Образ Салахаддина в средневековой христианской литературе

Салахаддин

Образ Салахаддина – легендарный и героический образ у всех мусульманских народов мира. О жизни этого знаменитого полководца до сих пор снимаются фильмы и пишутся книги. Современная наука также не обходит своим вниманием деяния героя-освободителя.

Но, мало кто знает, что образ Салахаддина (европ. Саладин) был не менее популярен в средневековой христианской литературе. Личные качества Салахаддина, его веротерпимость, великодушие, военные таланты вызывали восхищение у европейцев. В сознании средневекового европейца витал романтический образ мусульманского героя. Происходили попытки сделать Саладина «своим» человеком. В литературных сочинениях, особенно старофранцузском эпосе, ему приписывали благородное происхождение (даже возникла легенда, согласно которой он происходил из знатного рода графов Понтье и был христианином). Средневековая литература сохранила множество экзотических легенд, связанных с его образом. В старофранцузском эпосе повествуется о путешествиях, которые он совершал в Европе. В Италии и Франции он встречается с коронованными особами. В Камбрэ он участвует в рыцарском турнире, во время которого побеждает Ричарда Львиное Сердце. Конечно – это все плод воображения средневековых писателей, но, в то же время, прямой показатель популярности Салахаддина среди христиан.

Однако, несмотря на популярность Салахаддина среди христиан, они его сильно боялись. Так, например, хронист Гийом Тирский называет Салахаддина «страшнейшим врагом нашим» («hostis noster immanissimus»). Известно письмо папы Люция III, в котором он называет Салахаддина «страшнейшим преследователем имени святого» («sancti nominis immanissimus persecutor»), который «растревожил самые низкие силы с целью добиться гибели верного народа». При этом Гийом Тирский высоко оценивает военные и прагматические качества мусульманского вождя – «дельный воин» («armis strenuus»), «муж деятельный, предприимчиво действующий во всех делах» («vir impiger, et per omnia strenuum agens principem»). Упоминается такое качество Салахаддина как «щедрость» («liberalitas»), что, по моральным критериям хронистов, является в высшей степени хвалебной и положительной характеристикой.

Учитывая, какие громадные неприятности он принес крестоносцам, в духе библейской традиции епископ Акры Жак Витрийский называет Салахаддина «бичом Божьим» («flagellum Dei»). В то же время епископ признавая положительные качества героя называет его «человек строгого ума, испытанный в сражениях» («vir acris ingenii, armis strenuus»).   

По материалам: С.И. Лучицкая. Образ Другого (мусульмане в хрониках крестовых походов). СПб., «Алетейя», 2001 г.

comments powered by HyperComments