Образ ислама и мусульман в средневековой христианской литературе

Сред­не­ве­ко­вая хрис­ти­ан­ская цер­ковь в сво­ей борь­бе с ис­ла­мом за сак­раль­ное прост­ранст­во ак­тив­но раз­ра­ба­ты­ва­ло об­раз вра­га по­средст­вом воз­ве­де­ния кле­ве­ты на ис­лам, про­ро­ка Му­хам­ма­да и му­суль­ман­скую об­щи­ну. Ан­ти­му­суль­ман­ская сред­не­ве­ко­вая хрис­ти­ан­ская ли­те­ра­ту­ра бы­ла идео­ло­ги­чес­ким за­ка­зом ка­то­ли­чес­кой церк­ви, ко­то­рая ви­де­ла в ис­ла­ме глав­но­го кон­ку­рен­та в борь­бе за че­ло­ве­чес­кие ду­ши.

В сво­их со­чи­не­ни­ях цер­ков­ные пи­са­те­ли тща­тель­но со­зда­ва­ли миф об ис­ла­ме как ре­ли­гии на­си­лия. Они ко­ди­ро­ва­ли со­зна­ние сво­их чи­та­те­лей: «ис­лам – ре­ли­гия на­си­лия».

Сред­не­ве­ко­вые хрис­ти­ан­ские ли­те­ра­то­ры, ис­поль­зуя раз­лич­ные линг­вис­ти­чес­кие средст­ва, пред­став­ля­ли сред­не­ве­ко­во­му чи­та­те­лю об­раз му­суль­ман. Му­суль­ман на­зы­ва­ют «вра­ги Гос­по­да» («inimici Domini»), «спут­ни­ка­ми дья­во­ла» («satellites Diaboli»). Се­бя же они про­ти­во­пос­тав­ля­ют му­суль­ма­нам как «на­род Бо­жий» («populus Dei»). Мир они ви­дят в двух­мер­ном из­ме­ре­нии: си­лы Зла – му­суль­ма­не, си­лы Добра – хрис­ти­а­не. Меж­ду тем, со­вре­мен­ные за­пад­ные ис­сле­до­ва­те­ли [Hill R., Munro D.C., Flori J.] до­ка­зы­ва­ют, что имен­но не­ве­жест­во хрис­ти­ан по­ро­ди­ло ис­ка­жен­ные пред­став­ле­ния об ис­ла­ме.

Со­вре­мен­ный рос­сий­ский ис­сле­до­ва­тель С.И. Лу­чиц­кая пи­шет: «Ис­ка­же­ние об­ра­за ис­ла­ма – мо­но­те­ис­ти­чес­кой ре­ли­гии – про­яв­ля­ет­ся в том, что му­суль­ма­нам час­то при­пи­сы­ва­ет­ся мно­го­бо­жие». Они ста­ра­лись внед­рить в со­зна­ние хрис­ти­ан, что крес­то­вый по­ход – борь­ба ис­тин­ной ве­ры про­тив идо­ло­пок­лонст­ва. Лу­чиц­кая счи­та­ет, что на­ли­чие изо­бра­же­ний свя­тых, ста­туй, скульп­тур в хрис­ти­ан­ских хра­мах – мог­ло стать пред­по­сыл­кой имен­но та­ко­го вос­при­я­тия ис­ла­ма.

О том, что оби­лие ста­туй в хрис­ти­ан­ских церк­вах гра­ни­чи­ло с идо­ло­пок­лонст­вом, от­да­ва­ли се­бе от­чет да­же от­цы Церк­ви. Бер­нар Ан­жер­ский, ав­тор "Кни­ги чу­дес Фи­ды Конк­ской", пу­те­шест­вуя в 1020 г. по Овер­ни, по­всю­ду за­ме­чал укра­шен­ные дра­го­цен­нос­тя­ми зо­ло­тые ста­туи и срав­ни­вал их с язы­чес­ки­ми идо­ла­ми». Ан­глий­ский ис­сле­до­ва­тель М. Ка­милл (Camille M.) в сво­ей кни­ге «Го­ти­чес­кий идол» («The Gotic Idol») до­ка­зы­ва­ет, что хрис­ти­а­не, опа­са­ясь об­ви­не­ний в идо­ло­пок­лонст­ве, про­еци­ро­ва­ли эти при­су­щие язы­чест­ву чер­ты куль­та на му­суль­ман, что под­тверж­да­ет­ся ис­сле­до­ва­ни­я­ми С.И. Лу­чиц­кой, в ко­то­рых она убе­ди­тель­но до­ка­зы­ва­ет, что в ис­ла­ме не бы­ло идо­ло­пок­лонст­ва. Го­во­ря про­с­тым язы­ком, по­пыт­ки при­пи­сать ис­ла­му по­кло­не­ние идо­лам – не что иное, как зер­каль­ное от­ра­же­ние хрис­ти­ан­ско­го куль­та.

Спра­вед­ли­вос­ти ра­ди, нуж­но от­ме­тить, что иног­да у сред­не­ве­ко­вых хрис­ти­ан­ских пи­са­те­лей встре­ча­ют­ся стро­ки (прав­да не­мно­го­чис­лен­ные) с по­зи­тив­ной оцен­кой му­суль­ман. На­при­мер, хро­нист Аль­берт Аа­хен­ский (Alberti Aquensis) рас­ска­зы­ва­ет, что во вре­мя оса­ды Иеру­са­ли­ма крес­то­нос­цы за­хва­ти­ли в плен му­суль­ма­ни­на – «ум­но­го, знат­но­го и сме­ло­го» («prudens, nobilis et strennuus»). Он про­из­вел на хрис­ти­ан боль­шое впе­чат­ле­ние, они рас­спра­ши­ва­ли его о жиз­ни и пред­ла­га­ли об­ра­тить­ся в хрис­ти­анст­во. Но он ре­ши­тель­но от­ка­зал­ся пе­рей­ти в дру­гую ве­ру, и ему от­ру­би­ли го­ло­ву пе­ред баш­ней Да­ви­да, что­бы по­се­ять страх сре­ди осаж­ден­ных.

По ма­те­ри­а­лам: Лу­чиц­кая С.Л. Об­раз Дру­го­го: му­суль­ма­не в хро­ни­ках крес­то­вых по­хо­дов: — СПб.: Але­тейя, 2001.

comments powered by HyperComments