Skip to content




Южно-Казахстанская область: Мавзолей Ходжа Ахмета Яссауи, XIV век

Ком­плекс мав­зо­лея Ах­ме­та Яс­са­уи в го­ро­де Тур­кес­та­не – вы­да­ю­щий­ся па­мят­ник сред­не­ве­ко­во­го зод­чест­ва

Мав­зо­лей Ход­жи Ах­ме­та Яс­са­уи, рас­по­ло­жен­ный в го­ро­де Тур­кес­тан на юге Ка­зах­ста­на – уди­ви­тель­ный ком­плекс двор­цов и хра­мов, ше­девр ар­хи­тек­ту­ры, по­стро­ен­ный в пе­ри­од с 1385 по 1405 го­дов. Вклю­чён в Спи­сок все­мир­но­го на­сле­дия ЮНЕС­КО.

Это гран­ди­оз­ное со­ору­же­ние бы­ло воз­двиг­ну­то в честь жив­ше­го в XII ве­ке из­вест­но­го на Вос­то­ке древ­не­тюрк­ско­го по­эта и про­по­вед­ни­ка су­физ­ма Ах­ме­та Яс­са­уи. Сло­во «Яс­са­уи» озна­ча­ет из Ясы. Так в древ­нос­ти на­зы­вал­ся го­род Тур­кес­тан.

Весь го­род­ской центр – яв­ля­ет­ся ис­то­ри­чес­кой и куль­тур­ной ре­зер­ва­ци­ей Аз­рет – сул­та­на. По­ми­мо мав­зо­лея Ход­жи Ах­ме­та Яс­са­уи, он вклю­ча­ет в се­бя, сред­не­ве­ко­вую ба­ню, хил­вет, где жил ве­ли­кий свя­той, мав­зо­лей ве­ли­кой – внуч­ки Ти­му­ра Ра­бии – Сул­тан Бе­гим и дру­гие па­мят­ни­ки, сре­ди ко­то­рых чу­дом со­хра­нил­ся под­зем­ный дом для раз­мыш­ле­ний Кум­шик-ата.

Ход­жа Ах­мет Хаз­ре­ти Сул­тан Яс­са­уи – ос­но­ва­тель су­физ­ма, мыс­ли­тель, по­эт, про­по­вед­ник

Ход­жа Ах­мет Хаз­ре­ти Сул­тан Яс­са­уи – при­знан­ный гла­ва тюрк­ской вет­ви су­физ­ма, мыс­ли­тель, по­пу­ляр­ный сре­ди мест­ных ко­чев­ни­ков по­эт-мис­тик и ре­ли­ги­оз­ный про­по­вед­ник. Отец – Иб­ра­хим ибн Мах­муд – был, как от­ме­чал Ах­мет Яс­са­уи в сво­их 149 хик­ме­тах, ре­ли­ги­оз­ным, ува­жа­е­мым, из­вест­ным шей­хом г. Ис­фид­жаб (Сай­рам). Ах­мет ро­дил­ся в го­ро­де Яс­сы (Тур­кес­тан). Ког­да ему бы­ло 7 лет, он ли­шил­ся от­ца, пос­ле че­го мать от­да­ла его на уче­ние Арыс­тан­ба­ба. Ста­нов­ле­ние Ах­ме­та Яс­са­уи  как лич­нос­ти про­ис­хо­ди­ло в г. Яс­сы, ку­да он при­был в 17 лет, пос­ле кон­чи­ны сво­е­го учи­те­ля. Имен­но с это­го воз­рас­та юно­ша на­чи­на­ет пи­сать сти­хи на араб­ском, ча­га­тай­ском, пер­сид­ском, тюрк­ском язы­ках. Ин­те­ре­су­ет­ся  по­э­зи­ей, ли­те­ра­ту­рой Вос­то­ка. Поз­же он по­бы­вал в Бу­ха­ре, где про­хо­дил уче­ни­чест­во у Юсу­фа Ха­ма­да­ни. При­о­бре­тя сан зна­то­ка су­физ­ма, Ах­мет Яс­са­уи воз­вра­ща­ет­ся в г. Яс­сы и про­дол­жа­ет тра­ди­цию, за­ло­жен­ную Арыс­тан­ба­бы. Здесь он ос­но­вал су­фий­ский ор­ден "Яс­са­уи". Ах­мет Яс­са­уи при­зы­ва­ет к ас­ке­тиз­му, от­ре­че­нию от внеш­не­го ми­ра и тер­пе­нию, по­сколь­ку это обес­пе­чит бла­жен­ст­во в за­гроб­ном ми­ре. Он при­зы­ва­ет лю­дей к спра­вед­ли­вос­ти, чест­нос­ти, добро­те. Бла­го­да­ря ему тюрк­ский язык был вве­ден в ли­те­ра­тур­ный оби­ход.

На­род­ные про­по­вед­ни­ки, име­ну­е­мые "ба­ба", рас­прост­ра­ня­ли уче­ние Яс­са­уи в Тур­кес­та­не, Азер­байд­жа­не, Ма­лой Азии, в рай­о­не Вол­ги, Хо­ра­са­не и т.д. Яс­са­уи опре­де­лил рус­ло раз­ви­тия на­род­ной струи в но­во­ис­лам­ской ци­ви­ли­за­ции тюрк­ских на­ро­дов. Он су­мел со­еди­нить но­вую ре­ли­ги­оз­ную идео­ло­гию с мас­со­вым со­зна­ни­ем, тен­гри­ан­ско-ша­ма­нис­те­ким, зо­ро­аст­рий­ским. В этом про­цес­се зна­чи­тель­ную роль сыг­ра­ло яс­са­у­ий­ское дви­же­ние, ко­то­рое про­по­ве­дью спра­вед­ли­вос­ти, нрав­ст­вен­но­го, ду­хов­но­го очи­ще­ния и со­вер­шен­ст­во­ва­ния че­ло­ве­ка на­шло от­клик в ду­ше тюрк­ско­го на­ро­да.

Бла­го­да­ря Ах­ме­ту, су­физм, как фи­ло­соф­ская сис­те­ма, стал иг­рать ре­ша­ю­щую роль в ду­хов­ном по­зна­нии и ми­ро­воз­зре­нии тюрк­ских на­ро­дов. Если до Яс­са­уи тюрк­ские на­ро­ды мо­ли­лись Тен­гри, пос­ле не­го – ста­ли ве­рить в Ал­ла­ха. С по­мощью су­физ­ма тюрк­ские на­ро­ды по­зна­ли вос­точ­ную фи­ло­со­фию, фи­ло­со­фию ми­ро­вой ре­ли­гии.

Его по­сле­до­ва­те­лем стал сын Арыс­тан­ба­бы Ман­сур. К не­му шло боль­шое ко­ли­чест­во по­клон­ни­ков и па­лом­ни­ков. Пос­ле 63 лет он до кон­ца жиз­ни про­жил в под­зе­мелье. Эго Яс­са­уи объ­яс­нил та­ким об­ра­зом: "До­стиг воз­рас­та про­ро­ка, шес­ти­де­ся­ти трех лет, для ме­ня это­го до­ста­точ­но, нет не­об­хо­ди­мос­ти жить сверх сро­ка, отве­ден­но­го про­ро­ком". Су­щест­ву­ют раз­лич­ные дан­ные о про­дол­жи­тель­нос­ти жиз­ни Ах­ме­та Яс­са­уи. По од­ним дан­ным, он про­жил 73 го­да, по дру­гим – до 85 лет. Ж.Ай­мау­тов, опи­ра­ясь на текст 149 хик­ме­тов Яс­са­уи, счи­та­ет, что он про­жил 125 лет. (Тог­да да­та его рож­де­ния – 1041 г.).

Про­по­ве­дуя идеи су­физ­ма, Ах­мет Яс­са­уи сам твер­до сле­до­вал им, жил в бед­нос­ти. Нрав­ст­вен­ный ав­то­ри­тет Ах­ме­та Яс­са­уи был вы­сок как сре­ди на­се­ле­ния сыр­дарь­ин­ских сте­пей, так и да­ле­ко за их пре­де­ла­ми. Пос­ле смер­ти Ах­ме­та Яс­са­уи во­круг его име­ни ста­ли со­зда­вать­ся ле­ген­ды, мо­ги­ла ста­ла мес­том па­лом­ни­чест­ва.

Ис­то­рия стро­и­тель­ст­ва мав­зо­лея

На­род­ные пре­да­ния рас­ска­зы­ва­ют о боль­шом ува­же­нии эми­ра Ти­му­ра к свя­ты­не Тур­кес­та­на. По его ука­за­нию бо­лее чем два ве­ка спус­тя пос­ле смер­ти Ах­ме­та Яс­са­уи на мес­те не­боль­шо­го над­мо­гиль­но­го со­ору­же­ния, оче­вид­но, при­шед­ше­го в вет­хость, был по­стро­ен один из вы­да­ю­щих­ся па­мят­ни­ков ми­ро­во­го зод­чест­ва, ко­то­рый во­шел в спи­сок ми­ро­во­го на­сле­дия ЮНЕС­КО.

Офи­ци­аль­ная ис­то­рия Ти­му­ра «Кни­га по­бед» («За­фар-на­ме») свя­зы­ва­ет по­вест­во­ва­ние о за­клад­ке зда­ния с со­бы­ти­я­ми кон­ца 1397 го­да, ког­да Ти­мур тор­жест­вен­но со­вер­шил зи­а­рат (по­кло­не­ние) на мо­ги­ле Ах­ме­та Яс­са­уи. Со­глас­но «Кни­ге по­бед», имен­но во вре­мя пре­бы­ва­ния в го­ро­де Ясы Ти­мур дал ука­за­ние о со­зда­нии здесь, на окра­и­не его вла­де­ний, гран­ди­оз­но­го со­ору­же­ния, до­стой­но­го па­мя­ти Ах­ме­та Яс­са­уи. Оно долж­но бы­ло воз­ве­ли­чить ис­лам, спо­соб­ст­во­вать его даль­ней­ше­му рас­прост­ра­не­нию, об­лег­чить прав­ле­ние об­шир­ным кра­ем.

В XIV в. по ука­за­нию эми­ра Ти­му­ра Ах­ме­ту Яс­са­уи был воз­ве­ден ар­хи­тек­тур­ный па­мят­ник. По это­му по­во­ду есть мест­ная ле­ген­да. Ког­да ста­ли воз­во­дить сте­ны мав­зо­лея, силь­ная бу­ря снес­ла их. Пос­ле вто­рич­но­го воз­ве­де­ния ис­то­рия пов­то­ри­лась. Пос­ле че­го во сне Ти­му­ру яв­ля­ет­ся ста­рик, ко­то­рый да­ет со­вет воз­вес­ти сна­ча­ла ма­зар Арыс­тан­ба­бы, как учи­те­лю и на­став­ни­ку Ах­ме­та. Эмир Ти­мур по­сту­пил так, как ска­зал ста­рик. Пос­ле че­го при­сту­пил к за­ду­ман­но­му. О зна­чи­мос­ти Арыс­тан­ба­бы сви­де­тель­ст­ву­ет обы­чай, по ко­то­ро­му па­лом­ни­ки долж­ны бы­ли обя­за­тель­но про­вес­ти ночь в От­ра­ре у Арыс­тан­ба­бы, где име­лись спе­ци­аль­ные до­ми­ки, чай­ха­на, а по­том толь­ко мог­ли прий­ти к Ах­ме­ту Яс­са­уи.

Ти­мур сам опре­де­лил ос­нов­ные раз­ме­ры зда­ния, в част­нос­ти, диа­метр боль­шо­го ку­по­ла дол­жен был рав­нять­ся 30 гя­зам (еди­ни­ца ме­ры дли­ны, рав­ная 60,6 см). Этим мо­ду­лем (гя­зом) опре­де­ля­лись раз­ме­ры всех осталь­ных час­тей со­ору­же­ния. В ука­зе Ти­му­ра со­дер­жа­лись так­же ре­ко­мен­да­ции от­но­си­тель­но  не­ко­то­рых де­ко­ра­тив­ных де­та­лей зда­ния и его внут­рен­не­го убран­ст­ва.

В спе­ци­аль­ной гра­мо­те (ва­куф-на­ме) пе­ре­чис­ля­лись ары­ки и зем­ли, от­чуж­ден­ные в поль­зу па­мят­ни­ка. До­хо­ды от этих вла­де­ний и по­жерт­во­ва­ния ве­ру­ю­щих долж­ны бы­ли ис­поль­зо­вать­ся на ре­монт зда­ния и со­дер­жа­ние шта­та слу­жи­те­лей.

Хо­ро­шо со­хра­нив­ша­я­ся над­пись над вхо­дом в зда­ние гла­сит: «Это свя­тое мес­то со­ору­же­но по ве­ле­нию влас­те­ли­на, лю­би­мо­го ал­ла­хом, Эми­ра Ти­му­ра гу­ра­га­на… – да про­длит ал­лах его по­ве­ле­ния на ве­ка!»

Ука­за­ния Ти­му­ра осу­щест­вля­лись не­укосни­тель­но. По пре­да­ни­ям, ког­да воз­дви­га­ли мав­зо­лей, от хум­да­на (кир­пич­но­го за­во­да), на­хо­див­ше­го­ся в Са­у­ра­не, бы­ли рас­став­ле­ны ра­бо­чие, ко­то­рые из рук в ру­ки пе­ре­да­ва­ли кир­пич для стро­и­тель­ст­ва.

Ар­хи­тек­ту­ра мав­зо­лея

Мав­зо­лей Ах­ме­та Яс­са­уи яв­ля­ет­ся ар­хи­тек­тур­ным ком­плек­сом, в ко­то­ром объ­еди­не­ны функ­ции мав­зо­лея, ме­че­ти, ха­на­ки (по­ме­ще­ния для со­вер­ше­ния мас­со­вых ри­ту­аль­ных об­ря­дов – ка­зан­ды­ка), по­ме­ще­ний ад­ми­нист­ра­тив­но­го и хо­зяй­ст­вен­но­го на­зна­че­ния. В пла­не он име­ет раз­ме­ры 46,5 х 62,5 м. Внеш­не сим­мет­рич­ный, ком­пакт­ный план вклю­ча­ет до 35 по­ме­ще­ний, со­еди­нен­ных пе­ре­хо­да­ми, лест­ни­ца­ми и ко­ри­до­ра­ми, ко­то­рые от­хо­дят от уг­лов ка­зан­ды­ка и чле­нят по­ме­ще­ние на во­семь от­се­ков-бло­ков.

Де­ле­ние зда­ния на бло­ки сви­де­тель­ст­ву­ет о стрем­ле­нии обес­пе­чить их са­мос­то­я­тель­ную осад­ку. Раз­ные по ве­су час­ти со­ору­же­ния стро­и­те­ли опи­ра­ли на раз­лич­ные по глу­би­не и стро­и­тель­ным ма­те­ри­а­лы кон­струк­ции.

Боль­шим раз­но­об­ра­зи­ем от­ли­ча­ют­ся свод­ча­тые кон­струк­ции. Здесь при­ме­не­ны крес­то­вые сво­ды, тром­по­вые, па­рус­ные, ба­лоч­ные и кон­соль­но-яче­и­с­тые под­ку­поль­ные кон­струк­ции; па­рал­лель­ные ар­ки, со­еди­нен­ные друг с дру­гом по­лу­а­роч­ка­ми, кон­струк­ции яв­ля­ют­ся за­ро­ды­шем идеи пе­ре­се­ка­ю­щих­ся арок, ко­то­рые по­лу­чи­ли окон­ча­тель­ную раз­ра­бот­ку в по­сле­ду­ю­щие эта­пы раз­ви­тия ар­хи­тек­ту­ры Сред­ней Азии.

Зда­ние сло­же­но из квад­рат­но­го обо­жжен­но­го кир­пи­ча раз­ме­ра­ми 25х25х5 см и 26х26х6 см. В ка­чест­ве вя­жу­ще­го ма­те­ри­а­ла ис­поль­зо­ван але­баст­ро­вый (ган­че­вый) рас­твор.

Точ­ный вы­бор кон­струк­тив­ной схе­мы, вы­со­кое ка­чест­во ма­те­ри­а­ла и стро­и­тель­ных ра­бот обес­пе­чи­ли зда­нию проч­ность и устой­чи­вость на ве­ка.

Ве­ли­чест­вен­на пор­таль­ная часть па­мят­ни­ка с глу­бо­кой и ши­ро­кой ароч­ной ни­шей и флан­ки­ру­ю­щи­ми ее пи­ло­на­ми и ми­на­ре­та­ми. Бла­го­да­ря зна­чи­тель­ной вы­со­те (39 м) и боль­шо­му про­ле­ту ар­ки (18 м) она до­ми­ни­ру­ет над ос­нов­ным объ­емом зда­ния и под­чер­ки­ва­ет мо­ну­мен­таль­ность его ар­хи­тек­тур­но­го об­ли­ка.

Ха­рак­тер­ный для эпо­хи Ти­му­ра де­ко­ра­ти­визм в ре­ше­нии па­рад­ных час­тей про­явил­ся в оформ­ле­нии фа­са­дов, ко­то­рые на­сы­ще­ны гео­мет­ри­чес­кой и рас­ти­тель­ной ор­на­мен­та­ци­ей с ши­ро­ким при­ме­не­ни­ем эпи­гра­фи­ки.

Осо­бым со­вер­шен­ст­вом про­пор­ций и бо­гат­ст­вом де­ко­ра вы­де­ля­ет­ся се­вер­ный фа­сад. Трех­чет­верт­ные ко­лон­ны на уг­лах его срав­ни­тель­но не­боль­шо­го пор­та­ла увен­ча­ны ли­ро­об­раз­ны­ми ка­пи­те­ля­ми, об­ли­цо­ван­ны­ми би­рю­зо­вой май­о­ли­кой с рас­ти­тель­ным ор­на­мен­том. Ство­лы  ко­лонн от­де­ла­ны шес­тиг­ран­ны­ми май­о­ли­ко­вы­ми пли­та­ми.  Их узор, сли­ва­ясь, об­ра­зу­ет не­пре­ры­ва­ю­щий­ся ри­су­нок. Над пор­та­лом на вы­со­ком ба­ра­ба­не воз­вы­ша­ет­ся ку­пол ка­быр­ха­ны – усы­паль­ни­цы Ах­ме­та Яс­са­уи.

Плос­кос­ти это­го и бо­ко­вых (за­пад­но­го и вос­точ­но­го) фа­са­дов об­ли­цо­ва­ны гла­зу­ро­ван­ны­ми кир­пи­ча­ми, по­став­лен­ны­ми на реб­ро. Гео­мет­ри­чес­кий ор­на­мент (ги­ри) вы­ло­жен си­ни­ми плит­ка­ми и чет­ко вы­де­ля­ет­ся. Све­то­вые про­емы, об­рам­лен­ные тон­ки­ми пря­мо­уголь­ны­ми рам­ка­ми, ор­га­нич­но впи­сы­ва­ют­ся в ком­по­зи­цию фа­са­дов.

Верх­нюю часть стен всех фа­са­дов, кро­ме глав­но­го юж­но­го, на вы­со­те 13 мет­ров вен­ча­ет эпи­гра­фи­чес­кий фриз ши­ри­ной 2,5 мет­ра. На фри­зе вы­держ­ки из шес­той су­ры ко­ра­на.

Цо­коль­ная часть зда­ния об­ли­цо­ва­на ка­мен­ны­ми пя­тиг­ран­ны­ми плит­ка­ми, меж­ду ко­то­ры­ми встав­ле­ны цвет­ные май­о­ли­ко­вые плит­ки, об­ра­зу­ю­щие звез­д­ча­тый узор.

Твор­чес­кий прин­цип зод­чих, со­здав­ших этот па­мят­ник, ос­но­вы­вал­ся на един­ст­ве ар­хи­тек­тур­ных и кон­струк­тив­ных форм и де­ко­ра­тив­но­го ре­ше­ния. В от­дель­ных по­ме­ще­ни­ях де­кор уси­лен ста­лак­ти­та­ми, на­бор­ной мо­за­и­кой и на­стен­ной жи­во­писью.

По­ме­ще­ния мав­зо­лея Х. А. Яс­са­уи

Па­мят­ник со­сто­ит из вось­ми по­ме­ще­ний раз­лич­но­го ха­рак­те­ра, ко­то­рые груп­пи­ру­ют­ся во­круг цент­раль­но­го, са­мо­го боль­шо­го в ком­л­пек­се за­ла – ка­зан­ды­ка. Это мав­зо­лей Ход­жа Ах­ме­та Яс­са­уи, ме­четь, двор­цо­вые за­лы – боль­шой и ма­лый ак­са­раи, биб­лио­те­ка (ки­таб­ха­на) и хо­зяй­ст­вен­ный ком­плекс, в ко­то­рый вхо­дят ко­ло­дез­ная (ку­дук­ха­на), кух­ня (ас­ха­на), жи­лые по­ме­ще­ния (худж­ры) и дру­гие.

Ка­зан­дык. Ка­зан­дык – па­рад­ное по­ме­ще­ние ком­плек­са, квад­рат­ное в пла­не со сто­ро­на­ми, рав­ны­ми 18,2 м,  по­кры­то са­мым круп­ным из со­хра­нив­ших­ся в Сред­ней Азии сфе­ро­ко­ни­чес­ким ку­по­лом с оди­нар­ной обо­лоч­кой. По осям стен ка­зан­ды­ка  устро­е­ны вы­со­кие стрель­ча­тые ни­ши, де­ко­ри­ро­ван­ные ган­че­вы­ми ста­лак­ти­та­ми. Про­пор­ции по­ме­ще­ния, его вы­со­та (39 м), бе­лиз­на стен в тус­клом осве­ще­нии со­зда­ют ат­мо­сфе­ру по­коя, бла­го­го­ве­ния и тор­жест­вен­нос­ти.

В цент­ре за­ла на­хо­дит­ся ри­ту­аль­ный ко­тел Тай­ка­зан, от­ли­тый, по пре­да­ни­ям, из спла­ва се­ми ред­ких бла­го­род­ных ме­тал­лов в се­ле Кар­нак, в 25 ки­ло­мет­рах от го­ро­да Тур­кес­та­на. По пре­да­нию, ис­пив из тай-ка­за­на, каж­дый па­лом­ник по­ла­гал, что очис­тил­ся от сквер­ны.

Ка­зан ак­ку­рат­но и плот­но за­крыт плен­кой, так как од­но вре­мя сре­ди по­се­ти­те­лей воз­ник обы­чай бро­сать в не­го де­неж­ные по­жерт­во­ва­ния, что, по мне­нию слу­жи­те­лей, не бы­ло пра­виль­ным "ни ис­то­ри­чес­ки, ни по­ли­ти­чес­ки".

Ка­зан – сим­вол еди­не­ния и гос­теп­ри­им­ст­ва. Диа­метр его 2,2 мет­ра, вес две тон­ны. Пре­уве­ли­чен­ные раз­ме­ры тай­ка­за­на про­дик­то­ва­ны древ­ни­ми ве­ро­ва­ни­я­ми тюрк­ских пле­мен:  край ка­за­на дол­жен на­хо­дить­ся на вы­со­те рта че­ло­ве­ка, ко­то­рый к не­му на­прав­ля­ет­ся.

По­верх­ность тай­ка­за­на укра­ше­на тре­мя по­яса­ми рель­еф­ных над­пи­сей на фо­не рас­ти­тель­но­го ор­на­мен­та. Верх­няя гла­сит, что этот ка­зан для во­ды – дар Ти­му­ра со­ору­же­нию, воз­двиг­ну­то­му  в па­мять о Ход­же Ах­ме­те Яс­са­уи. В сред­ней сло­ва: «Будь бла­го­сло­вен», год из­го­тов­ле­ния ка­за­на – 1399 и имя мас­те­ра – Аб­дуль­га­зиз ибн Ша­ра­фут­дин из Теб­ри­за. В ниж­ней ска­за­но: «Цар­ст­во ал­ла­ху». Руч­ки кот­ла име­ют вид цвет­ков ло­то­са и че­ре­ду­ют­ся с круг­лы­ми вы­сту­па­ми. С 1934 го­да этот ко­тел экс­по­ни­ро­вал­ся в Ле­нин­гра­де (ны­не Санкт-Пе­тер­бург, Рос­сия) в Го­су­дар­ст­вен­ном Эр­ми­та­же. В 1988 го­ду уси­ли­я­ми ка­зах­стан­ско­го пра­ви­тель­ст­ва Тай­ка­зан был воз­вра­щен го­су­дар­ст­ву.

В этом по­ме­ще­нии ус­та­нов­ле­ны све­тиль­ни­ки, не­ко­то­рые из них до сих пор хра­нят­ся здесь, а два из них хра­нят­ся в Лув­ре и Эр­ми­та­же. Сре­ди них наиболь­шую ху­до­жест­вен­ную цен­ность пред­став­ля­ет мо­ну­мен­таль­ный брон­зо­вый све­тиль­ник – так­же дар Ти­му­ра. Он укра­шен рас­ти­тель­ной ор­на­мен­та­ци­ей, гра­ви­ро­ван­ны­ми над­пи­ся­ми и ин­крус­та­ци­ей се­реб­ром и зо­ло­том. Над­пи­си со­об­ща­ют  имя мас­те­ра – Изуд­дин ибн Тад­жун­дин и год из­го­тов­ле­ния – 1397.

Ка­быр­ха­на - усы­паль­ни­ца Ход­жа Ах­ме­та Яс­са­уи. Вы­со­ким мас­тер­ст­вом ком­по­зи­ции, тон­ким ху­до­жест­вен­ным вку­сом и фи­лиг­ран­ностью ис­пол­не­ния от­ли­ча­ют­ся де­ре­вян­ные рез­ные две­ри, ве­ду­щие в ка­зан­дык, и две­ри Ка­быр­ха­ны, ин­крус­ти­ро­ван­ные цен­ны­ми по­ро­да­ми де­ре­ва, ко­то­рая рас­по­ло­же­на за ка­зан­ды­ком и зи­а­рат­ха­ной – мес­том со­вер­ше­ния по­ми­на­ль­ной мо­лит­вы на­про­тив глав­но­го вхо­да по про­доль­ной оси зда­ния.

Это квад­рат­ное (7,5х7,5) ку­поль­ное по­ме­ще­ние, с не­глу­бо­ки­ми, но ши­ро­ки­ми, в по­ло­ви­ну дли­ны каж­дой сте­ны, ароч­ны­ми ни­ша­ми. В цент­ре по­ме­ще­ния над­гро­бие (3,25х2х2,2 м), об­ли­цо­ван­ное блед­но-зе­ле­ным ор­на­мен­том. Па­лом­ни­ки, как пра­ви­ло, сю­да не до­пус­ка­лись. Они со­вер­ша­ли мо­лит­ву у вхо­да в  Ка­быр­ха­ну.

Ма­лая ме­четь. Ма­лая ме­четь (мес­то для мо­литв) – од­но из са­мых ин­те­рес­ных по­ме­ще­ний ком­плек­са по кон­струк­ции и де­ко­ру. Крес­то­об­раз­ное в пла­не, оно увен­ча­но со­вер­шен­но не­обык­но­вен­ным ку­по­лом, буд­то вы­ре­зан­ным из пер­ла­мут­ра и ус­та­нов­лен­ным  на срав­ни­тель­но вы­со­ком ба­ра­ба­не, в ко­то­ром име­ют­ся све­то­вые про­емы.

С осо­бой изыс­кан­ностью от­де­лан ин­терь­ер ме­че­ти. Ши­ро­кие ни­ши, пе­ре­кры­тые стрель­ча­ты­ми ар­ка­ми, де­ко­ри­ро­ва­ны ган­че­вы­ми ста­лак­ти­та­ми. Ни­же  ста­лак­ти­тов – гео­мет­ри­чес­кий ор­на­мент (ги­рих), пле­те­ние ко­то­ро­го об­ра­зу­ет шес­ти­ко­неч­ные звез­ды. Па­не­ль ме­че­ти  вы­ло­же­на си­ни­ми и тем­но-зе­ле­ны­ми май­о­ли­ко­вы­ми плит­ка­ми.

Мих­раб (ни­ша ме­че­ти, об­ра­щен­ная на Мек­ку) пред­став­ля­ет со­бой углуб­лен­ную ни­шу, об­рам­лен­ную пря­мо­уголь­ной рам­кой. На плос­кос­ти рам­ки из­ре­че­ния из ко­ра­на на фо­не рас­ти­тель­но­го ор­на­мен­та, вы­пол­нен­но­го в тех­ни­ке рез­ной на­бор­ной мо­за­и­ки с пре­об­ла­да­ни­ем си­не-фи­о­ле­то­во­го цве­та. В от­дел­ке тим­па­на мих­ра­ба при­ме­не­на  по­зо­ло­та. Ор­на­мен­таль­ное бо­гат­ст­во этой час­ти па­мят­ни­ка да­ет пред­став­ле­ние о ха­рак­те­ре де­ко­ра в ве­ли­чест­вен­ной ар­хи­тек­ту­ре эпо­хи Ти­му­ра. Вход в ме­четь – из ко­ри­до­ра, иду­ще­го вдоль се­вер­ной сто­ро­ны ка­зан­ды­ка. До­ступ в это по­ме­ще­ние так­же был огра­ни­чен.

Ма­лый и боль­шой Ак­са­рай. Ак­са­раи, боль­шой и ма­лый, пред­став­ля­ют со­бой дву­свет­ные за­лы. В XVI-XVIII ве­ках, ког­да в го­ро­де Тур­кес­та­не на­хо­ди­лась ре­зи­ден­ция ка­зах­ских ха­нов Стар­ше­го и Сред­не­го жу­зов, они ис­поль­зо­ва­лись как двор­цо­вые по­ме­ще­ния.

Ма­лый Ак­са­рай – по­ме­ще­ние, где на про­тя­же­нии шес­ти­сот лет хо­ро­ни­ли са­мых ува­жа­е­мых лю­дей. Все­го здесь  43  над­гроб­ных кам­ня. Са­мое ста­рое за­хо­ро­не­ние 1431 го­да, са­мое по­след­нее – 1917 го­да.

Боль­шой Ак­са­рай – это уни­каль­ное двор­цо­вое по­ме­ще­ние пер­во­на­чаль­но пред­на­зна­ча­лось для сбо­ра дер­ви­шей, со­бра­ний ре­ли­ги­оз­ных об­щин. В за­ле про­во­ди­лись дип­ло­ма­ти­чес­кие при­ё­мы, во­ен­ные пе­ре­го­во­ры, со­бра­ния фе­о­даль­ной зна­ти. Здесь на­хо­дят­ся хан­ское крес­ло и ски­петр.

На вхо­де в по­ме­ще­ние Боль­шо­го Ак­са­рая мож­но уви­деть над­гроб­ный ка­мень ве­ли­ко­го пра­ви­те­ля Аб­лай Ха­на, умер­ше­го в 1781 го­ду.

Ки­тап­ха­на. Биб­лио­те­ка при­мы­ка­ет к ка­зан­ды­ку с за­па­да, как бы урав­но­ве­ши­вая в пла­не при­мы­ка­ю­щий с вос­то­ка ма­лый ак­са­рай. В этом за­ле раз­ме­ща­лась биб­лио­те­ка древ­них ру­ко­пис­ных книг, пе­чат­ных из­да­ний. Так­же здесь пе­ре­пи­сы­ва­лись кни­ги и  ве­лось де­лоп­ро­из­вод­ст­во. До­ку­мен­ты и де­ло­вые бу­ма­ги, со­хра­нив­ши­е­ся до на­ших дней, от­ра­жа­ют ис­то­рию Тур­кес­та­на XIV – XV вв. Сре­ди книг, до­шед­ших до нас, осо­бый ин­те­рес пред­став­ля­ет со­бой два Ко­ра­на, от­но­ся­щих­ся к XII ве­ку, с зо­ло­тым тис­не­ни­ем и ор­на­мен­ти­ро­ван­ные рос­пи­ся­ми. Здесь же хра­ни­лись уни­каль­ные из­да­ния про­из­ве­де­ний вос­точ­ных ав­то­ров, в том чис­ле са­мо­го Ах­ме­да Яс­са­ви, ко­то­рые в на­ше вре­мя пе­ре­да­ны в ред­кие фон­ды Ака­де­мии на­ук РК и На­цио­на­ль­ной биб­лио­те­ки Ка­зах­ста­на.

Ко­ло­дез­ная и кух­ня рас­по­ло­же­ны в пор­таль­ной час­ти па­мят­ни­ка.

Ас­ха­на. На­зва­ние за­ла свя­за­но с при­го­тов­ле­ни­ем осо­бо­го ри­ту­аль­но­го ку­шанья для па­лом­ни­ков. Еда го­то­ви­лась в те­че­ние су­ток, го­то­ви­ли еду из пше­ни­цы и ба­ра­ни­ны. Тут со­хра­ни­лись ста­рин­ные пе­чи, ко­тёл, де­ре­вян­ная по­су­да.

Ку­дук­ха­на. Это по­ме­ще­ние   по­лу­чи­ло своё на­зва­ние от ко­лод­ца (ку­дук), ко­то­рый здесь на­хо­дит­ся. Пред­по­ла­га­ют, что ко­ло­дец вы­рыт во вре­мя стро­и­тель­ст­ва ком­плек­са, что­бы обес­пе­чить стро­и­те­лей во­дой; но есть и дру­гие вер­сии: ко­ло­дец вы­рыт во вре­мя со­про­тив­ле­ния го­род­ско­го на­се­ле­ния джун­га­рам, вторг­шим­ся в пре­де­лы Ка­зах­ста­на в XVIII в. Под­ня­тую из это­го ко­лод­ца во­ду счи­та­ли свя­щен­ной, ею на­пол­ня­ли Тай-ка­зан  и раз­да­ва­ли па­лом­ни­кам в дни му­суль­ман­ских празд­ни­ков.

Из че­ты­рех ве­ли­чест­вен­ных па­мят­ни­ков эпо­хи Ти­му­ра со­хра­ни­лось толь­ко зда­ние мав­зо­лея Ах­ме­та Яс­са­уи в Тур­кес­та­не, а осталь­ные Ак са­рай и Дорус­си­а­дат (усы­паль­ни­ца Ти­му­ри­дов) в Шах­ри­сяб­зе, ме­четь Би­би-ха­ным в Сам­ра­кан­де – пре­вра­ти­лись в ру­и­ны.

Мав­зо­лей Х. А. Яс­са­уи – ме­ри­ло нрав­ст­вен­нос­ти

Пре­уве­ли­чен­ные раз­ме­ры, со­вер­шен­ст­во про­пор­ций, но­виз­на не­ко­то­рых кон­струк­тив­ных при­емов, бо­гат­ст­во и раз­но­об­ра­зие ар­хи­тек­тур­но­го де­ко­ра мав­зо­лея Ах­ме­да Яс­са­уи да­ют пол­ное пред­став­ле­ние о мо­ну­мен­таль­ном сти­ле  ар­хи­тек­ту­ры эпо­хи Ти­му­ра, сло­жив­шем­ся в кон­це XIV- на­ча­ле XV ве­ков. Вмес­те с тем ис­то­ки ар­хи­тек­тур­но-стро­и­тель­ных при­емов и мо­ти­вы де­ко­ра­тив­ных средств тес­но свя­за­ны с ар­хи­тек­ту­рой пред­шест­ву­ю­ще­го ка­ра­ха­нид­ско­го пе­ри­о­да, ког­да сфор­ми­ро­ва­лись ха­рак­тер­ные чер­ты ар­хи­тек­ту­ры на­ро­дов Сред­ней Азии. На про­тя­же­нии ве­ков этот па­мят­ник слу­жил не толь­ко нрав­ст­вен­ным ме­ри­лом, но и ме­ри­лом вы­со­кой стро­и­тель­ной куль­ту­ры.

Мав­зо­лей Ход­жа Ах­ме­та Яс­са­уи так­же та­ит в се­бе мно­жест­во не­раз­га­дан­ных до сих пор за­га­док. Од­на из них – это про­ис­хож­де­ние не­обыч­но­го зо­ло­то­го си­я­ния от од­ной из стен мав­зо­лея. Са­ма сте­на по­кры­та си­не-го­лу­бой мо­за­и­кой,как под­твер­ди­ли со­вре­мен­ные ар­хи­тек­то­ры и рес­тав­ра­то­ры, ни­ка­ких зо­ло­тых или по­зо­ло­чен­ных вкрап­ле­ний на ней нет.

В му­суль­ман­ском ми­ре Мав­зо­лей Ход­жи Ах­ме­та  Яс­са­уи по­чи­та­ет­ся как вто­рая Мек­ка.

Ис­точ­ник: http://www.madenimura.kz

Прочтите еще:

Posted in Мой Казахстан.

Tagged with , , , .







0 Responses

Stay in touch with the conversation, subscribe to the RSS feed for comments on this post.

Обнаружили ошибку в тексте выделите ее и нажмите клавиши Ctrl + Enter

Ознакомиться с правилами комментирования >>>




Some HTML is OK

or, reply to this post via trackback.

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.