Skip to content




Империя Чингисхана

imperiya-chingiskhanaИс­то­рия со­хра­ни­ла рас­ска­зы об ужа­са­ю­щей жес­то­кос­ти мон­голь­ских всад­ни­ков, од­на­ко сто­ит за­ме­тить, что в не мень­шей сте­пе­ни им бы­ла при­су­ща отва­га, а их пра­ви­тель от­ли­чал­ся за­ме­ча­тель­ны­ми ор­га­ни­за­ци­он­ны­ми спо­соб­нос­тя­ми и был пре­крас­ным стра­те­гом и по­ли­ти­ком. Мон­го­лы от­но­сят­ся к груп­пе ал­тай­ских на­ро­дов, в ко­то­рую вхо­дят так­же тун­гус­ско-мань­чжур­ские и тюрк­ские эт­ни­чес­ко-на­цио­на­ль­ные груп­пы.

Пра­ро­ди­ной мон­голь­ских пле­мён бы­ли зем­ли, ле­жа­щие к юго-вос­то­ку от озе­ра Бай­кал. В сте­пях к югу от мон­го­лов жи­ли пле­ме­на та­тар, да­лее рас­по­ла­га­лись тер­ри­то­рии он­гу­тов, а ещё даль­ше на юг – Цзинь, го­су­дар­ст­во тун­гус­ских чжур­ч­же­нов (мань­чжу­ров), пра­вив­ших Се­вер­ным Ки­та­ем. На юго-за­па­де, за пу­с­ты­ней Го­би, рас­по­ла­га­лось Си-Ся – дер­жа­ва, ос­но­ван­ная тан­гу­та­ми, род­ст­вен­ным ти­бет­цам на­ро­дом.

К за­па­ду от мон­голь­ских ко­че­вий прос­ти­ра­лась тер­ри­то­рия ке­ре­и­тов – мон­го­ли­зи­ро­ван­но­го тюрк­ско­го на­ро­да. К се­ве­ро-вос­то­ку от зе­мель мон­го­лов жи­ли род­ст­вен­ные пле­ме­на мер­ки­тов. Даль­ше к се­ве­ру рас­по­ла­га­лись зем­ли ой­ро­тов, а к за­па­ду, в рай­о­не гор Боль­шо­го Ал­тая, – най­ма­нов. Ос­но­вой хо­зяй­ст­ва мон­го­лов, ко­то­рые ве­ли ко­че­вой об­раз жиз­ни, бы­ло ско­то­вод­ст­во и охо­та.

Пас­ту­хи жи­ли в пе­ре­нос­ных юр­тах, по­стро­ен­ных из де­ре­ва и вой­ло­ка, а се­вер­ные мон­го­лы, за­ни­мав­ши­е­ся охо­той, стро­и­ли жи­ли­ща из де­ре­ва. По­пыт­ки объ­еди­нить раз­роз­нен­ные пле­ме­на пред­при­ни­ма­лись не­од­но­крат­но – ча­ще все­го для от­ра­же­ния на­па­де­ний та­тар. Пер­вым был, ве­ро­ят­но, Ка­бул-хан, но успе­ха до­бил­ся толь­ко его прав­нук, Чин­гис­хан, став­ший со­зда­те­лем од­ной из ве­ли­чай­ших им­пе­рий в ми­ро­вой ис­то­рии. До­стиг­нув 9-лет­не­го воз­рас­та, маль­чик был об­ру­чён с 10-лет­ней Бор­тэ, до­черью Дай-Се­че­на из пле­ме­ни он­ги­ров.

Пос­ле тор­жест­вен­ной це­ре­мо­нии его отец воз­вра­щал­ся до­мой один (сы­на он, в со­от­вет­ст­вии с обы­ча­ем, ос­та­вил у бу­ду­ще­го тес­тя) и, за­ехав в гос­ти к та­та­рам, был от­рав­лен. Из по­след­них сил Есу­гэй-ба­а­тур смог до­брать­ся до­мой и пе­ред смертью по­же­лал, что­бы власть над ро­дом пе­ре­шла к Те­му­чи­ну. Од­на­ко чле­ны ро­да тут же вос­ста­ли про­тив же­ны и де­тей Есу­гэя, и те фак­ти­чес­ки бы­ли бро­ше­ны на про­из­вол судь­бы.

Они нуж­да­лись и го­ло­да­ли, пи­та­ясь кор­не­ви­ща­ми рас­те­ний и охо­тясь на мел­ких жи­вот­ных; их по­ло­же­ние бы­ло на­столь­ко тя­жёлым, что меж­ду чле­на­ми семьи на­ча­лись ссо­ры из-за пи­щи. В ре­зуль­та­те од­ной из ссор Те­му­чин и Ка­сар уби­ли Бек­те­ра, ко­то­рый, по всей ве­ро­ят­нос­ти, от­би­рал у них до­бы­чу. Вско­ре во вре­мя од­но­го из на­па­де­ний быв­ших соп­ле­мен­ни­ков на их стой­би­ще Те­му­чин был схва­чен и уве­зён во вра­жес­кий ла­герь.

Тем не ме­нее, ему уда­лось бе­жать. Уже юно­шей бу­ду­щий ве­ли­кий пра­ви­тель от­пра­вил­ся к Дай-Се­че­ну за обе­щан­ной ему ещё в дет­ст­ве Бор­тэ. Зя­тя при­ня­ли при­вет­ли­во, и вско­ре он во­шёл в ой­гур­ский род; те­перь он счи­тал­ся на­сто­я­щим во­и­ном и имел соб­ст­вен­ную семью. Но Те­му­чин ре­шил воз­вра­тить се­бе всё вли­я­ние и власть, при­над­ле­жав­шие ког­да-то его от­цу. За по­мощью и про­тек­ци­ей он об­ра­тил­ся к по­бра­ти­му, вож­дю ке­ре­и­тов Тог­ру­лу, ко­то­рый обе­щал ему по­кро­ви­тель­ст­во и под­держ­ку.

Осо­бен­ное зна­че­ние Те­му­чин при­да­вал на­па­де­нию на мер­ки­тов, ко­то­рые не­за­дол­го до это­го по­хи­ти­ли его же­ну Бор­тэ. С по­мощью Тог­ру­ла, а так­же при под­держ­ке од­но­го из сво­их вас­са­лов и дру­га дет­ст­ва Джа­му­хи он ор­га­ни­зо­вал по­ход, за­кон­чив­ший­ся блес­тя­щей по­бе­дой. И хо­тя че­рез не­ко­то­рое вре­мя Джа­му­ха и Тог­рул ста­ли вра­га­ми Те­му­чи­на и бы­ли им раз­би­ты, в тот раз учас­тие в по­хо­де на сто­ро­не зна­ме­ни­тых пол­ко­вод­цев при­нес­ло пер­вую гром­кую сла­ву бу­ду­ще­му со­зда­те­лю ве­ли­кой им­пе­рии.

При­мер­но в 1200 г. Те­му­чин на ку­рул­тае Теб-Тен­гри был из­бран ха­ном мон­го­лов и по­лу­чил имя Чин­гис­хан, что мож­но пе­ре­вес­ти как «Го­су­дарь го­су­да­рей». Тем не ме­нее, ещё в те­че­ние не­сколь­ких лет он не поль­зо­вал­ся им в пол­ной ме­ре: Те­му­чин не был ни един­ст­вен­ным, ни силь­ней­шим из кан­ди­да­тов на этот ти­тул, и мно­гие бы­ли го­то­вы ос­по­рить это ре­ше­ние волх­вов.

В те­че­ние поч­ти шес­ти лет ему при­шлось сра­жать­ся как с враж­деб­ны­ми степ­ны­ми на­ро­да­ми, так и со сво­и­ми преж­ни­ми со­юз­ни­ка­ми, в т. ч. с по­бра­ти­мом Джа­му­хой, с ко­то­рым они ког­да-то бы­ли свя­за­ны клят­вой веч­ной друж­бы. Он по­ко­рил та­тар, при­ка­зав за­тем убить всех муж­чин рос­том вы­ше оси те­ле­ги, мер­ки­тов, най­ма­нов, а так­же ке­ре­и­тов, во гла­ве ко­то­рых сто­ял его мно­го­лет­ний по­кро­ви­тель Тог­рул.

В 1206 г., ког­да Чин­гис­хан под­чи­нил се­бе все на­ро­ды Сред­ней Азии – од­ни ору­жи­ем, дру­гие с по­мощью дип­ло­ма­тии, – у ис­то­ков ре­ки Онон со­брал­ся но­вый ку­рул­тай степ­ных вож­дей. Тог­да-то Те­му­чин-Чин­гис­хан и был про­воз­гла­шён ка­га­ном – ве­ли­ким ха­ном. Став пра­ви­те­лем степ­ных на­ро­дов, Чин­гис­хан стал укреп­лять свою власть, ак­тив­но взяв­шись за про­ве­де­ние го­су­дар­ст­вен­ных и во­ен­ных ре­форм.

imperiya-chingiskhana2При­няв во вни­ма­ние боль­шое ко­ли­чест­во на­ро­дов и пле­мён, а так­же ог­ром­ную пло­щадь тер­ри­то­рий, на­хо­див­ших­ся те­перь в его влас­ти, ка­ган стал укреп­лять су­щест­во­вав­шие ро­до­вые свя­зи вас­саль­ной за­ви­си­мостью. Во­ен­ная власть в го­су­дар­ст­ве Чин­гис­ха­на бы­ла по­став­ле­на вы­ше граж­дан­ской или хо­зяй­ст­вен­ной: так, пра­ви­тель мин­га­на – груп­пы из ты­ся­чи во­и­нов – был од­нов­ре­мен­но и ад­ми­нист­ра­тив­ным гла­вой пле­мён, ко­то­рые вы­ста­ви­ли этих во­и­нов, а так­же зе­мель, на ко­то­рых они про­жи­ва­ли.

Не­уди­ви­тель­но по­это­му, что од­ним из пер­вых ре­ше­ний но­во­го вер­хов­но­го пра­ви­те­ля мон­го­лов бы­ло на­зна­че­ние глав 95 мин­га­нов, ко­то­рых вы­бра­ли сре­ди ис­пы­тан­ных и вер­ных ему во­и­нов. Ар­мия бы­ла раз­де­ле­на на от­ря­ды по сис­те­ме де­сят­ков: са­мый ма­лень­кий от­ряд, на­счи­ты­вав­ший де­ся­ток во­и­нов, на­зы­вал­ся ар­бан, боль­ший – джаун – со­сто­ял из ста че­ло­век, сле­ду­ю­щим шёл упо­ми­нав­ший­ся уже мин­ган, а са­мая боль­шая во­ен­ная еди­ни­ца, имев­шая воз­мож­ность са­мос­то­я­тель­но дей­ст­во­вать на по­ле боя, на­зы­ва­лась шу­мен и на­счи­ты­ва­ла 10 ты­сяч че­ло­век.

От­дель­ный ту­мен, гла­вой ко­то­ро­го стал сам Чин­гис­хан, стал чем-то вро­де им­пе­ра­тор­ской гвар­дии. Как в ар­мии, так и в го­су­дар­ст­вен­ной ад­ми­нист­ра­ции ца­ри­ла же­лез­ная дис­цип­ли­на, и смерт­ная казнь за прос­ту­пок бы­ла от­нюдь не ред­костью. В ог­ром­ной степ­ной дер­жа­ве Чин­гис­ха­на не бы­ло еди­но­го за­ко­но­да­тель­ст­ва: здесь ца­ри­ли обы­чаи и за­ко­ны от­дель­ных ро­дов или пле­мён, а от­но­ше­ния меж­ду пле­ме­на­ми ре­гу­ли­ро­ва­ли их вож­ди.

Од­на­ко пра­ви­тель мон­го­лов осо­зна­вал, что еди­ные за­ко­ны по­мо­гут по-на­сто­я­ще­му объ­еди­нить и укре­пить его го­су­дар­ст­во, и при­ка­зал со­здать т. н. «Го­лу­бую кни­гу», в ко­то­рую ста­ли за­пи­сы­вать­ся все ре­ше­ния, при­ни­ма­е­мые его до­ве­рен­ным со­вет­ни­ком Ши­ге­ем Ку­ту­ком. (Пла­ни­ро­ва­лось ис­поль­зо­вать их для окон­ча­тель­но­го фор­ми­ро­ва­ния еди­но­го пра­во­во­го ко­дек­са им­пе­рии, ко­то­рый на­зы­вал­ся яш, и пред­став­лял со­бой со­бра­ние ус­та­нов­лен­ных обы­ча­я­ми за­ко­нов и рас­по­ря­же­ний са­мо­го пра­ви­те­ля; к со­жа­ле­нию, до на­ших дней до­шли лишь фраг­мен­ты это­го пра­во­во­го ко­дек­са).

К то­му мо­мен­ту мон­голь­скую речь пе­ре­но­си­ли на бу­ма­гу с по­мощью ал­фа­ви­та, ос­но­ван­но­го на уй­гур­ском пись­ме; су­щест­во­ва­ла и осо­бая кан­це­ля­рия, за­ни­мав­ша­я­ся ис­клю­чи­тель­но го­су­дар­ст­вен­ны­ми де­ла­ми. В сис­те­ме управ­ле­ния де­ла­ми осо­бое зна­че­ние имел прин­цип воз­на­граж­де­ния за осо­бые за­слу­ги: та­ко­вым мог­ло стать, на­при­мер, осво­бож­де­ние от да­ни, пра­во при­ни­мать учас­тие в пи­рах в шат­ре ха­на, а для не­воль­ни­ков – осво­бож­де­ние.

При­ве­дя в по­ря­док де­ла го­су­дар­ст­ва, Чин­гис­хан на­пра­вил свои вой­ска на юг и за­пад. Здесь во­и­нам-степ­ня­кам при­шлось столк­нуть­ся с го­род­ски­ми, осед­лы­ми ци­ви­ли­за­ци­я­ми. Под­го­тов­кой к за­во­е­ва­нию Се­вер­но­го Ки­тая, ко­то­рым пра­ви­ли чжур­ч­же­ни, ста­ло по­ко­ре­ние тан­гут­ско­го го­су­дар­ст­ва Си-Ся в 1209 г. (тан­гу­тов обя­за­ли пла­тить дань и вы­ста­вить во­ору­жён­ные от­ря­ды в слу­чае вой­ны с Ки­та­ем).

Соб­ст­вен­но по­ход про­тив го­су­дар­ст­ва чжур­ч­же­ней на­чал­ся в 1211 г. Как и обыч­но в боль­ших кам­па­ни­ях, мон­голь­ская ар­мия на­сту­па­ла сра­зу в не­сколь­ких на­прав­ле­ни­ях, и в не­боль­шом ко­ли­чест­ве сра­же­ний вой­ска чжур­ч­же­ней бы­ли раз­би­ты, а стра­на опус­то­ше­на. Од­на­ко Чин­гис­ха­на ин­те­ре­со­ва­ло не столь­ко за­во­е­ва­ние но­вых тер­ри­то­рий, сколь­ко бо­га­тая до­бы­ча, и в 1213 г. сра­зу три мон­голь­ские ар­мии вновь ата­ко­ва­ли Се­вер­ный Ки­тай; они за­хва­ти­ли боль­шую часть этих тер­ри­то­рий и в 1214 г. вы­шли к го­ро­ду Чжун­ду (ны­неш­ний Пе­кин).

Статуя Чингисхана в Лондоне Ста­туя Чин­гис­ха­на в Лон­до­не

В ре­зуль­та­те пе­ре­го­во­ров бы­ло ре­ше­но, что по­беж­дён­ные вы­пла­тят Чин­гис­ха­ну ог­ром­ную кон­три­бу­цию. Год спус­тя раз­ра­зи­лась оче­ред­ная вой­на с чжур­ч­же­ня­ми. Вна­ча­ле Чин­гис­хан лич­но ру­ко­во­дил мон­голь­ским вой­ском в Ки­тае, но за­тем (в 1216 г.) вер­нул­ся в род­ные сте­пи, до­ве­рив даль­ней­шее ру­ко­вод­ст­во успеш­ной кам­па­ни­ей сво­им пол­ко­вод­цам. При­мер­но в тот же пе­ри­од мон­го­лы за­ня­ли так­же и тер­ри­то­рию Ко­рей­ско­го по­лу­ост­ро­ва.

Ещё до на­па­де­ния на Ки­тай Чин­гис­хан на­пра­вил­ся на за­пад. В 1209 г. ему по­ко­ри­лись пле­ме­на уй­гу­ров, а дву­мя го­да­ми позд­нее – кар­лу­тов. В 1218 г. он за­хва­тил го­су­дар­ст­во той час­ти ки­та­нов, ко­то­рые в своё вре­мя под дав­ле­ни­ем чжур­ч­же­ней пе­ре­се­ли­лись из Ки­тая на за­пад. Та­ким об­ра­зом, мон­голь­ский пра­ви­тель и пол­ко­во­дец до­стиг гра­ниц го­су­дар­ст­ва Хо­резм, ко­то­рое, кро­ме За­пад­но­го Тур­кес­та­на, за­ни­ма­ло так­же тер­ри­то­рии со­вре­мен­но­го Аф­га­нис­та­на и Ира­на.

Хо­рез­м­ское го­су­дар­ст­во, на­хо­див­ше­е­ся под ак­тив­ным вли­я­ни­ем пер­сид­ской куль­ту­ры (офи­ци­аль­ной ре­ли­ги­ей при этом был ис­лам), сфор­ми­ро­вав­шись в кон­це XII в. и бы­ло не­на­мно­го стар­ше им­пе­рии Чин­гис­ха­на; пра­вил им шах Му­хам­мед. В 1219 г. де­ло до­шло до вой­ны, не­по­сред­ст­вен­ным по­во­дом к ко­то­рой ста­ло убий­ст­во куп­цов и по­слов Чин­гис­ха­на в по­гра­нич­ном го­ро­де От­рар.

Мон­голь­ская ар­мия, об­щая чис­лен­ность ко­то­рой оце­ни­ва­ет­ся в 150-200 тыс. во­и­нов, бы­ла на­мно­го мень­ше хо­рез­м­ской, но луч­ше ор­га­ни­зо­ва­на и обу­че­на; к то­му же шах Му­хам­мед ори­ен­ти­ро­вал свои вой­ска на обо­ро­ну, раз­бив их на гар­ни­зо­ны и рас­по­ло­жив в ос­нов­ном вб­ли­зи при­гра­нич­ных кре­пос­тей. Мон­голь­ские от­ря­ды дви­ну­лись од­нов­ре­мен­но и вдоль гра­ни­цы, и вглубь Хо­рез­ма – и всю­ду одер­жи­ва­ли по­бе­ду.

В 1220 г. Чин­гис­хан взял Бу­ха­ру и Са­мар­канд; уце­лев­ших мест­ных жи­те­лей он из­гнал, а го­ро­да пос­ле раз­граб­ле­ния раз­ру­шил. По­доб­ная судь­ба по­стиг­ла вес­ной сле­ду­ю­ще­го го­да и Ур­генч – сто­ли­цу Хо­рез­ма. К кон­цу кам­па­нии (1225 г.) боль­шая часть хо­рез­м­ских зе­мель бы­ла в ру­ках Чин­гис­ха­на, и пра­ви­тель степ­ной им­пе­рии вер­нул­ся в Мон­го­лию, ос­та­вив на по­ко­рён­ных зем­лях свои гар­ни­зо­ны.

В хо­де этой вой­ны Чин­гис­хан раз­ре­шил двум сво­им пол­ко­вод­цам – Дже­бе и Субу­даю – от­пра­вить­ся в раз­ве­ды­ва­тель­ный по­ход на за­пад. Вой­ско чис­лен­ностью при­мер­но в 30 тыс. во­и­нов от­пра­ви­лось вдоль юж­но­го по­бе­режья Кас­пий­ско­го мо­ря, вы­шло к Кав­ка­зу и на­па­ло на Гру­зию, а за­тем по­вер­ну­ло на юг, к Баг­да­ду – сто­ли­це ха­ли­фа­та, управ­ля­е­мо­го ди­нас­ти­ей Аб­ба­си­дов (по до­ро­ге мон­го­лы за­дер­жа­лись под Ха­ма­да­ном, за­хва­тив и унич­то­жив этот цве­ту­щий го­род).

Вновь на­пра­вив­шись к Кав­ка­зу, за­во­е­ва­те­ли успеш­но пе­ре­ва­ли­ли че­рез не­го и в 1223 г. на ре­ке Кал­ке раз­би­ли объ­еди­нён­ное по­ло­вец­ко-рус­ское вой­ско. Пос­ле это­го во­и­ны Чин­гис­ха­на опус­то­ши­ли Крым, и уже от­ту­да по­вер­ну­ли об­рат­но в Мон­го­лию. В 1225 г., вер­нув­шись пос­ле окон­ча­ния хо­рез­м­ской кам­па­нии, Чин­гис­хан раз­де­лил меж­ду че­тырь­мя сы­новь­я­ми зем­ли сво­ей им­пе­рии; эти час­ти ста­ли на­зы­вать­ся улу­са­ми.

Стар­ший из сы­но­вей – Джу­чи – по­лу­чил за­пад­ный улус, Ча­га­таю отец от­дал зем­ли на юге, Угэдею, ко­то­рый бла­го­да­ря сво­е­му урав­но­ве­шен­но­му ха­рак­те­ру был объ­яв­лен на­след­ни­ком – вос­точ­ную часть го­су­дар­ст­ва. Млад­ше­му из сы­но­вей, То­лую, ка­ган пред­на­зна­чил ро­до­вые зем­ли мон­го­лов над ре­кой Онон. Осенью 1226 г. Чин­гис­хан от­пра­вил­ся в свой по­след­ний во­ен­ный по­ход, же­лая на­ка­зать тан­гут­ское го­су­дар­ст­во Си-Ся за не­до­ста­точ­ную под­держ­ку во вре­мя вой­ны с Хо­рез­мом.

Кам­па­ния про­хо­ди­ла успеш­но, од­на­ко зи­мой, во вре­мя охо­ты на ди­ких ос­лов, пра­ви­тель упал с ко­ня и силь­но рас­шиб­ся. Трав­мы ока­за­лись столь зна­чи­тель­ны­ми, что ле­том сле­ду­ю­ще­го го­да Чин­гис­хан умер. Его те­ло бы­ло пе­ре­прав­ле­но в Мон­го­лию и по­хо­ро­не­но в го­рах Бур­кан-Кал­дун, где ми­ну­ла мо­ло­до­сть ве­ли­ко­го пол­ко­вод­ца. При­чи­ной успе­хов мон­голь­ских вой­ск бы­ла жёст­кая дис­цип­ли­на; так, здесь ис­поль­зо­ва­лась кол­лек­тив­ная от­вет­ст­вен­ность: за во­и­на отве­чал его от­ряд, за мень­шую во­ен­ную еди­ни­цу – боль­шая, в со­став ко­то­рой та вхо­ди­ла.

Кро­ме то­го, во­и­ны по­сто­ян­но на­хо­ди­лись в со­сто­я­нии го­тов­нос­ти, тре­ни­ро­ва­лись, тща­тель­но уха­жи­ва­ли за сво­им ору­жи­ем и сна­ря­же­ни­ем. Пе­ред на­ча­лом каж­дой кам­па­нии про­во­ди­лась раз­вед­ка, опе­ра­ция де­таль­но пла­ни­ро­ва­лась, а во вре­мя сра­же­ний про­во­ди­лись ак­ции, на­прав­лен­ные на устра­ше­ние про­тив­ни­ка. Мон­голь­ская ар­мия от­ли­ча­лась очень гиб­кой стра­те­ги­ей и так­ти­кой: в столк­но­ве­ни­ях с осед­лы­ми го­род­ски­ми ци­ви­ли­за­ци­я­ми мон­го­лы до­ста­точ­но быст­ро на­учи­лись брать кре­пос­ти и го­ро­да. Чин­гис­хан, как и лю­бой дру­гой вы­да­ю­щий­ся ис­то­ри­чес­кий пер­со­наж, стал ге­ро­ем книг и филь­мов. Се­год­няш­няя Мон­го­лия охот­но об­ра­ща­ет­ся к сво­ей ис­то­рии и об­ра­зу это­го на­цио­на­ль­но­го ге­роя, в част­нос­ти раз­ме­ща­ет его порт­ре­ты на банк­но­тах.

Прочтите еще:

Posted in Новости.







0 Responses

Stay in touch with the conversation, subscribe to the RSS feed for comments on this post.

Обнаружили ошибку в тексте выделите ее и нажмите клавиши Ctrl + Enter

Ознакомиться с правилами комментирования >>>




Some HTML is OK

or, reply to this post via trackback.

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.