана­лиз име­ю­щих­ся ма­те­ри­а­лов об об­ра­зе дра­ко­на по­зво­ля­ет прий­ти к мне­нию, что дра­кон со­про­вож­дал че­ло­ве­чест­во на­чи­ная с са­мых ран­них эта­пов его ста­нов­ле­ния. На нем за­мкну­ты важ­ней­шие ин­сти­ту­ты ду­хов­но­го са­мо­оп­ре­де­ле­ния че­ло­ве­ка, транс­ля­ции куль­ту­ры и со­ци­аль­но-по­ло­во­го ре­гу­ли­ро­ва­ния об­щест­ва.

Эта роль дра­ко­на в ис­то­рии че­ло­ве­чест­ва объ­яс­ня­ет­ся тем, что он был на­де­лен ос­нов­ны­ми ощу­ще­ни­я­ми че­ло­ве­ка, что дра­ко­ну бы­ла пе­ре­да­на де­я­тель­ность ор­га­нов чувств че­ло­ве­ка. При­чем по­ня­тие о дра­ко­не фор­ми­ро­ва­лось глав­ным об­ра­зом из со­во­куп­нос­ти де­я­тель­нос­ти трех из них: зри­тель­но­го, обо­ня­тель­но­го и в мень­шей ме­ре слу­хо­во­го (хо­тя с ним ас­со­ци­и­ро­ван звук в его мак­си­маль­ном вы­ра­же­нии – гро­мо­вых рас­ка­тах).

Так­тиль­ные и вку­со­вые вос­при­я­тия для дра­ко­на ме­нее ха­рак­тер­ны. Тем не ме­нее они об­ра­зу­ют мно­го­чис­лен­ные ми­ро­вые сю­же­ты о съеден­ных дра­ко­ном лю­дях, боль­шин­ст­во ко­то­рых в ко­неч­ном сче­те все-та­ки спас­лись.

Ли­те­ра­ту­ра:

1)    Фрей­ден­берг О.М. Миф и ли­те­ра­ту­ра древ­нос­ти. М., 1978.

2)    Ан­тес Р. Ми­фо­ло­гия в древ­нем Егип­те // Ми­фо­ло­гия древ­не­го ми­ра. М., 1977.

3)    Чес­нов Я.В. Дра­кон: ме­та­фо­ра внеш­не­го ми­ра // Ми­фы, куль­ты, об­ря­ды на­ро­дов за­ру­беж­ной Азии. М., 1986.



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.