Об Исламе среди казахов

Священник Ефрем Елисеев «Записки миссионера Буконского стана Киргизской миссии за 1892–1899 гг.», СПб., 1900 год.

«…- Киргизы, — говорили мне перед отъездом в миссию, — только внешне исполнители закона и обряда мусульманского. Многие из них никогда не совершают намазов (молитв), когда живут отдельно от татар; только встречаясь с последними и следуя их примеру, киргиза выполняют этот священный мусульманский обряд, при чем представляем (имамом) естественно татарин; киргизы же, совершая намаз, делают ракаяты (поклоны) неумело. Поживете среди киргиз два-три дня и вы сами убедитесь в этом, что проповедь можно начинать со всяким встречным киргизом безбоязно; где бы вы не беседовали с киргизами о вере, — все будут слушать вас с должным вниманием.

К сожалению, такое представление о киргизах часто далеко не соответствует действительности. Как видно будет ниже, киргизы зачастую проявляют такую же слепую преданность исламу, как и фанатики –татары, и поэтому оглашение киргизских степей истинами веры Христовой нередко требует от миссионера-проповедника неимоверных усилий…».

Фото С. Дудина, около г. Семипалатинск, 1899 г.

ФРИДЕРИКС Н. «Туркестан и его реформы. Из записок очевидца», 1869 г.

«…Киргизы Большой орды более магометане, чем многие русские это думают. Они, правда, не читают корана, потому что почти все безграмотны, но чтут праздники и посты, в которые, случалось нам видеть не раз при захождении солнца, они целыми группами становятся на колени и читают молитвы, поглаживая лица и бороды и делая земные поклоны. Целый месяц поста (ураза) почти все киргизы — исключения были очень редки — оставались по целым дням, до вечера, без всякой пищи, даже без глотка воды. Коран разрешает в дороге не держать поста, но киргизы, которые были с нами, несмотря на холод, постились постоянно до заката солнца…».

Фанатичный Ислам развит в южной степи в Каркаралинске!

1864 г. августа 20. — Донесение военного губернатора Области сибирских казахов генерал-губернатору Западной Сибири о насаждении христианства среди казахов.

Секретно.

«Ваше выс-во от 15 минувшего мая сего года за № 101 предложил мне доставить заключение по поводу обращения киргиз к православию. В исполнение сего имею честь довести до сведения Вашего выс-ва: область сибирских киргиз заключает в себе пространство по примерному исчислению до 750 000 квадратных верст, и на этом огромном пространстве главное население состоит из ордынцев, именуемых сибирскими киргизами. Всех киргизов в области считается по отчету за 1863 г. 140 013 душ мужского пола и 123 202 души женского пола.

Недостаточность населения русских между киргизами не дала им возможности хорошо ознакомиться с бытом русских; впрочем, православное население в степи увеличивается ежегодно, в особенности на торговых путях, и нет сомнения, что цивилизация киргиз идет параллельно с увеличением русского народонаселения.

Киргизы в общей массе, хотя и считаются магометанами, но религиозные понятия мало между ними развиты, в особенности в северной части степи. В южной половине, т.е. по ту сторону р. Ишима и в Каркаралинском округе, фанатический исламизм больше развит, и на первое время небезопасно будет как для миссионеров, так и для общественного порядка открыто проповедать там христианскую религию.

В северной половине или в некоторых частях округов Кокчетавского, Акмолинского и Баян-Аульского кочующие киргизы или в недальнем расстоянии от казачьих линий, или даже на землях, принадлежащих сибирскому казачьему войску, более или менее успели ознакомиться с бытом русского народа чрез сношения с русским населением и казаками. Некоторые из подобных киргиз, но преимущественно из бедного состояния, проживая в услужении у казаков, по собственному убеждению обращаются в православие. Однако и здесь главное препятствие к распространению православия я считаю сословие киргиз, более образованных и богатых, воспитанных большей частью татарскими муллами в правилах магометанского исповедания.

По сим соображениям открытое проповедывание христианства может иметь успех и не должно возбуждать фанатического противодействия со стороны ордынцев между киргизами, кочующими около русских поселений и на землях казачьих, т.е. в черте 10-верстного от линии расстояния, если оно сопряжено с крайней осторожностью, но не менее того необходимо сначала принять меры приготовительные административные к обращению киргиз в христианство, как-то: предоставлением им некоторых поземельных или других льгот, а также денежное вспомоществование новокрещенным. Эта последняя мера, по мнению моему, принесет больше существенной пользы как к распространению между киргизами христианства, так и к сохранению общественного порядка и уничтожению противодействия со стороны высшего и влиятельного класса народа.

Генерал-лейтенант [Подпись неразборчива]»

А. И. ЛЕВШИН «ОПИСАНИЕ КИРГИЗ-КАЗАЧЬИХ ИЛИ КИРГИЗ-КАЙСАЦКИХ ОРД И СТЕПЕЙ», 1832 г.

«…Все они вообще имеют понятие о высочайшем существе, сотворившем мир, но они поклоняются ему по законам Корана, другие смешивают учение исламизма с остатками древнего идолопоклонства, третьи думают, что кроме божества благого, пекущегося о счастии людей и называемого ими худай, есть злой дух, или шайтан, источник зла. Сверх того киргизы признают существование многих других духов, верят колдунам, ворожеям.

Однако же, из всех частей сего смешения различных исповеданий преимущественно пред прочими обнаруживается и, хотя оное совсем не производит в казачьих ордах того фанатизма, которым одушевлены прочие мусульмане, но они уверены, что люди, не чтущие их Пророка, суть неверные (кафир),которых можно мучить и против которых должно употреблять оружие. Киргизы так думают не только о христианах, ламайцах или народах всякого другого исповедания, но даже о магометанах шиитскоготолка, ибо сами себя причисляют к суннитамили, лучше сказать, не понимая сего различия, знают только, что турки, татары, бухарцы, хивинцы и другие соседи одинакового с ними вероисповедания, а персиян и прочих последователей Али почитают раскольниками. По сей-то причине ни один суннит не может быть рабом в киргизских ордах, а шиит, христианин и калмык, взятые в плен, продаются и содержатся одинаково….

…Киргизы Большой и Средней орд утверждают, что народные законы их гораздо древнее хана Тявки.

Не останавливаясь на изысканиях о том, кому принадлежит первенство законодательства киргиз-казачьего, изложим краткий свод оного…

…Ежели кто примет христианскую веру, у того родственники отнимают все его имение…».

ГАВЕРДОВСКИЙ Я. П«ЖУРНАЛ». 1803-1804 г.

«… О магометанском законе, в каком почтении оный у них находится в степи

Могилы и память умерших есть одна характерная черта сего народа, оставшаяся у них от времен идолопоклонства, хотя оное и против Магомедова устава, которому они с суетностью последуют, не зная оного совершенно. Несколько мулл с Алкораном приходит к ним из Бухарии и Хивы, и арабские стихи стараются толковать совсем противно, но в свою только пользу, дабы за отпущение грехов выманить от киргизцев более подарков, почему и во всех объяснениях приноравливаются к их обыкновениям, укореняя тем самым более зло в сердце сего народа, посеянное уже вместе с их рождением.

Главные понятия о законе заключаются здесь в следующих кратких правилах: чтоб исполнять всегдашнее омовение, употребляя для сего, за неимением воды, песок; повременное богомолье; снискивать пропитание чрез оружие, быть в беспрерывной праздности и удовлетворять желанию; по силе и по возможности пользоваться многоженством, что доводят они до чрезвычайности; а христиан считать врагами веры их, за что увозить иноверцев в неволю.

Никакое противоречие не в состоянии будет опровергнуть в киргизцах сих мнений, а потому и муллы не смеют много прекословить им в старых обрядах, наказание и самая смерть бывают воздаянием за противное наставление природному их побуждению. Ни один киргизец не умеет читать, ни же писать, напрасно заводимы были на границе российской для них школы; они не умели пользоваться сим благом, но жили с тем только на границе, дабы без дальних трудов иметь пропитание. Муллы наши, которые живут у них посылаемы будучи от начальства, не смеют ни в чем прекословить. Киргизцы при малейшем неудовольствии ничем не дорожат.

Закон Магомедов вошел к киргизцам с рукою завоевателей. Темир-Аксак, возвратившись из похода от Константинополя, рассеял страх с новым законом. Желание иметь много жен и по смерти есть только и веселиться, побудило и киргизцев принять оный, которые суть более подражатели, но не исполнители сей веры. Молятся машинально, некоторые каждый день, совсем без правил и не в урочное время, раза два припадают на колени и раза два поклонясь, оканчивают молитву поправлением их тюбетейки на голове и поглаживанием щек и бороды. Они почти никогда не моются, невзирая, что есть сие в обряде, леность в сем им препятствует, но довольствуются пылью, оною обтираясь, как предписано в Алкоране; стихов и молитв никаких почти не знают…».

АНДРЕЕВ И. Г. «ОПИСАНИЕ СРЕДНЕЙ ОРДЫ КИРГИЗ-КАЙСАКОВ», 1790 г.

«…О БОГОСЛУЖЕНИИ, МОЛИТВЕ И ПОСТАХ

1. Закон киргиз-кайсаков есть мугаметанской, которой приняли они в Бухарин от древнего хана Жанибека. Хотя же они в последующие времена и составили одно родство с разными языческими народами, но как почитают их более в своем рабстве и презирают, то сии принужденными нашлись, оставляя свои предания, называться единоверцами. Для богослужения же ахунов и муллов не имеют, а почитают всякого грамотного человека за муллу, коих из природных их ни у кого у них нет, а принимают их из ташкенцов и бухарцов. Сверх того многим знатным салтанам и старшинам по просьбам их даются таковые грамотные для письма с Сибирской линии из служивых татар и башкирцев, коих оня равномерно за просвещенных людей почитают. Храмов и мечетей нигде не имеют; а посвящают только святым местом ташкентской город Туркестану потому что в оном есть гроб одного древнего Хазрят-салтана,  коего почитают они святым, и некоторые полагая обещания, из отдаленности ходят туда пешие и ездят для приношения молитв, как один киргизец уваковской волости, сын небольшого старшины Баяна и учинил. Женившись на молодой и хорошей девке, будучи оба в молодых летах и живши 8 лет, не имели они детей: он положил обещание, со своею женою сходить в Туркестант к гробу сего почитаемого ими святым; что и учинили в 1779 году, находясь в сем путешествии более полугода; ныне получа якобы разрешение, имеют у себя одного сына и дочь. Молитвы их происходят не иначе, как по сказкам их родителей: всякий аул или деревня имеет и почитает старого в оном человека, который, более ведая обряд закона, вышед на улицу, поет или лучше кричит молитвы; что чинится 5 раз в сутки, и называется музгу. ..».

Кроме всего прочего следует заметить, что в составе казахов есть род «Кожа»

с ураном «Алла» и тамгой «W» или «М».,

Род «кожа» не входит в состав казахских жузов. По генеалогическим преданиям Кожа являются потомками трёх святых (аулие) из Бухары — Аппак Сейид Ходжи, Хафиз Сейид Ходжи и Магады Сейид Ходжи. От которых пошли различные ответвления — сеит-кожа, хорасан-кожа и др., получившие название от имён легендарных родоначальников. Каждая из этих групп ходжей имеет собственную родословную, возводящую их к пророку Мухаммеду или к первым четырём халифам — Абу Бекру, Омару, Осману и Али.

Традиционным средоточием суфийских общин в Казахстане являлась территория средней Сыр-Дарьи с центром в г. Туркестан. Ходжи, как правило, выполняли роль служителей культа, организаторов аульных школ-мектебов и воспитателей детей. Пользуясь неприкосновенностью как священные потомки Пророка и его сотоварищей, они зачастую были посредниками в межплеменных распрях и вместе с родовыми вождями и старейшинами мирили враждующие стороны.

По оценке переписи населения дореволюционного Казахстана число ходжей в 1897 г. составляло — 19,8 тыс. чел., в том числе 9,4 тыс. человек в Перовском уезде.  * По материалам книги Востров В.В., Муканов М.С. «Родоплеменной состав и расселение казахов (конец XIX – начало XX в.в.)», Издательство «Наука» Казахской ССР, Алма-Ата, 1968,

Обратите внимание, что Чокан Валиханов пишет, что казахи были «плохими» мусульманами 30 лет назад, то есть до рождения самого Чокана, то есть он это знает только с чужих слов. Зато современные ему казахи 5 раз читают намаз и держат ораза.
Чокан Валиханов
«…Буруты называют себя мусульманами, но даже не знают, что за человек был Мухаммед. Похороны, свадьбы справляют они по шаманскому обряду, но заставляют при этом, если найдется грамотный среднеазиатец или татарин, читать молитву. Смело можно сказать, что никто из этой расы, начиная от кочевьев их на Иссык-Куле до самого Бадахшана, не знает грамоты. Киргизы пьют вино, перегоняя его из кумыса, делают бузу и к великому соблазнению правоверных при всяком удобном случае напиваются пьяными. В таких же религиозных понятиях были наши киргизы Средней орды лет тридцать тому назад. Русское правительство построило мечети, назначило мулл из татар и теперь, благодаря влиянию татарского элемента, киргизы Средней орды не уступают в фанатизме каким-нибудь дервишам кувыркательного ордена Мевлеви, исполняют неукоснительно пятивременную молитву и тридцатидневный пост, а некоторые начинают вводить даже гаремное затворничество…».

«Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей». Том 18 «Киргизский край». Под редакцией В.П. Семенова и под общим руководством П.П. Семенова и акад. В.И. Ламанского, 1903 год.

«…В воспоминание поста Магамета установлен тридцатидневный «ураза» (пост); месяц этого поста называется «Рамадан». В это время киргиз обязан с появлением дневного света («как только можно видеть нитку») и до заката солнца отказываться от принятия пищи и питья; есть можно только ночью. Киргизы приспособились к этому так, что всю ночь едят и пьют, а днем спят. Зимой этот пост проходит легко, но летом, когда день достигает 18-20 час., постится составляет большой подвиг, а особенности для бедных, которым приходится весь день работать; поэтому несоблюдение его у последних встречается часто. Закон разрешает только для стариков, больных, рожениц, родильниц и детей три дня или три раза по три дня принимать пищу…».

«Россия. Полное географическое описание нашего отечества. Настольная и дорожная книга для русских людей». Том 18 «Киргизский край». Под редакцией В.П. Семенова и под общим руководством П.П. Семенова и акад. В.И. Ламанского, 1903 год.

«…Киргизы исповедуют Ислам. Большая часть их приняла его в первой четверти XIV века, в царствование хана Узбека (в Золотой Орде). Проповедниками Ислама  были хивинские, бухарские и ташкентские муллы. Киргизы считают себя суннитского толка, т.е. признают, кроме Корана, священными книгами жизнеописание Магомета и другие. Известно, что истинные сунниты весьма ненавидят шиитов (не признающих этих книг), более даже, чем христиан; киргизы же не только не отличаются такой нетерпимостью, но скорее даже равнодушны к своей религии; для них религиозные распри чужды, и обряды исполняются ими мало; вообще киргизы плохие магометане. Прежде духовное сословие составляли хаджи (потомки четвертого поколения Магомета-Али, носящие зеленую чалму) и муллы. Позже духовными руководителями (муллами) были малограмотные беглые казанские татары, спасавшиеся в степях от солдатчины; у безграмотного и невежественного народа этим людям нетрудно показать себя истинными муллами. В настоящее время киргизы имеют мулл из своей среды. Для подготовки их существуют медресе (школы при мечетях, а Петропавловске и Семипалатинске), где получается первоначальное образование; затем, для пополнения образования ездят в ученые центры мусульманства – Бухару, Хиву, Ташкент и Самарканд. За последнее время, в усилением сношений с магометанами Средней Азии, мусульманство начинает пускать более глубокие корни. Об этом можно косвенно судить по усилившемуся паломничеству в Мекку. В 1901 году было выдано в Омске до 300 паломнических билетов…».

Тәуекел бахадүр хан Казахского ханства со 120 султанами и 100 тысячами казахов стал суфийским мюридом.

МУХАММАД АВАЗ «ЗИЙА АЛ-КУЛУБ», 1613-1614 г.г.
«…Через несколько дней [послышались крики]: ”Ай, ай! Таваккул стал ханом!” Хазрат-и Ишан в то время остановился на куруке Кан-и Гил. Таваккул-хан казах со ста двадцатью сыновьями-султанами, все с веревками на шее, плача и рыдая, подняли карету Хазрат-и Ишана и стали тереть свои лица о дерево паланкина Хазрат-и Ишана.
Сто тысяч человек, все довели до Хазрат [-и Ишана] свое желание [стать его мюридами], и вопль всех [этих] людей достиг седьмого неба, и таким [вот] образом [они] доставили Хазрат-и Ишана в город Самарканд…».

Нурлан Салтаев
http://nurlansaltaev.yvision.kz



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.