Пятница, Июнь 23


КАЗАХСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Из глу­би­ны вре­мен

Ка­зах­ская ли­те­ра­ту­ра – это про­из­ве­де­ния на ка­зах­ском язы­ке, со­здан­ные ка­зах­ски­ми ав­то­ра­ми на тер­ри­то­рии Ка­зах­ста­на при­мер­но с 15 в.

В со­вре­мен­ном ви­де ка­зах­ский язык сфор­ми­ро­вал­ся и об­рел соб­ст­вен­ную грам­ма­ти­ку в 19 – 20 вв., од­на­ко кор­ни уст­но­го на­род­но­го твор­чест­ва ухо­дят в глу­бо­кое про­ш­лое. Пред­те­ча­ми ка­зах­ской ли­те­ра­ту­ры мож­но счи­тать ав­то­ров сред­не­ве­ко­вых со­чи­не­ний на пер­сид­ском и ча­га­тай­ском язы­ках.

Как сви­де­тель­ст­ву­ют ки­тай­ские ле­то­пи­си 6-8 вв., у тюр­ко­языч­ных пле­мен Ка­зах­ста­на к то­му вре­ме­ни уже су­щест­во­ва­ла уст­ная по­э­ти­чес­кая тра­ди­ция, вос­хо­дя­щая к бо­лее ран­не­му пе­ри­о­ду. Со­хра­ни­лись ле­ген­ды и пре­да­ния о свя­щен­ной зем­ле Оту­кен. От­ра­жа­ли меч­ты о мир­ной жиз­ни ле­ген­ды о ска­зоч­ной, не­до­ступ­ной для вра­гов гор­ной до­ли­не Ер­ге­не-Конг. Эле­мен­ты эпи­чес­кой по­э­зии (эпи­те­ты, ме­та­фо­ры) об­на­ру­жи­ва­ют­ся в ор­хон­ских па­мят­ни­ках – текс­тах над­гроб­ных стел Кюль­те­ги­на и Биль­ге-ка­га­на, по­вест­ву­ю­щих о со­бы­ти­ях 5-7 вв. Над­пись Кюль­те­ги­на со­хра­ня­ет мо­тив ро­до­вой об­ря­до­вой по­э­зии, пе­ре­шед­ший поз­же в эпос, – опла­ки­ва­ние умер­ше­го.

Эпо­сы

На тер­ри­то­рии Ка­зах­ста­на сло­жи­лись из­вест­ные древ­ней­шие эпо­сы на тюрк­ских язы­ках – «Кор­кыт Ата» и «Огуз-на­ме». Рас­прост­ра­няв­ший­ся уст­но эпос «Кор­кыт Ата», воз­ник­ший в кып­чак­ско-огуз­ской сре­де бас­сей­на Сыр­дарьи в 8-10 вв., был за­пи­сан в 14-16 вв. ту­рец­ки­ми пи­са­те­ля­ми в ви­де Кни­ги де­да Кор­ку­та. Кор­кут – ре­аль­ное ли­цо, бек огу­зо-кып­чак­ско­го пле­ме­ни Ки­ят, счи­та­ет­ся ос­но­во­по­лож­ни­ком эпи­чес­ко­го жан­ра, ис­кус­ст­ва вра­че­ва­ния и му­зы­каль­ных про­из­ве­де­ний для ко­бы­за. Эпос со­сто­ит из 12 по­эм и рас­ска­зов о по­хож­де­ни­ях огуз­ских бо­га­ты­рей и ге­ро­ев. Упо­ми­на­ют­ся пле­ме­на усу­ней и кан­глы.

Огыз-ка­ган (Огуз-хан), об­ла­дав­ший сверхъ­ес­тест­вен­ной си­лой, – ге­рой эпо­са «Огуз-на­ме», за­пи­сан­но­го в 13 в. Ра­шид ад Ди­ном и поз­же, в 18 в., Абул­га­зы. По­эма по­свя­ще­на дет­ст­ву Огыз-ка­га­на, его по­дви­гам, по­бе­дам над ве­ли­ка­ном, же­нить­бе и рож­де­нию сы­но­вей, ко­то­рых зо­вут Солн­це, Лу­на, Звез­да, Не­бо, Го­ра, Мо­ре. Став пра­ви­те­лем уй­гур, Огыз-ка­ган ве­дет вой­ны с Ал­ты­ном (Ки­та­ем) и Уру­мом (Ви­зан­ти­ей), в со­чи­не­нии об­суж­да­ет­ся во­прос о про­ис­хож­де­нии сла­вян, кар­лы­ков, кан­га­ров, кып­ча­ков.

Акы­ны

На всем про­тя­же­нии су­щест­во­ва­ния ка­зах­ской по­э­ти­чес­кой тра­ди­ции вплоть до 20 в. ее обя­за­тель­ной фи­гу­рой был на­род­ный по­эт-им­про­ви­за­тор акын, бла­го­да­ря че­му до нас до­шли эпи­чес­кие про­из­ве­де­ния, сказ­ки, пес­ни, по­эмы. Ка­зах­ский фольк­лор вклю­ча­ет бо­лее 40 жан­ро­вых раз­но­вид­нос­тей, не­ко­то­рая часть ха­рак­тер­на толь­ко для не­го – пес­ни-про­ше­ния, пес­ни-пись­ма и т.д. Пес­ни де­лят­ся на пас­ту­шес­кие, об­ря­до­вые, ис­то­ри­чес­кие и бы­то­вые. По­эмы так­же мож­но раз­де­лить на ге­ро­и­чес­кие, по­вест­ву­ю­щие о по­дви­гах ге­ро­ев, – Коб­лан­ды, Ер-Тар­гын, Ал­па­мыс, Кам­бар-ба­тыр и др. и ли­ри­чес­кие, вос­пе­ва­ю­щие са­мо­от­вер­жен­ную лю­бовь ге­ро­ев, – Ко­зы-Кор­пеш и Ба­ян-Слу, Кыз-Жи­бек и др.

Пер­вые по­эты

В 11–12 вв. при дво­ре Ка­ра­ха­ни­дов по­яв­ля­ют­ся пер­вые круп­ные про­из­ве­де­ния – по­эма Ку­тат­гу би­лик («Бла­го­дат­ное зна­ние») (1069) Юсу­фа Хас-хад­жи­ба из Ба­ла­са­гу­на (р. 1015), со­сто­я­щая из 13 тыс. дву­сти­ший. По­эма по­стро­е­на в ви­де диа­ло­гов, из­ре­че­ний, на­зи­да­ний. В ее ос­но­ву лег­ли эпи­зо­ды и пре­да­ния рай­о­нов Же­ты­су, бас­сей­на озе­ра Ис­сык-Куль и Каш­га­рии, ее дей­ст­ву­ю­щие пер­со­на­жи – ре­аль­ные ис­то­ри­чес­кие ли­ца. Ос­нов­ная идея по­эмы: зна­ние – един­ст­вен­ный ис­точ­ник бла­го­по­лу­чия как пра­ви­те­лей, так и на­ро­да.

У ко­че­вых тюр­ко­языч­ных пле­мен Ка­зах­ста­на вплоть до 19–20 вв. со­хра­ня­лись свое­об­раз­ная мо­но­те­ис­ти­чес­кая ре­ли­гия тен­гри­ан­ст­во (вер­хов­ный бог Тен-Гри – не­бо, си­ла, управ­ля­ю­щая ми­ром), культ гор – по­кро­ви­те­лей ро­да, а так­же ша­ма­низм. В 6–9 вв. в ка­зах­ские сте­пи при­шли буд­дизм, за­чат­ки ма­ни­хей­ст­ва. Ве­ро­ва­ния на­се­ле­ния сред­не­ве­ко­во­го Ка­зах­ста­на от­ли­ча­лись мно­го­об­ра­зи­ем и син­кре­тиз­мом. Од­на­ко на­чи­ная с 9 в. кар­ти­на по­сте­пен­но ме­ня­ет­ся. Ко­чев­ни­ки-ско­то­во­ды про­дол­жа­ют ис­по­ве­до­вать культ Тен-Гри, а в осед­лых зем­ле­дель­чес­ких рай­о­нах по­лу­ча­ет рас­прост­ра­не­ние ис­лам, на­чи­на­ет раз­ви­вать­ся ре­ли­ги­оз­ная ли­те­ра­ту­ра.

В пе­ри­од рас­прост­ра­не­ния ис­ла­ма ли­те­ра­тур­ный язык ос­та­вал­ся пест­рым, не­од­но­род­ным, пись­мен­ная ли­те­ра­ту­ра раз­ви­ва­лась в ос­нов­ном в го­ро­дах. Зна­чи­тель­ное мес­то в куль­тур­ной жиз­ни го­род­ско­го на­се­ле­ния иг­ра­ли про­из­ве­де­ния дер­виш­ских по­этов и пи­са­те­лей. Од­ним из на­ибо­лее из­вест­ных был сын степ­но­го му­зы­кан­та, про­по­вед­ник ис­ла­ма Ход­жа Ах­мет Яс­са­ви (ум. в 1167), ав­тор сбор­ни­ка сти­хов ре­ли­ги­оз­но-мис­ти­чес­ко­го со­дер­жа­ния Ди­ва­ни Хик­мет («Кни­га о пре­муд­рос­ти»). В сво­ем со­чи­не­нии Яс­са­ви про­по­ве­до­вал ас­ке­тизм и сми­ре­ние, по­ла­гая, что путь к ис­ти­не и есть путь к бо­гу. Кни­га со­дер­жит не­ма­ло куль­тур­но-ис­то­ри­чес­ких, эт­но­гра­фи­чес­ких све­де­ний о пле­ме­нах то­го вре­ме­ни. Уче­ник Яс­са­ви Су­лей­мен Ба­кыр­га­ни – ав­тор сбор­ни­ка За­му на­зир ки­та­бы («Кни­га о кон­це све­та»). Она по­вест­ву­ет о том, что во вре­мя кон­ца све­та все су­щее по­гиб­нет, но Бог опять со­здаст мир и все воз­ро­дит­ся вновь. Кни­ги Яс­са­ви и Ба­кыр­га­ни на про­тя­же­нии по­сле­ду­ю­щих сто­ле­тий бы­ли обя­за­тель­ным учеб­ным по­со­би­ем в мед­ре­се Сред­ней Азии и Ка­зах­ста­на. Хи­бат ул-Ха­кайк («По­да­рок ис­ти­ны») – един­ст­вен­ная кни­га Азиб Ах­ме­та Мах­муд-улы Юг­не­ки (ко­нец 12 в.) при­зы­ва­ла к до­стой­ной жиз­ни, упор­но­му тру­ду, стрем­ле­нию к зна­ни­ям и че­ло­веч­нос­ти.

На­ибо­лее ран­ние про­из­ве­де­ния уст­но­го на­род­но­го твор­чест­ва, чье ав­тор­ст­во мож­но счи­тать ус­та­нов­лен­ным, от­но­сят­ся к 15 в. В 16 в. бы­ли хо­ро­шо из­вест­ны со­чи­не­ния ле­ген­дар­но­го Асан-Кай­гы, акы­нов До­спам­бе­та, Шал­ки­и­за, в 17 в. – акы­на Бу­ха­ра-жы­рау Кал­ка­ма­но­ва, ав­то­ра ост­рых по­ли­ти­чес­ких сти­хот­во­ре­ний. В Ка­зах­ста­не сло­жи­лась тра­ди­ция про­ве­де­ния пе­сен­но-по­э­ти­чес­ких со­стя­за­ний меж­ду акы­на­ми – ай­ты­сов. Ста­ли вы­де­лять­ся жан­ры пе­сен: тол­гау – фи­ло­соф­ское раз­мыш­ле­ние, ар­нау – по­свя­ще­ние и т.д. В 18–19 вв. в твор­чест­ве акы­нов Ма­хам­бе­та Уте­ми­со­ва, Шер­ни­я­за Жа­рыл­га­со­ва, Су­юн­бая Аро­но­ва по­яв­ля­ют­ся но­вые те­мы – при­зы­вы к борь­бе про­тив ба­ев и би­ев. В то же вре­мя акы­ны Ду­лат Ба­ба­та­ев, Шор­тан­бай Ка­на­ев, Му­рат Мон­ке­ев пред­став­ля­ли со­бой кон­сер­ва­тив­ное на­прав­ле­ние, иде­а­ли­зи­руя пат­ри­ар­халь­ное про­ш­лое и вос­хва­ляя ре­ли­гию. Акы­ны 2-й по­ло­ви­ны 19 в. Бир­жан Ко­жа­гу­лов, Асет Най­ман­ба­ев, по­этес­са Са­ра Тас­тан­бе­ко­ва, Джам­бул и др. ис­поль­зо­ва­ли ай­ты­сы как фор­му вы­ра­же­ния об­щест­вен­но­го мне­ния, от­ста­и­вая со­ци­аль­ную спра­вед­ли­вость.

Ли­те­ра­ту­ра 19 – на­ча­ла 20 ве­ков

Ка­зах­ская пись­мен­ная ли­те­ра­ту­ра в ее со­вре­мен­ном ви­де на­чи­на­ет скла­ды­вать­ся толь­ко во 2-й по­ло­ви­не 19 в. под вли­я­ни­ем кон­так­тов и диа­ло­га с рус­ской куль­ту­рой. У ис­то­ков это­го про­цес­са сто­ят ка­зах­ские про­све­ти­те­ли Чо­кан Ва­ли­ха­нов, Иб­рай Ал­тын­са­рин и Абай Ку­нан­ба­ев.

Чо­кан Ва­ли­ха­нов (1835–1865) – пер­вый ка­зах­ский уче­ный, про­све­ти­тель, ис­то­рик, эт­но­граф, пу­те­шест­вен­ник и дип­ло­мат. Прав­нук ха­на Аб­лая, он ро­дил­ся в про­рус­ски ори­ен­ти­ро­ван­ной семье, в ка­зах­ской шко­ле учил араб­ский язык и зна­ко­мил­ся с вос­точ­ной по­э­зи­ей и ли­те­ра­ту­рой. За­кон­чил Ом­ский ка­дет­ский кор­пус, ко­то­рый был для ази­ат­ской час­ти Рос­сий­ской им­пе­рии сво­е­го ро­да Цар­ско­сель­ским ли­це­ем. По окон­ча­нии был про­из­ве­ден в кор­не­ты, но­сил рус­ский во­ен­ный мун­дир, бу­ду­чи рос­сий­ским офи­це­ром и чи­нов­ни­ком, ис­пол­нял по­ру­че­ния цар­ской ад­ми­нист­ра­ции.

В его обя­зан­нос­ти вхо­ди­ли функ­ции ис­то­рио­гра­фа и учас­тие в экс­пе­ди­ци­ях на Ис­сык-Куль, в Кульд­жу, Каш­гар, во вре­мя ко­то­рых Ва­ли­ха­нов вел свои пу­те­вые днев­ни­ки, на ос­но­ве ко­то­рых бы­ли на­пи­са­ны очер­ки о кир­ги­зах (так в 19 в. на­зы­ва­ли ка­за­хов) – об их ис­то­рии, об­щест­вен­ном ро­до­вом устрой­ст­ве, нра­вах и обы­ча­ях, ми­фах и ле­ген­дах («За­пис­ки о кир­ги­зах»).

Ему уда­лось пер­вым за­пи­сать и пе­ре­вес­ти на рус­ский язык часть ге­ро­и­чес­ко­го эпо­са Ма­нас» – «Смерть Ку­ко­тай-ха­на и его по­мин­ки», на­род­ную эпи­чес­кую по­эму «Ко­зы-Кор­пеш и Ба­ян-су­лу». В сво­их ра­бо­тах Ва­ли­ха­нов мно­го вни­ма­ния уде­лял осо­бен­нос­тям им­про­ви­за­тор­ско­го ис­кус­ст­ва акы­нов, рит­ми­ке ка­зах­ско­го сти­ха. Ряд его ис­сле­до­ва­ний по­свя­щен изу­че­нию зо­ро­аст­рий­ских кор­ней ка­зах­ско­го мен­та­ли­те­та и син­кре­тиз­ма ша­ман­ст­ва с ис­ла­мом у степ­ных на­ро­дов – «Сле­ды ша­ман­ст­ва у кир­ги­зов (ка­за­хов)», «О му­суль­ман­ст­ве в сте­пи». Вес­ной 1861 бы­ли опуб­ли­ко­ва­ны его «Очер­ки Джун­га­рии», а так­же ос­нов­ные ра­бо­ты, по­свя­щен­ные ис­то­рии и куль­ту­ре Сред­ней Азии и Вос­то­ка («Кир­гиз­ское ро­до­сло­вие», «О ко­чев­ках кир­гиз», «Пре­да­ния и ле­ген­ды боль­шой Кир­гиз-Кай­сац­кой ор­ды» и др.).

Жи­вя в Пе­тер­бур­ге в 1860-1861 и про­дол­жая ра­бо­тать над очер­ка­ми по ис­то­рии и эт­но­гра­фии кир­ги­зов, он близ­ко зна­ко­мит­ся с иде­я­ми рус­ских ре­во­лю­ци­он­ных де­мо­кра­тов, об­ща­ет­ся и дру­жит с мно­ги­ми пред­ста­ви­те­ля­ми пе­ре­до­вой де­мо­кра­ти­чес­кой ин­тел­ли­ген­ции – Ф.М. До­сто­ев­ским, С.В. Ду­ро­вым, И.Н. Бе­ре­зи­ным, А.Н. Бе­ке­то­вым. По ре­ко­мен­да­ции П.П. Се­ме­но­ва-Тян-Шан­ско­го он был при­нят в дей­ст­ви­тель­ные чле­ны Им­пе­ра­тор­ско­го Рус­ско­го гео­гра­фи­чес­ко­го об­щест­ва.

Ос­та­ва­ясь иде­а­лис­том в по­ни­ма­нии об­щест­вен­ной жиз­ни, Ва­ли­ха­нов осуж­дал про­из­вол ка­зах­ских фе­о­да­лов и ко­ло­ни­за­тор­скую по­ли­ти­ку ца­риз­ма, вы­ска­зы­вал­ся за при­об­ще­ние ка­за­хов к рус­ской куль­ту­ре.

Иб­рай Ал­тын­са­рин (1841–1889) так­же за­кон­чил рус­ско-ка­зах­скую шко­лу, ра­бо­тал пе­ре­вод­чи­ком в Орен­бур­ге, учи­те­лем и ин­спек­то­ром школ. При этом он до­би­вал­ся, что­бы рус­ских школ для ка­зах­ской мо­ло­де­жи от­кры­ва­лось как мож­но боль­ше. В 1879 вы­хо­дят его «На­чаль­ное ру­ко­вод­ст­во к обу­че­нию кир­ги­зов рус­ско­му язы­ку» и «Кир­гиз­ская хрес­то­ма­тия», в ко­то­рую во­шли мно­гие его рас­ска­зы и сти­хот­во­ре­ния, а так­же про­из­ве­де­ния рус­ских ав­то­ров, пе­ре­ве­ден­ные на ка­зах­ский язык. Его ли­те­ра­тур­ная де­я­тель­ность но­си­ла про­све­ти­тель­ский ха­рак­тер и яв­ля­лась частью об­щест­вен­но-пе­да­го­ги­чес­кой прак­ти­ки. В про­из­ве­де­ни­ях «Не­ве­жест­во», «Ко­вар­но­му арис­то­кра­ту» он осуж­дал фа­на­тизм и суе­ве­рия, вскры­вал ре­ак­ци­он­ную сущ­ность мулл, в «Кип­чак Сейт­кул» и «Де­ре­вян­ном до­ме и юр­те» убеж­дал ско­то­во­дов за­ни­мать­ся зем­ле­де­ли­ем, в «Сы­не бая и сы­не бед­но­ты» про­ти­во­пос­тав­лял тру­до­лю­бие бед­ня­ков ску­пос­ти и жад­нос­ти бо­га­чей. В сти­хот­во­ре­ни­ях «Вес­на» и «Осень» впер­вые в ка­зах­ской по­э­зии Ал­тын­са­рин ре­а­лис­ти­чес­ки опи­сы­вал ка­зах­ский пей­заж и кар­ти­ны ко­че­во­го бы­та. Пи­сал он и о бес­прав­ном по­ло­же­нии жен­щин в тра­ди­ци­он­ном ка­зах­ском об­щест­ве. Как фольк­ло­рист за­пи­сал и опуб­ли­ко­вал сказ­ки «Ка­ра ба­тыр», «Ал­тын-Ай­дар», ле­ген­ду «Жи­рен­ше-ост­ро­слов», от­ры­вок из эпо­са «Коб­лан­ды» и мно­гое дру­гое.

Жизнь и твор­чест­во Абая

По­бор­ник друж­бы с рус­ским на­ро­дом, ос­но­во­по­лож­ник ре­а­лис­ти­чес­кой ли­те­ра­ту­ры, по­эт и мыс­ли­тель Абай Ку­нан­ба­ев (1845–1904) был про­дол­жа­те­лем де­ла Ва­ли­ха­но­ва. Его твор­чест­во опре­де­ли­ло куль­тур­но-про­све­ти­тель­ское дви­же­ние кон­ца 19 – на­ча­ла 20 вв., ока­за­ло ог­ром­ное воз­дей­ст­вие на по­сле­ду­ю­щее раз­ви­тие ка­зах­ско­го ли­те­ра­тур­но­го язы­ка.

Ку­нан­ба­ев по­лу­чил клас­си­чес­кое вос­точ­ное об­ра­зо­ва­ние. В мед­ре­се има­ма Ах­мет-Ри­зы он изу­чал араб­ский, пер­сид­ский, дру­гие вос­точ­ные язы­ки, зна­ко­мил­ся с клас­си­чес­кой пер­сид­ской ли­те­ра­ту­рой – Фир­до­уси, Ни­за­ми, Са­а­ди, Ха­фи­зом и др. Од­нов­ре­мен­но, на­ру­шая за­прет мед­ре­се, по­се­щал рус­скую при­ход­скую шко­лу. В 28 лет ото­шел от вы­пол­не­ния ад­ми­нист­ра­тив­ных функ­ций гла­вы ро­да, це­ли­ком от­дав­шись са­мо­об­ра­зо­ва­нию. Абай пи­шет сти­хи, уси­лен­но изу­ча­ет рус­скую куль­ту­ру, за­ни­ма­ет­ся в пуб­лич­ной биб­лио­те­ке. Зна­ком­ст­во с рус­ски­ми по­ли­ти­чес­ки­ми ссыль­ны­ми ока­за­ло силь­ное вли­я­ние на фор­ми­ро­ва­ние про­грес­сив­но­го ми­ро­воз­зре­ния по­эта. Он пе­ре­во­дит на ка­зах­ский про­из­ве­де­ния А.С. Пуш­ки­на, М.Ю. Лер­мон­то­ва, И.А. Кры­ло­ва, за­ру­беж­ных клас­си­ков, пи­шет ка­зах­ские пес­ни на сло­ва от­рыв­ков из Ев­ге­ния Оне­ги­на. На­ибо­лее из­вест­на его эле­гия, по­ло­жен­ная на му­зы­ку, «Ка­ран­гы тун­де тау кал­гып» – сти­хотвор­ный пе­ре­вод «Ноч­ной пес­ни стран­ни­ка» Ге­те.

Ли­те­ра­тур­ное на­сле­дие Абая со­став­ля­ют сти­хи, по­эмы, сти­хотвор­ные пе­ре­во­ды и пе­ре­ло­же­ния, про­за­и­чес­кие «на­зи­да­ния». Его по­э­зия от­ли­ча­ет­ся клас­си­чес­кой прос­то­той и изя­щест­вом ху­до­жест­вен­ных при­емов. Он вво­дит но­вые сти­хотвор­ные фор­мы – шес­тис­тишья и вось­мис­тишья: «Из вре­ме­ни вы­па­да­ет миг» (1896), «Раз­ве не дол­жен, мерт­вый, я гли­ной стать»(1898), «На во­де, как чел­нок, лу­на» (1888), «Ког­да ста­нет длин­ною тень» (1890) и др. Для его по­э­зии ха­рак­тер­ны глу­бо­кий фи­ло­соф­ский смысл и граж­дан­ское зву­ча­ние. В сти­хот­во­ре­ни­ях «О, ка­за­хи мои», «Вось­мис­ти­шия», «Вот и ста­рость. Скорб­ны ду­мы, чу­ток сон…», «Из­му­чен, об­ма­нут я все­ми во­круг…» зву­чит кри­ти­ка фе­о­даль­ных усто­ев. В сбор­ни­ке ху­до­жест­вен­но-фи­ло­соф­ской про­зы «Гак­лии» («На­зи­да­ния»), за­тро­ну­ты ис­то­ри­чес­кие, пе­да­го­ги­чес­кие и пра­во­вые те­мы, ав­тор при­зы­ва­ет на­род встать на путь куль­тур­но­го про­грес­сив­но­го раз­ви­тия, упор­но­го и чест­но­го тру­да. Ши­ро­ко из­вест­ны сти­хи, по­свя­щен­ные вре­ме­нам го­да.

На­ча­ло 20 в. ста­ло пе­ри­о­дом рас­цве­та ка­зах­ской ли­те­ра­ту­ры, впи­тав­шей в се­бя чер­ты ка­зах­ской, вос­точ­ной и ев­ро­пей­ской ли­те­ра­тур. В это вре­мя за­кла­ды­ва­ют­ся ос­но­вы со­вре­мен­ной ка­зах­ской ли­те­ра­ту­ры, окон­ча­тель­но фор­ми­ру­ет­ся ли­те­ра­тур­ный язык.

Клас­си­ки ка­зах­ской ли­те­ра­ту­ры

Ах­мет Бай­тур­сын (1873–1913) за­ни­мал­ся пе­да­го­ги­чес­кой и ли­те­ра­тур­ной де­я­тель­ностью – пе­ре­во­дил бас­ни Кры­ло­ва, из­дал по­пу­ляр­ный сре­ди ка­за­хов по­э­ти­чес­кий сбор­ни­ки «Кы­рык мы­сал» и «Ма­са» (1911). Бай­тур­сы­на мож­но на­звать пер­вым ка­зах­ским язы­ко­ве­дом – он пи­сал статьи, в ко­то­рых вы­сту­пал за чис­то­ту ка­зах­ско­го язы­ка, осво­бож­де­ние его от рус­ских и та­тар­ских слов.

На­рож­да­ю­ща­я­ся ка­зах­ская ли­те­ра­ту­ра осва­ива­ла круп­ные ли­те­ра­тур­ные фор­мы – ро­ма­ны, по­вес­ти. По­эт и про­за­ик Мыр­жа­кып Ду­ла­ту­лы (1885–1925) – ав­тор не­сколь­ких по­э­ти­чес­ких сбор­ни­ков и пер­во­го ка­зах­ско­го ро­ма­на «Не­счаст­ная Жа­мал» (1910), вы­дер­жав­ше­го не­сколь­ко из­да­ний и вы­звав­ше­го боль­шой ин­те­рес у рус­ской кри­ти­ки и ка­зах­ской об­щест­вен­нос­ти. Он так­же за­ни­мал­ся пе­ре­во­да­ми на ка­зах­ский Пуш­ки­на, Лер­мон­то­ва, Кры­ло­ва­Шил­ле­ра, был но­ва­то­ром и ре­фор­ма­то­ром ка­зах­ско­го ли­те­ра­тур­но­го язы­ка. Спан­ди­яр Ко­бе­ев (1878–1956) из­вес­тен как пе­ре­вод­чик ба­сен Кры­ло­ва и ав­тор од­но­го из на­ибо­лее зна­чи­тель­ных ка­зах­ских ро­ма­нов Ка­лым (1913).

Пи­са­тель и жур­на­лист Му­ха­мед­жан Се­ра­лы­улы (1872–1929), из­вест­ный сво­и­ми про­из­ве­де­ни­я­ми Топ жар­ган (1900), Гуль­га­ши­ма (1903), пе­ре­во­дом по­эмы Рус­тем-Зо­раб из «Шах­на­ме» Фир­до­уси, был глав­ным ре­дак­то­ром жур­на­ла «Ай­кап» (1911–1915), во­круг ко­то­ро­го груп­пи­ро­ва­лись про­грес­сив­ные твор­чес­кие си­лы. Со­труд­ни­чав­ший с жур­на­лом Сул­тан­мах­муд То­рай­гы­ров (1893–1920) пи­сал сти­хи и рас­ска­зы на те­мы не­ра­вен­ст­ва, он ав­тор ро­ма­на «Ка­мар Су­лу». В жур­на­ле так­же пе­ча­та­лись Сул­тан-Мах­мут То­рай­гы­ров, Са­бит До­нен­та­ев, Та­ир Жо­март­ба­ев и др.

С име­нем Маг­жа­на Жу­ма­бая (1893–1937) свя­за­но внед­ре­ние в ка­зах­ское сти­хос­ло­же­ние но­вых по­э­ти­чес­ких форм, а в ка­зах­ский ли­те­ра­тур­ный язык – сти­лис­ти­чес­кой сис­те­мы, ко­то­рая со­хра­ня­ет­ся по сей день. Он на­чал пи­сать сти­хи с 14 лет и пе­ча­тал­ся поч­ти во всех га­зе­тах и жур­на­лах на ка­зах­ском и та­тар­ском язы­ках. В 1912 го­ду в Ка­за­ни вы­шел его по­э­ти­чес­кий сбор­ник «Шол­пан».

Ша­ка­рим Ку­дай­бер­ды­улы (1858–1931), пле­мян­ник Абая Ку­нан­ба­е­ва, был ре­ли­ги­оз­ным фи­ло­со­фом, пы­тав­шим­ся в трак­та­те «Му­сыл­ман-шыл­дык, шар­т­та­ры» (Орен­бург, 1911) об­ос­но­вать дог­ма­ты ис­ла­ма при по­мо­щи ло­ги­чес­ко­го ме­то­да. В этом же го­ду он опуб­ли­ко­вал од­ну из пер­вых ра­бот по ис­то­рии ка­за­хов – «Ро­до­слов­ная тюр­ков, кир­ги­зов, ка­за­хов и хан­ских ди­нас­тий». Ша­ка­рим был ав­то­ром боль­шо­го чис­ла сти­хот­во­ре­ний, по­эм и про­за­и­чес­ких про­из­ве­де­ний. Он пе­ре­вел в сти­хотвор­ной фор­ме «Дуб­ров­ско­го» Пуш­ки­на, сво­и­ми учи­те­ля­ми счи­тал Бай­ро­на, Пуш­ки­на, Лер­мон­то­ва, Ха­фи­за, На­вои, Кан­та, Шо­пен­гау­э­ра.

Ре­ли­ги­оз­ный фи­ло­соф Му­ха­мед Са­лим Ка­ши­мов, из­вест­ный сво­и­ми про­из­ве­де­ни­я­ми «Веж­ли­вость», «Аги­та­ция», «На­став­ле­ние ка­за­хам», был и ав­то­ром по­вес­ти «Пе­чаль­ная Ма­ри­ям» (1914), в ко­то­рой осуж­дал­ся обы­чай вы­да­чи де­ву­шек за­муж без их со­гла­сия. В трех вы­шед­ших в 1913 го­ду кни­гах Маш­гу­ра-Жу­су­па Ко­пей­у­лы (1858–1931) «Уви­ден­ное мною уди­ви­тель­ное яв­ле­ние в мо­ей дол­го­лет­ней жиз­ни», «По­ло­же­ние» и «О том, чья зем­ля Са­ры­ар­ка»  он рез­ко вы­ска­зы­ва­ет­ся про­тив по­ли­ти­ки Рос­сии и пе­ре­се­ле­ния рус­ских кресть­ян в Ка­зах­стан.

В кон­це 19 – на­ча­ле 20 вв. груп­па «книж­ни­ков», в ко­то­рую вхо­ди­ли Нур­жан На­уша­ба­ев, Ма­шур-Жу­суп Ко­пе­ев и др., про­по­ве­до­ва­ла пат­ри­ар­халь­ные взгля­ды и со­би­ра­ла фольк­лор. Во­круг га­зе­ты «Ка­зах» (1913) груп­пи­ро­ва­лись на­цио­нал-пат­ри­о­ти­чес­кие си­лы – А. Бай­тур­су­нов, М. Ду­ла­тов, М. Жу­ма­ба­ев, пос­ле 1917 пе­ре­шед­шие в ла­герь кон­тр­ре­во­лю­ции.
Ли­те­ра­ту­ра 20 ве­ка

Пос­ле Ок­тябрьс­кой ре­во­лю­ции в твор­чест­ве акы­нов Джам­бу­ла Джа­ба­е­ва, Нур­пе­и­са Бай­га­ни­на, Доскея Алим­ба­е­ва, Нар­тая Бе­ке­жа­но­ва, Ома­ра Ши­пи­на, Ке­не­на Азер­ба­е­ва ак­тив­но раз­ви­ва­ют­ся со­ци­аль­ные мо­ти­вы и те­мы со­ци­а­лис­ти­чес­ко­го стро­и­тель­ст­ва.

В со­вет­ский пе­ри­од наиболь­шую из­вест­ность в СССР при­о­бре­ло твор­чест­во ка­зах­ско­го на­род­но­го по­эта-акы­на Джам­бу­ла Джам­ба­е­ва (1846–1945), пев­ше­го под ак­ком­па­не­мент дом­бры в сти­ле тол­гау. С его слов бы­ли за­пи­са­ны эпо­сы Су­ран­ши-ба­тыр, Уте­ген-ба­тыр, сказ­ки «Хан и акын», «Сказ­ка о лен­тяе» и др. Пос­ле Ок­тябрьс­кой ре­во­лю­ции в твор­чест­ве Джам­бу­ла­по­яви­лись но­вые те­мы – «Гимн Ок­тяб­рю», «Моя Ро­ди­на», «В Мав­зо­лее Ле­ни­на», «Ле­нин и Ста­лин» (1936). В его пес­ни во­шли поч­ти все ге­рои со­вет­ско­го власт­но­го пан­тео­на, им при­да­ва­лись чер­ты ге­ро­ев, бо­га­ты­рей. Пес­ни Джам­бу­ла бы­ли пе­ре­ве­де­ны на рус­ский язык и язы­ки на­ро­дов СССР, по­лу­чи­ли все­на­род­ное при­зва­ние и в пол­ной ме­ре ис­поль­зо­ва­лись со­вет­ской про­па­ган­дой. В го­ды Ве­ли­кой Оте­чест­вен­ной вой­ны Джам­бул пи­сал пат­ри­о­ти­чес­кие про­из­ве­де­ния, зо­ву­щие со­вет­ский на­род на борь­бу с вра­гом – «Ле­нин­град­цы, де­ти мои!», «В час, ког­да зо­вет Ста­лин» (1941) и т.д. В 1941 он ста­но­вит­ся ла­у­ре­атом Ста­лин­ской пре­мии.

Со­че­тая уст­ные фор­мы с ли­те­ра­тур­ны­ми, Джам­бул вы­ра­бо­тал но­вую по­э­ти­чес­кую ма­не­ру, от­ли­ча­ю­щу­ю­ся пси­хо­ло­ги­чес­кой на­сы­щен­ностью, кон­крет­ностью изо­бра­же­ния об­щест­вен­ной жиз­ни, за­ду­шев­ностью и прос­то­той по­вест­во­ва­ния.

Ро­до­на­чаль­ни­ка­ми ка­зах­ской со­вет­ской ли­те­ра­ту­ры ста­ли по­эты Са­кен Сей­фул­лин (по­эмы «Со­вет­стан», «Аль­бат­рос», «Со­ци­а­лис­тан», по­вес­ти «Зем­ле­ко­пы», «Пло­ды»), Бай­ма­гам­бет Из­то­лин, Иль­яс Джан­су­гу­ров (по­эмы «Степь», «Му­зы­кант», «Ку­ла­гер»), пи­са­те­ли Мух­тар Ау­э­зов («Ноч­ные рас­ка­ты»), «Са­бит Му­ка­нов» (со­ци­аль­но-ис­то­ри­чес­кий ро­ман «Бо­та­гоз» («За­га­доч­ное зна­мя»)), Бе­им­бет Май­лин (по­весть «Ком­му­нист­ка Ра­у­шан», ро­ман «Аза­мат Аза­ма­тыч»).

В 1926 бы­ла со­зда­на Ка­зах­ская ас­со­ци­а­ция про­ле­тар­ских пи­са­те­лей, в пер­вые го­ды сво­е­го су­щест­во­ва­ния бо­ров­ша­я­ся про­тив на­цио­на­лис­ти­чес­ких про­яв­ле­ний в ли­те­ра­ту­ре. Ста­ли вы­хо­дить аль­ма­нах «Жыл ку­сы» («Пер­вая лас­точ­ка») (с 1927) и жур­нал «Жа­на аде­би­ет»  («Но­вая ли­те­ра­ту­ра») (с 1928). В 1934 был со­здан Со­юз пи­са­те­лей Ка­зах­ста­на, поз­же в его со­ста­ве ста­ли ра­бо­тать сек­ции рус­ских и уй­гур­ских пи­са­те­лей.

Пер­вой на со­бы­тия Оте­чест­вен­ной вой­ны в ка­зах­ской ли­те­ра­ту­ре ото­зва­лась граж­дан­ско-пат­ри­о­ти­чес­кая по­э­зия – по­эма К. Аман­жо­ло­ва «Ска­за­ние о смер­ти по­эта» (1944 г.) о по­дви­ге по­гиб­ше­го под Моск­вой по­эта Аб­дул­лы Джу­ма­га­ли­е­ва, сти­хи Ток­ма­гам­бе­то­ва, Жа­ро­ко­ва, Ор­ма­но­ва и др. Пос­ле вой­ны по­яви­лись ро­ма­ны «Сол­дат из Ка­зах­ста­на» Мус­ре­по­ва (1949), «Кур­лян­дия» Нур­пе­и­со­ва (1950), «Гроз­ные дни Ах­та­по­ва» (1957), ме­му­а­ры Мо­мы­шу­лы «За на­ми Моск­ва» (1959).

В 1954 Мух­тар Ау­э­зов за­кон­чил по­лу­чив­шую от­клик во мно­гих стра­нах тет­ра­ло­гию – ро­ман-эпо­пею «Путь Абая». Пос­ле­во­ен­ная ка­зах­ская ли­те­ра­ту­ра осва­ива­ла круп­ные фор­мы «боль­шо­го» со­вет­ско­го сти­ля, тя­го­тея к мас­штаб­ным ли­те­ра­тур­ным фор­мам – ро­ма­нам, три­ло­ги­ям, по­эмам и ро­ма­нам в сти­хах (Му­ка­нов, Мус­та­фин, Шаш­кин, Ер­га­ли­ев, Ка­ир­бе­ков, Мул­да­га­ли­ев и др.). Раз­ви­ва­лась дра­ма­тур­гия (Ху­са­и­нов, Аби­шев, Та­жи­ба­ев),на­уч­ная фан­тас­ти­ка (Сар­се­ке­ев, Алим­ба­ев).

В 1970-х вни­ма­ние чи­та­те­лей при­влек­ла кни­га из­вест­но­го сво­и­ми сбор­ни­ка­ми «Доброе вре­мя вос­хо­да» (1961), «Над бе­лы­ми ре­ка­ми» (1970), «Пов­то­ряя в пол­день» (1975) ка­зах­ско­го по­эта и пи­са­те­ля Ол­жа­са Су­лей­ме­но­ва «Аз и Я» (1975). В ней он раз­ви­вал идеи о род­ст­ве ка­за­хов и древ­них шу­ме­ров, об­ра­щал вни­ма­ние на боль­шое ко­ли­чест­во слов тюрк­ско­го про­ис­хож­де­ния в рус­ском язы­ке, что го­во­ри­ло, по его мне­нию, о силь­ном вли­я­нии тюрк­ской куль­ту­ры на рус­скую. В ожив­лен­ной дис­кус­сии, раз­вер­нув­шей­ся в пе­ча­ти, Су­лей­ме­но­ва об­ви­ня­ли в «пан­тюр­киз­ме» и на­цио­на­лиз­ме.

В сти­хах Ол­жа­са Су­лей­ме­но­ва “Ко­чев­ник”, “Пес­ня ку­ма­на”, “Хро­мой ку­лан”, “Ка­ра­гач”, “Крас­ный го­нец и чер­ный го­нец”, “Мо­лит­ва ба­ты­ра”, “Ко­чевье пе­ред зи­мою…”, “Бал­ла­да”, “Вол­ча­та”, “По­след­нее сло­во акы­на Сме­та” и мно­гих дру­гих по­э­ти­чес­ких про­из­ве­де­ни­ях это­го яр­ко­го пред­ста­ви­те­ля ка­зах­ской по­э­зии вто­рой по­ло­ви­ны ХХ сто­ле­тия, уче­но­го и дип­ло­ма­та, об­щест­вен­но­го и го­су­дар­ст­вен­но­го де­я­те­ля, про­сле­жи­ва­ют­ся и лич­ност­ное на­ча­ло, и глу­бо­ко ин­ди­ви­ду­аль­ный по­э­ти­чес­кий взгляд на суть яв­ле­ний быст­ро ме­ня­ю­ще­го­ся ми­ра, ко­то­рые со­пря­же­ны с из­вест­ным пос­ту­ла­том “от част­но­го к об­ще­му”. Эле­мен­ты на­род­ной по­э­ти­ки, ха­рак­тер­ный для мно­гих акы­нов так на­зы­ва­е­мый “степ­ной реф­рен”, мгно­вен­ная им­про­ви­за­ция, рож­ден­ная са­мой по­э­ти­чес­кой мыслью, ко­то­рая всег­да жи­вет в су­лей­ме­нов­ском Сло­ве, что “бро­дит в сте­пи”, – все это и мно­гое-мно­гое дру­гое всег­да опре­де­ля­ло по­э­ти­чес­кий дух Ол­жа­са Су­лей­ме­но­ва как су­гу­бо на­цио­на­ль­ное твор­чест­во, вы­шед­шее из мно­го­ве­ко­вой тра­ди­ции, име­ну­е­мой “по­э­зи­ей сте­пей”.

На­цио­на­ль­ная ли­те­ра­ту­ра на­ро­дов Ка­зах­ста­на

В 1977 г. в Со­юзе пи­са­те­лей Ка­зах­ста­на от­кры­та сек­ция ко­рей­ской ли­те­ра­ту­ры. Пи­са­тель и по­эт Ким Дюн (1900 – 1980) – ав­тор по­эмы “Алия”, по­свя­щен­ной ка­зах­ской де­вуш­ке-ба­ты­ру А. Мол­да­гу­ло­вой (1960, на кор. яз.). С 1937 в рес­пуб­ли­кан­ском ко­рей­ском те­ат­ре зри­те­ли уви­де­ли бо­лее 100 пьес ко­рей­ских дра­ма­тур­гов. На ко­рей­ском язы­ке по­став­ле­ны пье­сы М. Ау­э­зо­ва “Ка­ра­гоз” и “Ко­бы­лан­ды”, Г. Мус­ре­по­ва “Ко­зы Кор­пеш – Ба­ян Су­лу”, а так­же пье­сы О. Бо­ды­ко­ва, К. Му­ха­мед­жа­но­ва. В рес­пуб­ли­ке успеш­но ра­бо­та­ют не­мец­кие по­эты и пи­са­те­ли. Из­да­ны по­э­ти­чес­кие про­из­ве­де­ния Р. Жакмь­ен, К. Вель­ца, И. Вар­кен­ти­на, а так­же про­за А. Рейм­ге­на, В. Клей­на, Д. Голь­ма­на, А. Де­боль­ско­го, Г. Бель­ге­ра. В 1932 ор­га­ни­зо­ва­на уй­гур­ская сек­ция. В этот пе­ри­од име­ла успех по­э­зия И. Сат­ти­ро­ва, И. Ис­кан­де­ро­ва, бы­ли по­став­ле­ны пье­сы Ж. Аси­мо­ва и А. Са­ди­ро­ва, К. Ха­са­но­ва. Из­да­ны сбор­ни­ки по­вес­тей Х. Аб­дул­ли­на, З. Са­ма­ди, Ж. Бо­са­ко­ва, Т. То­хта­мо­ва, М. Зул­пы­ка­ро­ва, А. Аши­ро­ва, Н. Ба­ра­то­ва, П. Са­би­то­вой, а так­же сти­хи и по­эмы И. Бах­тия, М. Хам­ра­е­ва, И. Бах­ни­я­зо­ва, Р. Ка­ды­ри, А. Га­ни­е­ва, М. Аб­ду­рах­ма­но­ва. Пе­ре­ве­де­ны и из­да­ны на уй­гур­ский язык “Сти­хот­во­ре­ния” А. Ку­нан­ба­е­ва (1987), “Ба­лу­ан Шо­лак” С. Му­ка­но­ва (1987, пер. К. То­хта­мо­ва), “Ул­пан ее имя” Г. Мус­ре­по­ва (1987, пе­ре­вод З. Са­ма­ди). Из­вест­ным пи­са­те­лям и по­этам ока­зы­ва­ет­ся под­держ­ка со сто­ро­ны го­су­дар­ст­ва, Дм. Сне­гин, Г. Бель­гер, М. Си­маш­ко удос­то­е­ны пре­мии Ми­ра и ду­хов­но­го со­гла­сия Пре­зи­ден­та Рес­пуб­ли­ки Ка­зах­стан.

Со­вре­мен­ная ка­зах­стан­ская ли­те­ра­ту­ра

Пе­ри­од кон­ца 1990-х – на­ча­ла 2000-х гг. в ли­те­ра­ту­ре Ка­зах­ста­на ха­рак­те­ри­зу­ет­ся по­пыт­ка­ми осмыс­лить по­ст­мо­дер­нист­ские за­пад­ные экс­пе­ри­мен­ты в ли­те­ра­ту­ре и воз­мож­ность при­ме­не­ния при­емов де­кон­струк­ции и «уплот­не­ния» текс­та, а так­же пе­ре­ос­мыс­ле­ния  про­из­ве­де­ний из­вест­ных и ма­ло­из­вест­ных ав­то­ров. Ли­те­ра­ту­ра Ка­зах­ста­на про­дол­жа­ет раз­ви­вать­ся в кон­тек­с­те об­ще­ми­ро­вой ци­ви­ли­за­ции, впи­ты­вая и раз­ви­вая но­вые куль­тур­ные ве­я­ния с уче­том соб­ст­вен­ных воз­мож­нос­тей и ин­те­ре­сов.

Ис­точ­ник: http://www.kazakhstanlive.ru



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.