Skip to content




Ростовщичество на Древнем Востоке

Тема ростовщичества является одной из самых злободневных проблем мирового масштаба. Чтобы более-менее понять природу этого экономического явления, необходимо рассмотреть этот вопрос с точки зрения различных научных дисциплин – истории, философии, религиоведения, экономики, психологии, социологии и т.д. Недавно в статье «Бесплатный сыр» на этом же сайте, мы ознакомились с сутью так называемого «беспроцентного» кредита. Теперь же вниманию читателей предлагается общая картина ростовщичества на Древнем Востоке. Не зная истории этого нельзя эффективно бороться с этим экономическим спрутом. Обещаем, что будем неоднократно возвращаться к этой теме и обличать ростовщичество с различных идеологических платформ.

А как же

иначе?! Ведь ничто не осуждается и не запрещается исламом столь решительно, как ростовщичество. В наше время растлевающее и зловещее действие процентной системы вызывают все большие нарекания даже со стороны западных экономистов. Так, например, доктор Ялмар Шахт (бывший директор Рейхсбанка гитлеровской Германии) в 1953 году на одной из своих лекций в Дамаске, сказал, что с помощью простого математического расчета можно доказать, каким образом большая часть денег остается в руках у нескольких дельцов, занимающихся процентными операциями. Тот, кто дает кредит, всегда остается в выигрыше, в то время как получатель кредита, хотя в тот момент и выигрывает, но гораздо чаще терпит убытки. Деньги, таким образом, непрерывно возвращаются в карманы тех, кто всегда привык получать легкие деньги.

Кто-то из читателей может усмехнуться: «Да какие же советники у бесноватого фюрера?» Заранее предвидя подобную критику, предлагаем на всеобщее рассмотрение краткую справку, подтверждающую то, что правительство Гитлера было одним из самых умных правительств за всю историю человечества.

Интересные факты: Один из мифов сталинской и постсталинской историографии представлял партийных, государственных и военных руководителей Третьего рейха недоучками и в целом психически неполноценными людьми. Вопрос о дееспособности нацистской элиты возник перед организаторами процесса в Нюрнберге. Группа американских судебных психиатров и военных психологов провела тестирование подследственных по армейским методикам и технологиям, разработанным на основе теста «Векслер-Белльвю». Проверку выдержали все — даже Гесс, изображавший из себя душевнобольного. По заключению авторитетной медицинской комиссии, его действия носили «характер преднамеренно-умышленной симуляции». Все испытуемые показали результаты, превышающие средний уровень — 90/100 по 160-балльной шкале. Ялмар Шахт (показал лучший результат – 143 баллов), президент Рейхсбанка, рейхсминистр экономики (1934–1937) и экономический советник Гитлера по перевооружению Германии, Артур Зейсс-Инкварт, министр внутренних дел Австрии и рейхсминистр иностранных дел в последние дни войны, Карл Дениц, гросс-адмирал, главнокоманду

ющий кригсмарине и преемник Гитлера, и Герман Геринг, рейхсмаршал, главнокомандующий люфтваффе, показали уровень интеллекта, граничащий с гениальностью!

А теперь перейдем к особенностям ростовщичества на Древнем Востоке, а конкретно в Древнем Двуречье, цивилизация которой считается самой древней в мире (даже старше древнеегиптеской). Прежде, надо отметить, что во всех государствах Древнего Двуречья ростовщичество цвело пышным цветом. Существовал даже целый класс рабов-должников, потерявших свою свободу из ростовщической кабалы. Так, в архивах царско-храмового хозяйства III династии Ура имеется много документов, фиксировавших ростовщические сделки. Сохранились частноправовые документы, свидетельствующие о продаже должниками членов своей семьи и самих себя в рабство. Несправедливые законы царя Исина также поощряли ростовщические устремления крупных землевладельцев.

         Во времена знаменитого вавилонского царя-законодателя Хаммурапи процент за ссуду серебром (денежный процент) был сравнительно невысок по сравнению с другими государствами Двуречья – всего 20%. Законами Хаммурапи были установлены и по отношению к ссудам зерном те же 20%, но это постановление закона по отношению к ссудам такого рода не выполнялось: если за ссуду серебром взимались законные 20%, то за ссуду зерном взимались на практике 33,3%. Столь высокий процент для зерновой ссуды обуслов

лен резким колебанием цен на зерно в различные периоды сельскохозяйственного года. В частности, 48-52 статьи сборника законов Хаммурапи устанавливают пределы права ростовщика на урожай заложенного ему поля, а статьи 59-66 решают различные вопросы, связанные с владением садами, в том числе вопрос о праве ростовщика на урожай сада его должника.

         Имеются и статьи, посвященные отдельным видам ростовщичества. Очень важна и интересна для рассмотрения статья 116. Она оберегала жизнь домочадцев должника, помогавших выплатить сумму займа своей работой в доме ростовщика, защищала их от побоев и истязаний. В случае смерти должника в результате плохого с ним обращения ростовщик отвечал жизнью одного из членов своей семьи. Другой, не менее важный закон содержит статья 117, которая ограничивала срок работы заложника (законы не называли члена семьи должника, отрабатывающего долг в хозяйстве заимодателя, «рабом», а лишь «заложником») в доме ростовщика тремя годами. Тем самым член семьи должника, отрабатывавший долг в хозяйстве ростовщика, считался погасившим долг и свободным после трех лет работы, независимо от суммы долга. Мы видим, что законы царя Хаммурапи пытались как-то ограничить произвол кредиторов над попавшими в долговую кабалу. Из содержания вышеупомянутых статей 116 и 117 следует, что главы семей в Вавилонии, по-видимому, не могли отдавать самих себя в долговую кабалу.

Законы Хаммурапи защищали также землевладельца-должника от излюбленной ростовщиками операции погашения долга путем передачи за долг всего ожидающегося урожая. Даже в том случае, если на эту операцию имелось «согласие» должника, закон

расторгал подобную сделку, и купец-ростовщик получал с урожая лишь то, что покрывало долг и процент, а весь прочий урожай, зерно или плоды, получал землевладелец. Если наводнение или засуха уничтожали урожай должника, то он не был обязан возвращать в данном году заимодателю долг и проценты.

Законы Хаммурапи не оставили своим вниманием и воинов. Государство было заинтересовано в том, чтобы сохранить наделы и скот, предоставленные воинам, от посягательств со стороны ростовщиков. Поэтому закон устанавливал, что купивший земельный надел или скот воина терял свои деньги, а воин сохранял и то и другое.

Значение ссуд и процентов в хозяйственной жизни Вавилонии нашло свое отражение не только в деловых документах начала II тысячелетия до н.э., но и в школьной литературе, восходящей к тому времени. В серии табличек с характерным заголовком Харра-хубуллý, т.е. «процентный заем», для учебных целей были собраны шумерские правовые термины, в частности, касавшиеся ссуды и займа, с их аккадским переводом, как, например, «долговое обязательство», «процентный заем», «беспроцентный заем», «дар» и т.д. Об исчислении долговых процентов трактовали специальные задачи в дошедшей до нас математической литературе.

В частноправовых документах того времени мы находим многочисленные свидетельства ростовщических сделок. Сохранились документы, восходящие к жрицам-затворницам местного храма «бога» Солнца – Шамаша в городе Сиппаре. Эти дохристианские «монахини» через своих родственников – отцов и братьев – производили скупку земель, сдавали в аренду свою землю, давали деньги в рост, покупали рабов и т.д. В древнем городе Кише были ростовщики, дававшие взаймы серебром и зерном под залог полей и созревавшей жатвы, скупавшие дома, закрома, сады, поля и т.д.

         Но самые видные представители ростовщического капитала нам известны в городах Уруке и Ларсе, на юге Шумера. В Уруке была найдена часть архива двух братьев-ростовщиков, скупивших в течение каких-нибудь 20 лет буквально за гроши более 40 домов и

участков. В документах, найденных при раскопках в Ларсе, мы видим новый тип работорговца, отличавшегося от работорговцев предшествовавших периодов тем, что он не чужбине, а у себя, в своем родном городе, скупал рабов – своих же собственных сограждан. Два работорговца, о которых упоминают документы, путем ростовщических операций превращали своих сограждан в рабов-должников и передавали их в наем на работу тем, кому требовалась рабочая сила, преимущественно богатым ремесленникам, имевшим собственные мастерские. В это время катастрофически учащается продажа родителями детей. Создалась даже пословица: «Сильный человек живет руками своими, а слабый – ценой своих детей».

В Лагаше (одно из городов-государств Древней Месопотамии) еще в XXV до н.э. знать широко использовала ростовщичество для порабощения собственного народа. Знаменитый лагашский царь-реформатор Урукагина издает специальный закон, который должен был охранять граждан Лагаша от ростовщической кабалы. Весьма примечательно, что соседние цари, недовольные его реформами создают мощный военно-политический союз против Лагаша, а лагашская знать изменяет своему царю.

В укрепленном поселении Нузу (современное городище Иорган-Тепе), которое входило в состав Митанни земельные участки массами скупались крупными ростовщиками. Частное землевладение, однако, еще не получило полного развития, и скупка недвижимости оформлялась в виде псевдоусыновлений: покупатель «усыновлялся» продавцом, и ему как «сыну» из семейно-общинного участка выделялась «наследственная доля», которая с этого момента, в отличие от остальной земли участка, не подлежала периодическим переделам. За это «усыновитель» – продавец получал от «усыновленного» – покупателя «подарок», соответствующий цене земли. Иногда подчеркивалось, что повинность с купленной таким образом земли продолжает нести «усыновитель», т.е. продавец, попадавший тем самым в зависимое от ростовщика и неравноправное положение. Один из крупнейших ростовщиков в Нузу был за свою жизнь «усыновлен» по этому образцу около 150 раз.

О развитии имущественного неравенства и, в частности, о далеко зашедшем разорении общинников свидетельствуют также и многочисленные заемные сделки. Ростовщики давали в долг зерно под 30%. При этом они не ограничивались составлением простого долгового обязательства, а постепенно перешли к особым закладным обязательствам: кредитор давал должнику хлеб и скот, а получал в «обмен» поле должника или его жену, сына и т.д.; срок действия такой закладной сделки мог доходить до … 200 лет. Весьма было распространено также было «удочерение» девушек из обедневших семей, которое позволяло ростовщику извлекать доход из продажи «удочеренной» девушки замуж или в наложницы.

В Ассирии ростовщичество буквально разъедало ассирийскую сельскую общину. Объектом займа чаще всего являлся свинец, который был в это время обычным денежным эквивалентом, реже – хлеб и др. В большинстве случаев заем давался на тяжелых ростовщических условиях, и притом под залог поля, дома или домочадцев должника. Иногда же должник обязан был к жатве предоставить кредитору определенное количество жнецов (взамен процентов на сумму займа). Количество жнецов бывало значительным, поэтому можно предположить, что в выполнении этого обязательства участвовали члены всей «большой семьи»; в отдельных случаях, возможно, участвовали даже члены других семей той же общины, приходившие на помощь своему попавшему в сети ростовщика соседу. Результатом всего этого было разорение, обезземеливание и массовое закабаление рядовых общинников-земледельцев.

Наряду с прямой долговой кабалой существовали и различные прикрытые виды закабаления – например, «усыновление» ростовщиком своего обедневшего общинника «вместе с полем и домом», «оживление» девушки из голодающей семьи с переходом патриархальной власти на нее от отца к «оживителю» (хотя и с обязательством «оживителя» обращаться с ней все же не как с рабыней) и др. Кабальные рабы работали в сельском хозяйстве так же, как и в доме.Согласно ассирийским законам, кредитор не мог безоговорочно распоряжаться лицом, отданным в залог. Так, он не мог продать замуж отданную в залог девушку без разрешения ее отца и не мог подвергать заложенного человека телесному наказанию. Лишь когда (при неуплате долга) данное лицо переходило в собственность кредитора (считалось проданным «за полную цену»), кредитор приобретал над ним полную власть домовладыки и мог «ударять, выщипывать волосы, бить по ушам и просверливать их». Он мог даже продать такого кабального раба за пределы Ассирии. Кабальное рабство было бессрочным.

 

Прочтите еще:

Posted in История Востока.







0 Responses

Stay in touch with the conversation, subscribe to the RSS feed for comments on this post.

Обнаружили ошибку в тексте выделите ее и нажмите клавиши Ctrl + Enter

Ознакомиться с правилами комментирования >>>




Some HTML is OK

or, reply to this post via trackback.

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.