Понедельник, Июнь 26


Гранада – последний эмират Андалусии

«О те, ко­то­рые жи­вут за мо­рем в спо­кой­ст­вии

и у ко­го на их ро­ди­не ве­ли­чие и власть!

Име­е­те ли вы вес­ти от жи­те­лей Ан­да­лу­сии…

Вче­ра они бы­ли ца­ря­ми в сво­их двор­цах,

а се­год­ня они ра­бы в стра­нах не­ве­рия»

по­эт Са­лих ар-Рон­ди (ум. 1285 г.)

 

Как из­вест­но из ис­то­рии сред­них ве­ков, омей­яд­ский пол­ко­во­дец Му­са ибн Ну­сайр от­пра­вил од­но­го из сво­их во­ена­чаль­ни­ков Та­ри­ка ибн Зий­я­да в Ис­па­нию. Ко­ман­дир не­боль­шо­го от­ря­да му­суль­ман Та­рик су­мел за три го­да (711-714) за­во­е­вать поч­ти весь Пи­ре­ней­ский по­лу­ост­ров; толь­ко на се­ве­ре, в го­рах Ас­ту­рии, ко­рен­но­му на­се­ле­нию уда­лось со­хра­нить свою не­за­ви­си­мость и там об­ра­зо­ва­лось не­боль­шое вест­гот­ское ко­ро­лев­ст­во.

По­бе­да му­суль­ман бы­ла блес­тя­щей: на­сто­я­щий блиц­криг! Кс­та­ти, имя Та­ри­ка ибн Зий­я­да уве­ко­ве­че­но в на­зва­нии Гиб­рал­тар: Джа­баль Та­рик – «Го­ра Та­ри­ка».

В 756 го­ду, пос­ле не­сколь­ких де­ся­ти­ле­тий пле­мен­ных меж­до­усо­биц и бер­бер­ских вос­ста­ний, на тер­ри­то­рии араб­ской Ис­па­нии об­ра­зо­вал­ся фак­ти­чес­ки не­за­ви­си­мый от баг­дад­ских пра­ви­те­лей Аб­ба­си­дов эми­рат со сто­ли­цей в Кор­до­ве. Эми­рат воз­гла­вил омей­яд­ский принц – Абд ар-Рах­ман При­ше­лец, ко­то­ро­му уда­лось бе­жать в Ма­рок­ко в пле­мя сво­ей ма­те­ри бер­бер­ки, а за­тем с от­ря­дом си­рий­ских сто­рон­ни­ков омей­яд­ской ди­нас­тии пе­ре­пра­вить­ся в Ис­па­нию и без осо­бо­го тру­да ее по­ко­рить.

По­ли­ти­чес­кий и куль­тур­ный рас­свет Кор­дов­ско­го го­су­дар­ст­ва в Ан­да­лу­сии (как име­но­ва­ли ара­бы на­хо­див­шу­ю­ся под их кон­тро­лем часть Ис­па­нии) па­да­ет на пе­ри­од с се­ре­ди­ны VIII  до кон­ца Х ве­ка. Од­на­ко уже в это вре­мя пра­ви­те­ли об­ра­зо­вав­ших­ся на се­ве­ре Ис­па­нии хрис­ти­ан­ских ко­ро­левств Лео­на и На­вар­ры на­чи­на­ют рас­ши­рять свои вла­де­ния за счет за­во­е­ван­ных ара­ба­ми тер­ри­то­рий. Их про­дви­же­нию на юг спо­соб­ст­ву­ют  рас­при в сре­де за­во­е­ва­те­лей и по­сто­ян­ные столк­но­ве­ния меж­ду ара­ба­ми и бер­бе­ра­ми. В ре­зуль­та­те ин­триг со сто­ро­ны вра­гов Ан­да­лу­сии, мо­гу­щест­во ара­бов ослаб­ля­ет­ся так­же вос­ста­ни­я­ми ис­ла­ми­зи­ро­ван­но­го на­се­ле­ния Ис­па­нии (му­вал­ла­ды) и хрис­ти­ан, про­жи­вав­ших в араб­ских про­вин­ци­ях. Ко­нец хрис­ти­ан­ским рей­дам на юг по­ло­жил Абд ар-Рах­ман III (912-961), объ­еди­нив­ший под сво­ей властью поч­ти все ис­ла­ми­зи­ро­ван­ные об­лас­ти Ис­па­нии и су­мев­ший сде­лать ко­ро­ля Лео­на, ко­ро­ле­ву На­вар­ры и гра­фов Кас­ти­лии и Бар­се­ло­ны сво­и­ми вас­са­ла­ми и дан­ни­ка­ми. В 929 г. Абд ар-Рах­ман III при­нял ти­тул ха­ли­фа (гла­вы пра­во­вер­ных), за­кре­пив этим ак­том свою не­за­ви­си­мость от баг­дад­ских Аб­ба­си­дов.

В кон­це Х в. при зна­ме­ни­том хад­жи­бе (ве­зи­ре) аль-Ман­су­ре, или Аль­ман­зо­ре (978-1002), су­мев­шим в ре­зуль­та­те во­ен­ных по­хо­дов пол­ностью по­ко­рить Ле­он, Кас­ти­лию и Бар­се­ло­ну, фак­ти­чес­ки объ­еди­нив под властью ара­бов всю Ис­па­нию, мо­гу­щест­во Кор­дов­ско­го ха­ли­фа­та до­сти­га­ет сво­е­го апо­гея.

Од­на­ко пос­ле смер­ти аль-Ман­су­ра Ан­да­лу­сия со­хра­ня­ет свою це­лост­ность срав­ни­тель­но не­дол­го. Сму­ты и пле­мен­ной пар­ти­ку­ля­ризм, уси­ле­ние про­вин­ци­аль­ных пра­ви­те­лей, сос­ре­до­то­чив­ших в сво­их ру­ках круп­ные зе­мель­ные вла­де­ния и по­ли­ти­чес­кую власть, при­во­дят спер­ва к ослаб­ле­нию Кор­дов­ско­го ха­ли­фа­та, а за­тем и к рас­па­ду еди­ной Ан­да­лу­сии на мно­жест­во кня­жеств. Сла­бым му­суль­ман­ским кня­жест­вам ста­но­вит­ся все труд­нее про­ти­во­сто­ять на­тис­ку хрис­ти­ан­ских го­су­дарств, ко­то­рые не толь­ко пе­ре­ста­ют пла­тить дань ха­ли­фу, но по­сте­пен­но бе­рут ре­ванш: ко­роль Лео­на и Кас­ти­лии Аль­фонс VI, силь­ней­ший сре­ди хрис­ти­ан­ских го­су­да­рей, под­чи­ня­ет се­бе пра­ви­те­лей Ба­да­хо­са, То­ле­до, Са­ра­го­сы и да­же да­ле­кой Кас­ти­лии и за­став­ля­ет их пла­тить ему дань. Тог­да обес­по­ко­ен­ный мощ­ным на­тис­ком с се­ве­ра, эмир Се­вильи аль-Му­та­мид об­ра­ща­ет­ся за по­мощью к гла­ве бер­бер­ско­го го­су­дар­ст­ва Аль­мо­ра­ви­дов в Се­вер­ной Аф­ри­ке Йу­су­фу ибн Таш­фи­ну, ко­то­ро­му уда­ет­ся час­тич­но от­бро­сить хрис­ти­ан, но при  этом он сам за­хва­ты­ва­ет поч­ти все вла­де­ния му­суль­ман­ских кня­зей в юж­ной и вос­точ­ной час­тях Ис­па­нии.

По­бе­да мав­ров за­ста­ви­ла хрис­ти­ан­ские кня­жест­ва объ­еди­нить свои уси­лия, и в пер­вые де­ся­ти­ле­тия ХII в. пра­ви­те­ли Ара­го­на и Кас­ти­лии, вос­поль­зо­вав­шись раз­до­ра­ми в сре­де бер­бер­ских во­ена­чаль­ни­ков, со­вер­ши­ли не­сколь­ко удач­ных по­хо­дов на юг. Тем вре­ме­нем жи­те­ли Ан­да­лу­сии, как хрис­ти­а­не, так и му­суль­ма­не, не­до­воль­ные при­ста­ва­ни­я­ми со сто­ро­ны аф­ри­кан­ских при­шель­цев, под­ни­ма­ют­ся на борь­бу с ни­ми в ре­зуль­та­те че­го к се­ре­ди­не ХII ве­ка Аль­мо­ра­ви­ды из­го­ня­ют­ся и власть сно­ва пе­ре­хо­дит в ру­ки мест­ных удель­ных эми­ров.

Во вто­рой по­ло­ви­не ХII ве­ка Ан­да­лу­сия вновь под­вер­га­ет­ся бер­бер­ско­му на­шест­вию. Но хо­тя на этот раз се­ве­ро­аф­ри­кан­ские за­во­е­ва­те­ли Аль­мо­ха­ды отво­е­ва­ли ряд тер­ри­то­рий в Ис­па­нии и на­нес­ли ко­ро­лям Кас­ти­лии и Лео­на ряд по­ра­же­ний, ос­та­но­вить Ре­кон­кис­ту (так ис­пан­цы на­зы­ва­ли об­рат­ное за­во­е­ва­ние Ис­па­нии) они уже не мог­ли. В 1212 го­ду объ­еди­нен­ное вой­ско Кас­ти­лии, Ара­го­на и Лео­на и На­вар­ры одер­жа­ло ре­ша­ю­щую по­бе­ду над Аль­мо­ха­да­ми при Лас На­вас де То­ло­се. В 1236 го­ду пос­ле 520 лет му­суль­ман­ско­го вла­ды­чест­ва па­ла Кор­до­ва, в 1238 го­ду – Ва­лен­сия, а в 1248 го­ду – Се­вилья.

Од­на­ко и пос­ле по­ра­же­ния Аль­мо­ха­дов еще два с по­ло­ви­ной ве­ка му­суль­ма­не про­дол­жа­ли удер­жи­вать на юге Ис­па­нии не­сколь­ко об­лас­тей, объ­еди­нен­ных в Гра­над­ский эми­рат. Во гла­ве Гра­на­ды стал Му­хам­мад ибн Йу­суф из пле­ме­ни наср, про­воз­гл­сив­ший се­бя в 1232 го­ду сул­та­ном. Ему уда­лось со­хра­нить для Гра­на­ды от­но­си­тель­ную не­за­ви­си­мость. Лов­кую по­ли­ти­ку ве­ли и его пре­ем­ни­ки, ко­то­рые, ис­поль­зуя рас­при в ла­ге­ре хрис­ти­ан и пе­ри­о­ди­чес­ки об­ра­ща­ясь за по­мощью к се­ве­ро­аф­ри­кан­ским пра­ви­те­лям в Фе­се, умуд­ря­лись удер­жи­вать свои вла­де­ния. Это­му бла­гоп­ри­ят­ст­во­ва­ло и гео­гра­фи­чес­кое по­ло­же­ние Гра­на­ды – го­ри­с­тый рель­еф со­зда­вал для эми­ра­та во­ен­но-стра­те­ги­чес­кое пре­иму­щест­во. В из­вест­ной ме­ре судь­ба Гра­на­ды пе­ред ли­цом хрис­ти­ан­ско­го про­дви­же­ния на юг на­по­ми­на­ла судь­бу Се­ве­ро-За­пад­ной Ис­па­нии пе­ри­о­да араб­ских за­во­е­ва­ний, ког­да в го­рах Ас­ту­рии со­хра­ня­лось не­боль­шое хрис­ти­ан­ское ко­ро­лев­ст­во.

Гра­над­ский эми­рат был бо­га­тей­шей об­ластью Ис­па­нии. Ши­ро­кие пло­до­род­ные до­ли­ны щед­ро оро­ша­лись быст­ры­ми ре­ка­ми, те­ку­щи­ми с по­кры­тых веч­ны­ми сне­га­ми вер­шин Сь­ер­ры-Не­ва­ды, го­ры изо­би­ло­ва­ли дра­го­цен­ны­ми ме­тал­ла­ми, а их скло­ны бы­ли по­кры­ты туч­ны­ми паст­би­ща­ми. Про­цве­та­нию это­го края спо­соб­ст­во­вал и пре­крас­ный кли­мат – зной юж­но­го солн­ца смяг­чал­ся бли­зостью гор, а оби­лие вла­ги по­зво­ля­ло жи­те­лям раз­во­дить ли­мон­ные и апель­си­но­вые са­ды. Со всей Ис­па­нии в Гра­на­ду и в дру­гие го­ро­да эми­ра­та пе­ре­би­ра­лись му­суль­ман­ские ре­мес­лен­ни­ки, не по­же­лав­шие жить под властью хрис­ти­ан­ских пра­ви­те­лей. Тон­кие тка­ни, рос­кош­ные одеж­ды, до­ро­гое ору­жие и из­де­лия ху­до­жест­вен­ных ре­ме­сел Гра­на­ды сла­ви­лись да­ле­ко за пре­де­ла­ми Ис­па­нии. В за­щи­щен­ных от не­по­го­ды га­ва­нях Сре­ди­зем­но­мор­ско­го по­бе­режья шла ожив­лен­ная тор­гов­ля, и мно­го­чис­лен­ные ко­раб­ли раз­во­зи­ли от­сю­да то­ва­ры во все стра­ны све­та.

Сте­кав­ши­е­ся в Гра­на­ду в ре­зуль­та­те ши­ро­кой тор­гов­ли  до­хо­ды да­ва­ли мест­ной арис­то­кра­тии воз­мож­ность жить в усло­ви­ях изыс­кан­ной рос­ко­ши, воз­во­дить за­ме­ча­тель­ные двор­цы,  со­ору­жать пар­ки, в ко­то­рых, как пи­са­ли гра­над­ские по­эты, из­ли­ва­ли свое бла­го­уха­ние ро­зы, жас­мин, лавр, а по­сто­ян­но бью­щие фон­та­ны на­пол­ня­ли воз­дух све­жестью. Зна­ме­ни­тый по­эт и ис­то­рик по­след­них ве­ков Ан­да­лу­сии, ве­зир гра­над­ских Нас­ри­дов Ли­сан ад-дин Ибн аль-Ха­тиб (1313-1374) уве­ко­ве­чил кра­со­ту  Гра­на­ды в зна­ме­ни­том дву­сти­шии: «Окру­жен­ный цве­ту­щи­ми са­да­ми го­род по­хо­дит на пре­лест­ное ли­цо, по­кры­тое лег­ким пуш­ком. Про­те­ка­ю­щая че­рез не­го ре­ка с жи­во­пис­но пе­ре­ки­ну­тым че­рез нее мос­та­ми на­по­ми­на­ет за­пястье де­вуш­ки ох­ва­чен­ное брас­ле­та­ми».

Па­де­ние в кон­це ХV в. Гра­над­ско­го эми­ра­та, по­след­не­го опло­та ара­бо-му­суль­ман в Ис­па­нии – один из са­мых тра­ги­чес­ких эпи­зо­дов их вось­ми­сот­лет­ней ис­то­рии. По­сто­ян­ные меж­до­усо­би­цы в ла­ге­ре му­суль­ман и в про­ти­во­вес им кон­со­ли­да­ция хрис­ти­ан­ских го­су­дарств, за­вер­шив­ша­я­ся объ­еди­не­ни­ем Ара­го­на и Кас­ти­лии в ре­зуль­та­те бра­ка Фер­ди­нан­да II Ара­гон­ско­го и Иза­бел­лы Кас­тиль­ской, уско­ри­ли раз­вяз­ку. В 1482 г., ис­поль­зо­вав за­хват му­суль­ма­на­ми од­ной из хрис­ти­ан­ских кре­пос­тей как по­вод для вы­ступ­ле­ния, Фер­ди­нанд II на­чал вой­ну, ко­то­рая дли­лась 10 лет и за­кон­чи­лась в 1492 г. сда­чей Гра­на­ды по­след­ним эми­ром — Абу Аб­дал­ла­хом (Бо­аб­ди­лом). С это­го вре­ме­ни вся Ис­па­ния ока­за­лась в ру­ках хрис­ти­ан, а по­дав­ля­ю­щая часть му­суль­ман по­сте­пен­но пе­ре­се­ли­лась в Се­вер­ную Аф­ри­ку. Пре­да­ние гла­сит, что по­ки­дав­шие Гра­на­ду жи­те­ли, упо­вая на воз­вра­ще­ние в не­да­ле­ком бу­ду­щем, уво­зи­ли с со­бой клю­чи от до­мов.

Роль ара­бо-му­суль­ман в куль­тур­ном рас­цве­те Ис­па­нии раз­ны­ми ис­сле­до­ва­те­ля­ми оце­ни­ва­лась по-раз­но­му. На­при­мер, «вос­то­ко­вед» Ан­ри Пе­рес при­страст­но умень­ша­ет роль араб­ско­го эт­ни­чес­ко­го ком­по­нен­та и ви­дит в но­си­те­лях му­суль­ман­ской куль­ту­ры в Ис­па­нии в пер­вую оче­редь ис­ла­ми­зи­ро­ван­ных або­ри­ге­нов гот­ско-ро­ман­ско­го про­ис­хож­де­ния, в то вре­мя как ан­глий­ский уче­ный У. Монт­го­ме­ри Уотт, на­про­тив, да­ет спра­вед­ли­вую оцен­ку ог­ром­но­му вкла­ду му­суль­ман в куль­ту­ру Ис­па­нии.

Бла­го­да­ря ара­бам Ис­па­ния, а впо­след­ст­вии и дру­гие го­су­дар­ст­ва Ев­ро­пы узна­ли ме­ди­ци­ну, ма­те­ма­ти­ку, аст­ро­но­мию и гре­чес­кую фи­ло­со­фию (кс­та­ти, сам тер­мин Ре­нес­санс озна­ча­ет в ми­ро­вой на­уке воз­рож­де­ние древ­нег­ре­чес­ких на­ук в Ев­ро­пе че­рез на­уч­ные трак­та­ты му­суль­ман­ских уче­ных). Ара­бы при­нес­ли в Ис­па­нию свои на­вы­ки в об­лас­ти мо­реп­ла­ва­ния и ир­ри­га­ции, свою ар­хи­тек­ту­ру и мно­гие ре­мес­ла.



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.