Суббота, Июнь 24


Последний халиф

Около десяти лет назад в одной из книг по истории ислама я прочитал о том, что в самом начале XX века основоположник идеологии политического сионизма венский журналист, доктор Теодор Герцль от имени Всемирной сионистской организации (президентом которой он был сам) сделал весьма заманчивое предложение турецкому султану Абдуль-Хамиду II. Суть предложения доктора Герцля заключалась в том, что он хотел купить территорию Палестины (с образованием на ней автономного еврейского государства) взамен на погашение всех иностранных долгов Турции. Помимо погашения государственного долга, лично султану Абдуль-Хамиду II было обещано громадное финансовое вознаграждение (150 миллионов английских фунтов стерлингов). Более того, отлично знавший все проблемы Османской империи Теодор Герцль также предложил султану помощь иностранных войск для подавления повстанческого движения в Египте и на Ближнем Востоке (как известно из истории, арабы всеми силами, в том числе и путем ведения активных боевых действий и развязывания партизанской войны стремились обрести самостоятельность от турецкого протектората). В довесок ко всему предложенному сионистский лидер предлагал султану оказать влияние на европейскую прессу для свертывания кампании по нагнетанию т.н. «армянского вопроса» и свернуть идеологическую работу сионистов по организации армянского повстанческого движения.

Последний халиф 2Султан Абдуль-Хамид ІІ с негодованием отверг подобное предложение. Он заявил Теодору Герцлю: “Советую Герцлю не предпринимать никаких дальнейших шагов по его проекту. Я не могу отдать даже горстку почвы этой земли, так как оно не моё, она принадлежит всей Исламской Нации, которые боролись ради этой земли и пролили за нее свою кровь. Евреи могут сохранить свои миллионы. Если Исламский Халифат в один день уничтожат, то они будут в состоянии взять Палестину без цены. Но пока я жив, я скорее воткну меч в свое тело, чем увижу землю Палестины вырезанным от Исламского Государства и отданным другим. Этого не будет. Я не начну резать наши тела (часть Исламского Мира), пока мы живы”.

Перед изгнанием в ссылку султан Абдуль-Хамид ІІ написал письмо, текст которого наглядно свидетельствует об искренности и праведности этого правителя: «Если вы предложите мне все золото мира в придачу к вашим 150 млн., я не соглашусь отдать вам эту землю. Я служил исламской религии и народу Мухаммада более тридцати лет, и не очерню белый лист мусульманской истории, истории моих отцов и дедов – османских султанов и халифов» (ответ султана лидерам младотюрков, которые лоббировали интересы сионистов и получили власть в Турции благодаря их покровительству).

Как истинный халиф (99-ый по счету от Абу Бакра) общины пророка Мухаммада (да благословит его Аллах и приветствует!), Абдуль-Хамид ІІ никак не мог допустить возникновения на Святой Земле немусульманского государства. Он отлично понимал, что несет персональную ответственность перед Аллахом за независимость аль-Аксы – третьей по значимости (после Мекки и Медины) святыни мусульманского мира.

Однако тогда я и не мог предположить в каких тяжелейших условиях пришлось султану отказать лидеру сионистского движения. Только совсем недавно, в исторической литературе по политико-экономическому положению Турции того времени я понял, насколько великий поступок совершил этот султан отказав продать Палестину.

Прежде чем открыть некоторые факты плачевного состояния Османской империи до правления Абдуль-Хамида ІІ, дадим краткое описание нравственых качеств этого правителя. Как отмечают исследователи, в молодости султан Абдуль-Хамид II получил образование у ведущих улемов и шейхов того времени. Он был благочестивым человеком, избегал легкомыслия, был строг, соблюдал молитвы и предписания Корана и Сунны. Поэтому султан был склонен к поиску более тесных связей с мусульманским миром. Также он был смиренным в молитве, затворник по натуре. И он никогда не подписывал никаких императорских указов, не будучи в состоянии ритуального омовения.

Там, где проявлялся малейшей вред мусульманам, было ли это в России, Британской Индии, в английских или французских колониях Африки султан направил ноту протеста, тем самым заслужив уважение и лояльность религиозных мусульман по всему миру. Он объявил официальной идеологией Турции ислам в противовес популярным в Турции идеям османизма. На всей обширной территории Османской империи успешно реализовывалась исламская пропаганда. Более того, по его приказу специально подобранные проповедники были отправлены в далекие страны с призывом к исламской религии. Это был последний настоящий халиф мусульманской общины. Недаром в турецкой исторической литературе его почтительно именуют – «Великий Хан». Но, к сожалению, даже такая активная и выдающаяся личность как султан Абдуль-Хамид II не смог предотвратить крах Османской империи (по своей сути – мусульманского халифата). Дела в империи были настолько запущены, что он смог лишь на три десятилетия отсрочить ее неизбежный крах. Но уже только это – настоящий геройский подвиг перед всей мусульманской общины.

Как мы уже отмечали в статье «Сулейман Великолепный» на этом же сайте, после смерти этого великого правителя Османской империи султанский трон занимали слабые и недальновидные люди. Результатом правления этих султанов (внутренний фактор), а также из-за политической и экономической экспансии ведущих западных держав (внешний фактор) явилось то, что 2 марта 1924 года был ликвидирован последний мусульманский халифат.

Как видим, Абдуль-Хамиду досталось тяжелое наследство. Жесточайший гнет иностранных колонизаторов не давал никаких шансов на восстановление и прогресс турецкой экономики. Турецкие купцы и предприниматели оказывались в крайне невыгодном положении по сравнению с иностранными фирмами. В стране царила разруха и застой.

Иностранные капиталисты широко использовали неэквивалентную торговлю, неравноправные договоры, кабальные займы, режим капитуляций. В их руках находился такой важный рычаг воздействия на экономику и политическую жизнь страны, как Оттоманский имперский банк (т.е. Нацбанк выпускающий денежные средства страны). Они опирались на европейски ориентированных крупных турецких землевладельцев и промышленников, а также купцов нетурецких национальностей (албанцы, курды, черкесы и др.).

Основная отрасль экономики страны – сельское хозяйство – находилось в упадке. Урожайность была крайне низкой. У турецких крестьян даже сложилась горькая поговорка об урожае: «Часть пропадет, часть холодом побьет, часть птицы склюют, а часть, если Аллаху будет угодно, достанется мне». По всей Турции практически не было ни одно крестьянина, «за которым бы не числился недоимок, превышающий весь его доход за три года вперед».

В городе ситуация обстояла не лучше. Конкуренция иностранных товаров разрушала местное ремесло, а вредные для развития экономики устоявшиеся феодальные порядки препятствовали развитию производства.

Платежи по кабальным займам, огромные расходы на содержание чиновничьего аппарата и армии, крайняя расточительность султанского двора вконец подорвали финансы Турции. Общая сумма внешнего долга Турции ко времени прихода к власти Абдуль-Хамида ІІ в 1876 году достигла 5,3 миллиардов франков, причем только платежи процентов по займам поглощали большую часть турецкого бюджета (80% от госдохода – страшная цифра!!!).

Кризис Османской империи углублялся в связи с усилением борьбы народов Балканского полуострова за возвращение своей независимости. Военные операции правительственных войск против восставшего населения Боснии и Герцоговины в 1875 году вызвали дополнительные расходы и истощили финансы османского правительства. Оно не смогло внести очередных платежей по займам. Ситуация была настолько тяжелой, что для изыскания средств правительство империи посягнуло на святое имущество – чиновники изъяли часть доходов от вакуфных земель, что вызвало справедливое возмущение как официального духовенства, так и простого народа. Была сделана попытка сократить государственный аппарат, урезать жалованье чиновникам, офицерам, учителям светских и религиозных школ. Но и эти меры не могли улучшить финансовое положение страны. В октябре 1875 года Турция официально объявила частичное финансовое банкротство.

Меж тем положение Османской империи осложнялось. Восстание в Болгарии удалось подавить, но две славянские страны – Сербия и Черногория начали войну против Турции. Обострялись отношения с Россией, поддерживавшей борьбу славянских народов. В 1879 году Турция объявила о своем полном финансовом банкротстве. Для погашения государственного долга Турция направляла большую часть доходных статей империи: табачная и соляная монополии, гербовый сбор, налоги на рыболовство в Мраморном море и Босфоре, ашар с шелка в Стамбуле, Эдирне и Брусе и другие поступления. Некогда наводившая страх и ужас на Европу Османская империя была в прямом смысле в долговой кабале перед такими странами европейскими державами как Англия, Франция, Германия, Австро-Венгрия и Италия. В Турции стали открываться европейские банки («Лионский кредит», «Салоникский банк», «Немецкий Палестинский банк» и проч.), которые продолжили экономическую экспансию мусульманских народов Османской империи посредством выдачи кредитов местному населению.

Одновременно западные державы подчиняли себе Турцию и политически. В 1883 году в Турцию прибыла германская военная миссия; вскоре глава ее, полковник генерального штаба фон дер Гольц, был приглашен на пост военного советника и начальника офицерской школы в Стамбуле. Иностранные советники также появились во флоте, жандармерии и других звеньях государственного аппарата Турции.

Естественно в такой ситуации во множестве возникали очаги социальной напряженности и недовольства действиями правительства империи. Увеличивалось число тайных политических организаций и кружков по свержению султанской власти.

Все смешалось в доме Облонских, как справедливо выразился знаменитый писатель Лев Толстой в своем романе «Анна Каренина». Именно так и сказал бы он в данном случае. Да! Все смешалось в Османской империи. И в такой обстановке перед султаном появляется доктор Теодор Герцль и просит его отдать сионистам Святую Землю в обмен на погашение всего внешнего долга Турции. Но если доктор Фауст соглашается на предложение Мефистофеля и продает ему свою душу, то султан Абдул-Хамид ІІ гневно отвергает подобное предложение. Как самый умный правитель того времени султан предчувствовал, что рано или поздно главы европейских держав и США отдадут Палестину сионистам просто так, за здорово живешь. Но даже предвидя это, он не хотел опозорить высокое звание халифа всех мусульман. Не хотел и не имел права. Через несколько лет после своего ответа доктору Герцлю он навсегда уйдет из мировой политической арены. Точнее его «ушли». Но зато он уйдет достойно – он яростно сражался за благо своей общины в течении 30-ти лет, но проиграл. Проиграл достойно. Поистине, не каждому плечу гордо поднятая голова.



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.