Отношение Российского Самодержавия к мусульманским народам Империи

От­но­ше­ния Рос­сий­ской им­пе­рии с ми­ром ис­ла­ма име­ют дли­тель­ную и да­ле­ко не прос­тую ис­то­рию. В еди­ной и не­раз­дель­ной со­во­куп­нос­ти со­че­та­лись в ней эко­но­ми­чес­кие и гео­по­ли­ти­чес­кие ин­те­ре­сы, по­треб­нос­ти и про­бле­мы внут­рен­ней и внеш­ней по­ли­ти­ки Рос­сии. Ло­ги­ка раз­ви­тия, до­ми­ни­ро­вав­шая в рус­ской по­ли­ти­ке XVI-XIX вв., при­ве­ла к то­му, что рез­кое рас­ши­ре­ние гра­ниц стра­ны на юг и на вос­ток вве­ло в её со­став зна­чи­тель­ные тер­ри­то­рии с об­шир­ным му­суль­ман­ским на­се­ле­ни­ем (По­волжье, Крым, Кав­каз, Сред­няя Азия и Ка­зах­стан). К кон­цу XIX в 14-мил­ли­он­ная му­суль­ман­ская об­щи­на сде­ла­лась вто­рой по чис­лен­нос­ти, пос­ле но­си­те­лей пра­во­сла­вия, ве­ро­ис­по­вед­ной груп­пой на­се­ле­ния Рос­сий­ской им­пе­рии. Зна­че­ние «ис­лам­ско­го фак­то­ра» в жиз­ни стра­ны в это вре­мя осо­бен­но воз­рос­ло в свя­зи с тем, что по­дав­ля­ю­щая мас­са тюр­ко­языч­но­го на­се­ле­ния Рос­сии (бо­лее 12 мил­ли­о­нов му­суль­ман) по­ня­тия «на­цио­наль­ное» и «ре­ли­ги­оз­ное» вос­при­ни­ма­ло, по сло­вам ака­де­ми­ка В.В. Бар­толь­да, «тож­дест­вен­но», то есть иден­тич­но.

Ди­нас­тия Ро­ма­но­вых яв­ля­лась дер­жа­вой, и она офи­ци­аль­но (толь­ко де-юре, а не де-фа­кто) при­зна­ва­ла ис­лам как ве­ру в Бо­га мил­ли­о­нов сво­их под­дан­ных. По­дав­ля­ю­щее чис­ло цар­ских чи­нов­ни­ков, как это свойст­вен­но для лю­бой бю­ро­кра­ти­чес­кой струк­ту­ры, бы­ли преж­де все­го праг­ма­ти­ка­ми. Они, как пра­ви­ло, со­зна­ва­ли, что ко­ли­чест­вен­но и ка­чест­вен­но воз­рас­та­ю­щая мас­са при­вер­жен­цев ис­ла­ма со­хра­ни­ла и бу­дет со­хра­нять впредь свой ша­ри­ат, и из­ме­нить что-ли­бо в этом на­прав­ле­нии «ослаб­ле­ния ис­ла­ма» прак­ти­чес­ки не­воз­мож­но, хо­тя по­пыт­ки по­до­рвать вли­я­ние ис­ла­ма внут­ри им­пе­рии не пре­кра­ща­лись рус­ски­ми вплоть до ре­во­лю­ции 1917 го­да, где она пе­ре­да­ла свою эс­та­фе­ту пре­сле­до­ва­ния ис­ла­ма ры­ца­рям крас­но­го тер­ро­ра. Наибо­лее тол­ко­вые цар­ские чи­нов­ни­ки и офи­це­ры, ча­ще все­го жан­дар­мы, со­зна­ва­ли, что дейст­во­вать по от­но­ше­нию к ис­ла­му на­до край­не «ос­то­рож­но» и «де­ли­кат­но», а луч­ше все­го – во­об­ще его «не тро­гать».

Но, как го­во­рит­ся, в семье не без уро­да. На­хо­ди­лись це­лые груп­пы чи­нов­ни­ков (осо­бен­но цер­ков­ных), ко­то­рые спра­вед­ли­во ви­де­ли в ис­ла­ме глав­но­го кон­ку­рен­та в борь­бе за сфе­ру ду­хов­но­го вли­я­ния и пы­та­лись все­ми си­ла­ми оста­но­вить ис­лам­ский при­зыв. В дан­ной статье, мы хо­те­ли бы вы­ста­вить на суд чи­та­те­ля слу­жеб­ную за­пис­ку ди­рек­то­ра Де­пар­та­мен­та ду­хов­ных дел ино­стран­ных ис­по­ве­да­ний МВД гра­фа Э.К. Си­вер­са ка­зан­ско­му мит­ро­по­ли­ту Ан­то­нию (1876), ко­то­рая услов­но на­зы­ва­ет­ся «Для про­ти­во­дейст­вия му­суль­ман­ской про­па­ган­де не­об­хо­ди­мы энер­ги­чес­кие ад­ми­нист­ра­тив­ные ме­роп­ри­я­тия». На­зва­ния пись­ма го­во­рит са­мо за се­бя. Мы же пе­ред пуб­ли­ка­ци­ей это­го ис­то­ри­чес­ко­го до­ку­мен­та по­пы­та­ем­ся рас­крыть ре­ли­ги­оз­но-по­ли­ти­чес­кую об­ста­нов­ку то­го вре­ме­ни ка­са­е­мо на­шей те­мы.

По оцен­ке пер­вой Все­об­щей пе­ре­пи­си 1897 г. в стра­не про­жи­ва­ло око­ло 14 мил­ли­о­нов при­вер­жен­цев ис­ла­ма. По­ли­ти­ка им­пер­ских влас­тей по от­но­ше­нию к дан­ной час­ти «ино­вер­ных» под­дан­ных бы­ла до­ста­точ­но не­од­но­знач­ной. Так, в прав­ле­ние Ека­те­ри­ны II бе­рёт на­ча­ло курс ве­ро­тер­пи­мос­ти, про­воз­гла­шен­ный в Ука­зе 1773 г. и под­тверж­дён­ный в Ма­ни­фес­те 1783 г. о при­со­еди­не­нии Кры­ма к Рос­сии, где ца­ри­ца обе­ща­ла бе­реж­но охра­нять «при­род­ную ве­ру» и «за­кон­ные об­ря­ды» му­суль­ман Тав­ри­ды. Стре­мясь уста­но­вить кон­троль над ду­хов­ной жизнью рос­сий­ских му­суль­ман, цар­ские ад­ми­нист­ра­то­ры ста­ли со­зда­вать спе­ци­аль­ные Ду­хов­ные прав­ле­ния: в 1788 г. бы­ло об­ра­зо­ва­но Орен­бург­ское ма­го­ме­тан­ское ду­хов­ное со­бра­ние, в 1794-1833 гг. Тав­ри­чес­кое ма­го­ме­тан­ское ду­хов­ное прав­ле­ние, в 1872 г. Ду­хов­ные прав­ле­ния му­суль­ман За­кав­казья. Ор­га­ни­за­ция ду­хов­ной жиз­ни му­суль­ман Се­вер­но­го Кав­ка­за, Степ­но­го края (со­вр. Ка­зах­стан) и Тур­кес­та­на но­си­ла де­цент­ра­ли­зо­ван­ный ха­рак­тер, ка­ких-ли­бо спе­ци­аль­ных ис­лам­ских управ­лен­чес­ких ин­сти­ту­тов вплоть до 1917 го­да так уч­реж­де­но и не бы­ло. Об­щий над­зор и кон­троль над ду­хов­ной жизнью му­суль­ман осу­щест­влял Де­пар­та­мент ду­хов­ных дел ино­стран­ных ис­по­ве­да­ний МВД (1810-1917 гг.). Его де­я­тель­ность опре­де­ля­лось глав­ной по­ли­ти­чес­кой за­да­чей им­пер­ской ад­ми­нист­ра­ции – «сдер­жи­вать ис­лам».

В этих усло­ви­ях во вто­рой по­ло­ви­не XIX ве­ка Рус­ская пра­во­слав­ная цер­ковь (да­лее РПЦ) рез­ко ак­ти­ви­зи­ро­ва­ла по­ли­ти­ку пра­во­слав­но­го мис­сио­нер­ст­ва в от­но­ше­нии «ино­вер­цев» Рос­сии. Осо­бен­но ост­ро этот во­прос сто­ял в По­волжье, где ис­лам и пра­во­сла­вие на­пря­мую со­при­ка­са­лись уже не од­но сто­ле­тие. Мис­сио­нер­ская де­я­тель­ность в этом крае с точ­ки зре­ния Свя­тей­ше­го Си­но­да бы­ла на­сущ­ной не­об­хо­ди­мостью; с 1860-х го­дов в сре­де при­няв­ших пра­во­сла­вие та­тар на­ча­лось дви­же­ние за воз­врат в ис­лам, что ес­тест­вен­но вы­зы­ва­ло тре­во­гу РПЦ. Осо­бен­ное бес­по­койст­во дан­ны­ми об­сто­я­тельст­ва­ми про­яв­лял ка­зан­ский мит­ро­по­лит Ан­то­ний. Сил са­мой Церк­ви не хва­та­ло для ра­бо­ты в этом на­прав­ле­нии, по­это­му она ре­гу­ляр­но ис­ка­ла се­бе под­держ­ки со сто­ро­ны свет­ских го­су­дар­ст­вен­ных струк­тур.

Пуб­ли­ку­е­мый ни­же до­ку­мент – от­вет­ное пись­мо гра­фа Си­вер­са мит­ро­по­ли­ту Ан­то­нию, ко­то­рый жа­ло­вал­ся ра­нее на без­дейст­вие им­пер­ско­го пра­ви­тельст­ва в де­ле ис­ко­ре­не­ния ис­лам­ско­го при­зы­ва – от­ра­зил слож­ный путь по­ис­ка им­пер­ски­ми ад­ми­нист­ра­то­ра­ми гра­ни­цы меж­ду ре­ли­ги­оз­ной и тес­но свя­зан­ной с ней на­цио­наль­ной по­ли­ти­кой. В пись­ме (со­кра­щен­ный на­ми ва­ри­ант), вос­про­из­во­ди­мом по ру­ко­пис­ной ко­пии, хра­ня­щей­ся в Рос­сий­ском го­су­дар­ст­вен­ном ис­то­ри­чес­ком ар­хи­ве в фон­де 821 «Де­пар­та­мент ду­хов­ных дел ино­стран­ных ис­по­ве­да­ний МВД», со­блю­де­ны по воз­мож­нос­ти осо­бен­нос­ти его ор­фо­гра­фии и син­так­си­са. Ис­ход­ные дан­ные пись­ма: РГИА. Ф. 821. Оп. 8. Д. 594. Л. 177-184 об.

Управ­ля­ю­щий Де­пар­та­мен­том Ду­хов­ных Дел Ино­стран­ных Ис­по­ве­да­ний
Его Прео­свя­щенст­ву Ар­хи­епи­ско­пу Ан­то­нию
15 ян­ва­ря 1876 г.

Ва­ше Прео­свя­щенст­во, Ми­лос­ти­вый Вла­ды­ко

…Рас­прост­ра­не­ние жи­вотвор­ных ис­тин хрис­ти­анст­ва в сре­де на­се­ле­ния, пре­бы­ва­ю­ще­го в му­суль­манст­ве, в ви­дах его про­све­ще­ния и нравст­вен­но­го пре­ус­пе­я­ния не мо­жет не вну­шать пол­но­го со­чувст­вия и са­мо­го жи­во­го учас­тия.

Со­чувст­вие это­му свя­то­му де­лу, ко­е­му Ва­ше Прео­свя­щенст­во по­свя­ща­ет столь­ко тру­да и за­бот, и моё глу­бо­кое ува­же­ние к осо­бе Ва­шей по­буж­да­ют ме­ня со­об­щить Ва­ше­му Прео­свя­щенст­ву не­ко­то­рые со­о­бра­же­ния по се­му пред­ме­ту.

Я прой­ду мол­ча­ни­ем те при­скорб­ные об­сто­я­тельст­ва, вследст­вие ко­то­рых кре­ще­ные та­та­ры пос­ле мно­го­лет­не­го, иног­да в те­че­ние не­сколь­ких по­ко­ле­ний, пре­бы­ва­ния в ло­не Пра­во­слав­ной Церк­ви по­ки­да­ют её и воз­вра­ща­ют­ся в му­суль­манст­во, но я не мо­гу не об­ра­тить бла­го­склон­но­го вни­ма­ния Ва­ше­го Прео­свя­щенст­ва на то, что ед­ва ли Пра­ви­тельст­во за­слу­жи­ва­ет упрёка в рав­но­ду­шии к по­ло­же­нию Пра­во­слав­ной Церк­ви или в не­до­стат­ке ад­ми­нист­ра­тив­ных мер к ограж­де­нию её ин­те­ре­сов от­но­си­тель­но со­вра­тив­ших­ся от Пра­во­сла­вия та­тар. Был при­ни­ма­ем, как Вам из­вест­но, це­лый ряд ка­ра­тель­ных мер, не­за­ви­си­мо от пре­сле­до­ва­ния ви­нов­ных в со­вра­ще­нии и в от­па­де­нии от Пра­во­сла­вия су­деб­ным по­ряд­ком и при­суж­де­ния их к вы­сыл­ке в Си­бирь на ка­тор­ж­ные ра­бо­ты, к тю­рем­но­му за­клю­че­нию, к ото­бра­нию де­тей и дру­гим бо­лее или ме­нее тяж­ким на­ка­за­ни­ям, ад­ми­нист­ра­тив­ным по­ряд­ком со­вра­тив­ших­ся вы­се­ля­ли мас­са­ми, лиц же об­ви­ня­ю­щих­ся в под­стре­ка­тельст­ве вы­сы­ла­ли в Ту­ру­хан­ский край, при этом пред­на­зна­чав­ши­е­ся к вы­сыл­ке по Ка­зан­ской гу­бер­нии 4 (чел.) вы­сы­ла­лись по­сте­пен­но, да­вая каж­до­му слу­чаю воз­мож­но боль­шую оглас­ку, и по­сту­пав­шие от вы­слан­ных хо­да­тайст­ва о воз­вра­ще­нии на ро­ди­ну по­сто­ян­но остав­ля­лись и оста­ют­ся до сих пор без по­следст­вий; но все эти ме­роп­ри­я­тия ещё раз под­твер­ди­ли ту ис­ти­ну, что они ре­ли­ги­оз­но­го ве­ро­ва­ния ни со­здать ни ис­ко­ре­нить не мо­гут. Не­смот­ря, од­на­ко ж, на ма­ло­ус­пеш­ность этих мер, МВД, усмат­ри­вая из по­сту­пав­ших на рас­смот­ре­ние его су­деб­ных при­го­во­ров, что от­па­де­ние кре­ще­ных та­тар в ма­го­ме­танст­во в од­но и то же вре­мя и поч­ти в от­но­ше­нии од­них и тех же лиц пре­сле­ду­ет­ся дво­я­ким пу­тём: ад­ми­нист­ра­тив­но-ре­прес­сив­ны­ми ме­ра­ми и су­деб­ным по­ряд­ком, вви­ду за­яв­ле­ния мест­ных влас­тей.

…Что ка­са­ет­ся без­ус­пеш­нос­ти про­по­ве­ди и уве­ща­ний мис­сио­не­ров от­но­си­тель­но со­вра­щен­ных, я по­зво­лю се­бе ду­мать, что ад­ми­нист­ра­тив­ные ме­ры в дан­ном слу­чае ма­ло при­ме­ни­мы; они по­вре­ди­ли бы толь­ко от­но­ше­ни­ям мис­сио­нер­ст­ва к на­се­ле­нию и ещё бо­лее осла­би­ли бы дейст­вие про­по­ве­ди на ре­ли­ги­оз­ное чувст­во…

По­ру­чая се­бя мо­лит­вам Ва­ше­го Прео­свя­щенст­ва, имею честь быть

Ва­шим, Ми­лос­ти­вый Вла­ды­ко, по­кор­ней­шим слу­гою граф Э. Си­верс

comments powered by HyperComments