Соколиная охота

Воз­ник­нув око­ло 5 ты­сяч лет на­зад в Ин­дии, со­ко­ли­ная охо­та быст­ро по­ко­ри­ла мир, а рас­цве­та «спорт ца­рей» до­стиг в ра­нее сред­не­ве­ковье. В Ев­ро­пе со­ко­ли­ная охо­та но­си­ла мас­со­вый ха­рак­тер: она бы­ла суб­то­таль­ным увле­че­ни­ем как у фе­о­да­лов, так и прос­то­лю­ди­нов. Да­же су­щест­во­вал спе­ци­аль­ный та­бель о ран­гах, пред­пи­сы­ва­ю­щий, ко­му и с ка­кой пти­цей охо­тить­ся. В Ан­глии во­ровст­во или убийст­во чу­жо­го со­ко­ла ка­ра­лось смерт­ной казнью.

До на­сто­я­ще­го вре­ме­ни со­хра­ни­лись по­го­вор­ки, при­пи­сы­ва­е­мые вос­точ­ным за­во­е­ва­те­лям. «Со­ко­ли­ная охо­та – сест­ра вой­ны» — го­во­рил Чин­гис­хан. Ба­тый яко­бы утверж­дал, что толь­ко охо­та пти­цей мо­жет до­ста­вить выс­шее на­слаж­де­ние муж­чи­не. Уже в Х ве­ке н.э. ле­то­пись упо­ми­на­ет о кня­зе Вла­ди­ми­ре, ко­то­рый «…яст­ре­бов и со­ко­лов ло­вя­шит», но серь­ез­но рус­ские князья при­страс­ти­лись к «крас­ной по­те­хе» во вре­ме­на Зо­ло­той Ор­ды.

Ис­то­рия зна­ет толь­ко двух ве­ли­ких ца­рей – ве­ли­ких со­коль­ни­ков. Гро­мад­ны и ве­ли­чест­вен­ны бы­ли охо­ты Чин­гис­ха­на с учас­ти­ем со­тен птиц, ты­сяч со­бак. Мно­гие сот­ни птиц дер­жа­ли при Ива­не IV Гроз­ном – да­же до­рож­ную по­дать с куп­цов бра­ли го­лу­бя­ми для со­ко­лов. Но не им бы­ло суж­де­но вой­ти в ис­то­рию как цар­ст­вен­ным осо­бам, яв­ляв­ши­ми­ся ис­тин­ны­ми мас­те­ра­ми со­ко­ли­ной охо­ты.

Пер­вым из ве­ли­ких ца­рей-со­коль­ни­ков был Фрид­рих ІІ Го­ген­шта­у­фен. Он оста­вил фун­да­мен­таль­ное ру­ко­водст­во по со­ко­ли­ной охо­те с не­пре­взой­ден­ны­ми ор­не­то­ло­ги­чес­ки­ми на­блю­де­ни­я­ми «De Arte venandi cum avibus» — «Ис­кус­ст­во охо­ты с пти­ца­ми» оста­ет­ся ан­то­ло­ги­ей, под­лин­ной ори­ен­то­ло­ги­чес­кой эн­цик­ло­пе­ди­ей, на ко­то­рой вос­пи­ты­ва­лись мно­гие по­ко­ле­ния со­коль­ни­ков.

Вто­рым ве­ли­ким ца­рем-со­коль­ни­ком был Алек­сей Ми­хай­ло­вич Ро­ма­нов «Ти­шай­ший», отец Пет­ра І. Алек­сей Ми­хай­ло­вич пра­вил как на­бож­ный пе­дан­тич­ный но­си­тель тра­ди­ций, од­на­ко пер­вые ма­ну­фак­ту­ры на Ру­си по­яви­лись имен­но при нем. Ис­тин­ной страстью ца­ря на про­тя­же­нии всей его жиз­ни оста­ва­лась «птичья по­те­ха», ко­то­рой он пре­да­вал­ся, по сви­де­тельст­вам со­вре­мен­ни­ков, час­то в ущерб го­су­дар­ст­вен­ным де­лам.

И у нас, в Ка­зах­ста­не, тра­ди­ции со­ко­ли­ной охо­ты чти­лись из­дав­на. Не­ма­ло здесь и мест, хра­ня­щих в сво­их на­зва­ни­ях па­мять об ис­то­ри­чес­ких со­бы­ти­ях, свя­зан­ных с цар­ской охо­той.

В на­ши дни со­ко­ли­ная охо­та во всем ми­ре пе­ре­жи­ва­ет пе­ри­од воз­рож­де­ния. В свя­зи с ее боль­шей эко­ло­гич­ностью по срав­не­нию с ру­жей­ной охо­той и не­срав­ни­мо мень­шим ущер­бом, на­но­си­мым при­ро­де, со­ко­ли­ная охо­та на­хо­дит все боль­ше сто­рон­ни­ков в на­шем ин­дуст­ри­аль­ном об­щест­ве.



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.