Четверг, Июнь 29


Батюшки-инквизиторы

Воз­ник­но­ве­ние ин­кви­зи­ции как осо­бо­го уч­реж­де­ния от­но­сит­ся ис­то­ри­ка­ми обыч­но к на­ча­лу XIII ве­ка, ког­да пре­сле­до­ва­ние ере­ти­ков бы­ло воз­ло­же­но на мо­на­хов до­ми­ни­кан­ско­го ор­де­на. Но и до это­го ка­то­ли­чес­кая цер­ковь ог­нём и ме­чом бо­ро­лась про­тив про­грес­сив­ной об­щест­вен­ной мыс­ли, про­тив раз­ви­тия про­све­ще­ния и на­уки. Она сжи­га­ла от­дель­ные кни­ги и це­лые биб­лио­те­ки, унич­то­жа­ла за­ме­ча­тель­ные па­мят­ни­ки ис­кус­ст­ва, пре­да­ва­ла смер­ти учё­ных. Но ма­ло кто зна­ет, что «свя­тая» ин­кви­зи­ция бы­ла не толь­ко в ка­то­ли­чес­кой Ев­ро­пе, но и в пра­во­слав­ной Рос­сии.

Ис­то­ри­ки счи­та­ли, что на­ча­ло ин­кви­зи­ции в вос­точ­ной церк­ви бы­ло по­ло­же­но ещё во вре­ме­на им­пе­ра­то­ра Фе­о­до­сия в Кон­стан­ти­но­по­ле (IV век). Они до­ка­зы­ва­ли так­же, что ин­кви­зи­ция су­щест­во­ва­ла не толь­ко не толь­ко в древ­ней Ру­си, но и в на­ча­ле XVIII в., при Пет­ре I. Са­мое смеш­ное (если так мож­но вы­ра­зить­ся) за­клю­ча­лось в том, пра­во­слав­ные цер­ков­ни­ки не­ред­ко кри­ти­ко­ва­ли ка­то­ли­чес­кую цер­ковь за де­я­тель­ность её ин­кви­зи­ции. Они го­во­ри­ли, что ка­то­ли­чес­кая ин­кви­зи­ция не есть уч­реж­де­ние «ка­но­ни­чес­кое», так как в цер­ков­ных ка­но­нах нет ука­за­ний на пра­во церк­ви под­вер­гать за от­ступ­ле­ние от ве­ры смерт­ной каз­ни или дру­гим на­ка­за­ни­ям, что ка­то­ли­чес­кая цер­ковь, при­сво­ив се­бе функ­ции уго­лов­но­го су­да и ор­га­ни­зо­вав для это­го внут­ри са­мой церк­ви осо­бый ор­ган – ин­кви­зи­цию, по­сту­пи­ла не­пра­виль­но, «не ка­но­ни­чес­ки». Не зря го­во­рят, в чу­жом гла­зу со­рин­ку за­ме­тят, а в сво­ём и брев­на не уви­дят.

В ис­то­ри­чес­кой на­уке час­то поль­зу­ют­ся вы­ра­же­ни­ем – «ар­хи­вы за­го­во­ри­ли». Не про­мол­ча­ли ар­хи­вы и по по­во­ду пра­во­слав­ной ин­кви­зи­ции в Рос­сии. Бег­лый про­смотр из­вле­чён­ных ар­хив­ных ма­те­ри­а­лов да­ёт на­гляд­ную, но не­при­гляд­ную кар­ти­ну де­я­тель­нос­ти ин­кви­зи­то­ров от пра­во­слав­ной церк­ви.

На­при­мер, нов­го­род­ско­го ар­хи­ерея Лу­ку Жи­дя­ту, жив­ше­го в XI ве­ке, ле­то­пи­сец на­зы­ва­ет «зве­ро­яди­вым». От жес­то­кос­ти это­го епи­ско­па по­стра­да­ло мно­го лю­дей. «Сей му­чи­тель, — го­во­рит ле­то­пи­сец, — ре­зал го­ло­вы и бо­ро­ды, вы­жи­гал гла­за, уре­зал язык, иных рас­пи­нал и под­вер­гал му­че­ни­ям». Так же су­ро­во рас­прав­лял­ся Лу­ка с при­над­ле­жа­щи­ми ему кресть­я­на­ми. Хо­ло­пу Ду­ди­ку, не уго­див­ше­му чем-то сво­е­му хо­зя­и­ну, по при­ка­за­нию Лу­ки Жи­дя­ты от­ре­за­ли нос и обе ру­ки. В XII ве­ке «не­ми­лос­ти­вым му­чи­те­лем» был вла­ди­мир­ский епи­скоп Фёдор. Он ли­шал сво­их про­тив­ни­ков сёл, од­них об­ра­щал в раб­ст­во, дру­гих за­клю­чал тюрь­мы, ру­бил им го­ло­вы, вы­жи­гал гла­за, ре­зал язы­ки, рас­пи­нал на сте­нах. Это лишь не­ко­то­рые фак­ты из мно­жест­ва по­доб­ных.

В XV ве­ке ши­ро­кое рас­прост­ра­не­ние по­лу­чи­ла, так на­зы­ва­е­мая «нов­го­род­ско-мос­ков­ская ересь». Сто­рон­ни­ки это­го ре­ли­ги­оз­но­го дви­же­ния от­ри­ца­ли дог­мат о тро­и­це и не при­зна­ва­ли икон, а так­же осуж­да­ли стя­жа­тель­ст­во цер­ков­ной зна­ти. Что­бы по­да­вить эти «кра­моль­ные мыс­ли» цер­ковь сре­а­ги­ро­ва­ла очень опе­ра­тив­но. С тре­бо­ва­ни­ем смер­ти «ере­ти­ков» к ца­рю Ива­ну III об­ра­тил­ся нов­го­род­ский ар­хи­епи­скоп Ген­на­дий Гон­зов, про­зван­ный со­вре­мен­ни­ка­ми «кро­во­жад­ным устра­ши­те­лем пре­ступ­ни­ков про­тив церк­ви». Ген­на­дий был в вос­тор­ге от ис­пан­ских ин­кви­зи­то­ров, осо­бен­но от его со­вре­мен­ни­ка Торк­ве­ма­ды, ко­то­рый за 15 лет сво­ей ин­кви­зи­тор­ской де­я­тель­нос­ти сжег на кост­рах и пре­дал раз­лич­ным на­ка­за­ни­ям мно­гие ты­ся­чи лю­дей. На­ста­и­вая на каз­ни ере­ти­ков, Ген­на­дий пи­сал в 1490 го­ду мос­ков­ско­му мит­ро­по­ли­ту Зо­си­ме: «Смот­ри, фран­ки по сво­ей ве­ре ка­кую кре­по­сть дер­жат! Ска­зы­вал мне при про­ез­де че­рез Нов­го­род по­сол це­сар­ский про шпан­ско­го ко­ро­ля, как он свою зем­лю очис­тил, и я с тех ре­чей и спи­сок те­бе по­слал». Ген­на­дий со­ве­то­вал мит­ро­по­ли­ту Зо­си­ме по­ста­вить де­я­тель­ность «шпан­ско­го ко­ро­ля» Фер­ди­нан­да и ис­пан­ских ин­кви­зи­то­ров в при­мер Ива­ну III. Пос­ле этих идео­ло­ги­чес­ких ме­роп­ри­я­тий по­да­вить в кро­ви вы­ше­ука­зан­ное ре­ли­ги­оз­ное дви­же­ние не со­ста­ви­ло боль­шо­го тру­да.

Ана­ло­гом ис­пан­ско­го ве­ли­ко­го ин­кви­зи­то­ра Торк­ве­ма­ды в Рос­сии был игу­мен Во­ло­ко­лам­ско­го мо­на­с­ты­ря Иосиф Са­нин (Во­лоц­кий). По­доб­но нов­го­род­ско­му ар­хи­епи­ско­пу Ген­на­дию, Иосиф хо­ро­шо знал прак­ти­ку ис­пан­ской ин­кви­зи­ции, вос­хи­щал­ся её де­я­тель­ностью по борь­бе с вра­га­ми церк­ви и пы­тал­ся пе­ре­нес­ти на рус­скую поч­ву те­о­рию и ме­то­ды борь­бы с ни­ми. Со­чи­не­ния Иоси­фа име­ют мно­го об­ще­го с пи­са­ни­я­ми фран­цис­кан­ских мо­на­хов, бо­ров­ших­ся в XIII ве­ке с ересью аль­би­гой­цев. На­ста­и­вая на каз­ни «от­ступ­ни­ков», Иосиф до­ка­зы­вал, что да­же те из них, ко­то­рые, убо­яв­шись смер­ти, по­ка­я­лись, не за­слу­жи­ва­ют по­ми­ло­ва­ния и про­ще­ния. Убеж­дая ца­ря в не­об­хо­ди­мос­ти фи­зи­чес­ко­го унич­то­же­ния ере­ти­ков, Иосиф го­во­рил, что «каз­нить ере­ти­ка – зна­чит ру­ку освя­тить». Иосиф при­зы­вал всех «ис­тин­ных хрис­ти­ан» «ис­пы­ты­вать и ис­ко­ре­нять лу­кав­ст­во ере­ти­чес­кое» и гро­зил стро­гим на­ка­за­ни­ем тем, кто не до­но­сил на вра­гов пра­во­сла­вия. Вслед за ка­то­ли­чес­ки­ми ин­кви­зи­то­ра­ми Иосиф учил, что в борь­бе с ере­ти­ка­ми до­пус­ти­мы все сред­ст­ва – хит­рость, ложь, пре­да­тель­ст­во. Од­но лишь со­мне­ние в за­кон­нос­ти со­жже­ния про­тив­ни­ков церк­ви этот ин­кви­зи­тор счи­тал «не­пра­во­слав­ным». В кон­це кон­цов, за «за­слу­ги» пе­ред свет­ской властью и цер­ковью Иосиф в 1591 го­ду был объ­яв­лен об­ще­рус­ским «свя­тым».

В ар­се­на­ле ме­то­дов борь­бы про­тив про­тив­ни­ков пра­во­сла­вия бы­ло так­же от­лу­че­ние (ин­тер­дикт) и про­кля­тие (ана­фе­ма). Об­ще­из­вест­но, что от­лу­че­ние от церк­ви бы­ло при­ме­не­но в от­но­ше­нии Л.Н. Толс­то­го в 1901 г., ко­то­рый пос­ле это­го ска­зал: «Я убе­дил­ся, что уче­ние церк­ви есть те­о­ре­ти­чес­ки ко­вар­ная и вред­ная ложь, прак­ти­чес­ки же со­бра­ние са­мых гру­бых суе­ве­рий и кол­дов­ст­ва, скры­ва­ю­щее со­вер­шен­но весь смысл хрис­ти­ан­ско­го уче­ния». В 1912 г. от­лу­че­нию от церк­ви по соб­ст­вен­но­му на­сто­я­нию под­верг­ся вы­да­ю­щий­ся рус­ский ма­те­ма­тик — ака­де­мик А.А. Мар­ков (1856-1922). Мар­ков пи­сал, что он не усмат­ри­ва­ет су­щест­вен­ной раз­ни­цы меж­ду ико­на­ми и идо­лам.

Пред­ста­ви­те­ли со­вре­мен­ной пра­во­слав­ной церк­ви, осуж­дая ра­со­вую дис­кри­ми­на­цию, ста­ра­ют­ся уве­рить, что ра­сист­ская идео­ло­гия  враж­деб­на хрис­ти­ан­ст­ву и что «лю­бая фор­ма сег­ре­га­ции, ос­но­вы­ва­ю­ща­я­ся на раз­ли­чии ра­сы, цве­та ко­жи или на­род­нос­ти, про­ти­во­ре­чит Еван­ге­лию и не­со­вмес­ти­ма с хрис­ти­ан­ским уче­ни­ем о че­ло­ве­ке» (А. Мень). В под­тверж­де­ние они ссы­ла­ют­ся на сви­де­тель­ст­ва от­цов церк­ви. Вет­хо­за­вет­ное уче­ние о ра­вен­ст­ве лю­дей, по их сло­вам, на­шло своё за­вер­ше­ние в Еван­ге­лии, в сло­вах апос­то­ла Пав­ла, что во Хрис­те «нет ни эл­ли­на, ни иудея, ни вар­ва­ра, ни ски­фа». Пред­ста­ви­те­ли со­вре­мен­ной пра­во­слав­ной церк­ви ста­ра­ют­ся до­ка­зать, буд­то не толь­ко хрис­ти­ан­ст­во во­об­ще, но и пра­во­сла­вие в част­нос­ти не­из­мен­но вы­сту­па­ло про­тив не­ра­вен­ст­ва на­ро­дов, про­тив при­зна­ния от­дель­ных на­ро­дов не­пол­но­цен­ны­ми, так как та­кое уче­ние, по их сло­вам, на­ру­ша­ло бы глав­ную за­по­ведь Хрис­та о люб­ви к лю­дям, раз­ру­ша­ло бы де­ло спа­са­ния, ра­ди ко­то­ро­го уч­реж­де­на цер­ковь.

В дей­ст­ви­тель­нос­ти бы­ло со­всем не так. Го­раз­до спра­вед­ли­вее бу­дет то, что сло­ва «не­сть эл­ли­на и иудея» на­до ме­нять и го­во­рить, что есть эл­лин и иудей, ибо вся ис­то­рия хрис­ти­ан­ст­ва да­ёт яр­чай­шее это­му под­тверж­де­ние. По­доб­но то­му, как на За­па­де ка­то­ли­чес­кая и лю­те­ран­ская цер­ковь раз­жи­га­ли не­на­висть к на­ро­дам, ис­по­ве­до­вав­шим дру­гую ре­ли­гию, и вос­пи­ты­ва­ли на­род в ду­хе ре­ли­ги­оз­ной не­тер­пи­мос­ти, так и в Рос­сии пра­во­слав­ная цер­ковь про­по­ве­до­ва­ла не­тер­пи­мое от­но­ше­ние к ино­стран­цам, при­ез­жа­ю­щим в Рос­сию, к их ре­ли­ги­ям, утверж­дая, буд­то лишь пра­во­слав­ная ре­ли­гия яв­ля­ет­ся ис­тин­ной. Вот что пи­сал в «За­пис­ках о Мос­ко­вии» не­мец­кий дип­ло­мат и пу­те­шест­вен­ник Си­гиз­мунд Гер­бер­штейн: «Мос­ко­ви­ты хва­лят­ся, что они од­ни толь­ко хрис­ти­а­не, а нас осуж­да­ют как от­ступ­ни­ков от пер­во­быт­ной церк­ви и её ус­та­нов­ле­ний». Эту не­тер­пи­мость под­ме­тил и ино­стра­нец Д. Флет­чер в сво­ем со­чи­не­нии «О го­су­дар­ст­ве рус­ском» (1591).

Пред­ста­ви­те­ли со­вре­мен­ной пра­во­слав­ной церк­ви пы­та­ют­ся скрыть ре­ак­ци­он­ную де­я­тель­ность этой церк­ви в про­ш­лом и её борь­бу с про­све­ще­ни­ем и на­укой. Они утверж­да­ют, что го­не­ние на про­све­ще­ние и на­уку в Рос­сии, если оно и бы­ло, то но­си­ло слу­чай­ный ха­рак­тер, и что цер­ковь ни­ког­да не от­ри­ца­ла не­об­хо­ди­мос­ти и поль­зы про­све­ще­ния и на­уки. В дей­ст­ви­тель­нос­ти бы­ло не так. От­но­сясь враж­деб­но к про­све­ще­нию на­ро­да и раз­ви­тию оте­чест­вен­ной на­уки, цер­ковь час­то бы­ла ини­ци­а­то­ром трав­ли на­ибо­лее та­лант­ли­вых уче­ных и про­грес­сив­ных де­я­те­лей. Уже в древ­ней Ру­си цер­ковь вы­сту­па­ла в ро­ли го­ни­тель­ни­цы про­све­ще­ния и на­уки. На цер­ков­ных со­бо­рах XIV – XVII вв. рас­смат­ри­ва­лись и утверж­да­лись ин­дек­сы за­пре­щен­ных книг. Древ­ней­ший цер­ков­ный па­мят­ник – Корм­чая кни­га – за чте­ние та­ких книг на­зна­ча­ла цер­ков­ное про­кля­тие. Кни­ги, при­знан­ные вред­ны­ми, пред­ла­га­лось сжи­гать на те­ле тех, у ко­то­рых они об­на­ру­же­ны. Не­на­висть цер­ков­ни­ков вы­звал и зна­ме­ни­тый рус­ский уче­ный М.В. Ло­мо­но­сов, ис­сле­до­ва­ния ко­то­ро­го под­ры­ва­ли ос­но­вы хрис­ти­ан­ст­ва. Он вы­сме­и­вал ту­по­сть и не­ве­жест­во ду­хо­вен­ст­ва, вы­сту­пав­ше­го про­тив на­уки. Си­нод тре­бо­вал, что­бы на­уч­ные про­из­ве­де­ния Ло­мо­но­со­ва бы­ли со­жже­ны, а сам Ло­мо­но­сов был ото­слан в Си­нод для «уве­ща­ния и ис­прав­ле­ния». Под­верг­лись жес­то­чай­ше­му пре­сле­до­ва­нию кни­ги Воль­те­ра, Ди­дро, Голь­ба­ха, Гоб­б­са, Гель­ве­ция и др.

В 1866 го­ду по­яви­лась за­ме­ча­тель­ная кни­га рус­ско­го уче­но­го И.М. Се­че­но­ва «Реф­лек­сы го­лов­но­го моз­га». Цер­ков­ни­ки сра­зу же ор­га­ни­зо­ва­ли на неё го­не­ния. Ав­то­ра хо­те­ли со­слать в Со­ло­вец­кий мо­на­с­тырь «для сми­ре­ния и ис­прав­ле­ния». Вы­ше­ука­зан­ный на­уч­ный труд про­дол­жал дол­гое вре­мя чис­лить­ся в спис­ках за­пре­щен­ных книг.

Ин­кви­зи­ци­он­ны­ми ме­то­да­ми на­саж­да­лось пра­во­сла­вие сре­ди не­рус­ских на­ро­дов. На­силь­ст­вен­ная хрис­ти­а­ни­за­ция – ос­нов­ной ме­тод ко­ло­ни­аль­ной по­ли­ти­ки са­мо­дер­жа­вия, ко­то­рое ста­ви­ло сво­ей за­да­чей об­ру­сить на­ро­ды не­рус­ской на­цио­на­ль­нос­ти, унич­то­жить их на­цио­на­ль­ную куль­ту­ру.

Со­жже­ние на кост­рах, ка­тор­ж­ные ра­бо­ты, ли­ше­ние граж­дан­ских прав, ссыл­ка и пре­сле­до­ва­ния – вот сред­ст­ва за­щи­ты пра­во­слав­ной ве­ры. Под ви­дом со­хра­не­ния её «чис­то­ты» на­саж­да­лась ре­ли­ги­оз­ная не­тер­пи­мость. Пе­ре­ход из пра­во­сла­вия в дру­гие ре­ли­гии жес­то­ко ка­рал­ся. В цар­ском за­ко­но­да­тель­ст­ве су­щест­во­ва­ла це­лая сис­те­ма на­ка­за­ний для борь­бы со сво­бо­дой со­вес­ти. Ини­ци­а­то­ром её вы­сту­па­ло ду­хов­ное ве­дом­ст­во. Ве­ро­от­ступ­ни­ков и ослуш­ни­ков «вос­пи­ты­ва­ли» в мо­на­с­тыр­ских тюрь­мах в тя­же­лей­ших усло­ви­ях в те­че­ние мно­гих лет.

Та­ко­ва бы­ла де­я­тель­ность пра­во­слав­ной ин­кви­зи­ции. И хо­тя пра­во­слав­ная цер­ковь не име­ла та­ко­го ор­га­ни­зо­ван­но­го ап­па­ра­та, ка­кой был у ка­то­ли­чес­кой церк­ви, она рас­прав­ля­лась с цер­ков­ны­ми «мя­теж­ни­ка­ми» с не мень­шей жес­то­костью, чем это де­ла­ли ка­то­ли­чес­кие ин­кви­зи­то­ры.



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.