Общественно-хозяйственная жизнь арабов в древние времена

По про­ис­хож­де­нию и язы­ку на­се­ле­ние Ара­вий­ско­го по­лу­ост­ро­ва с древ­них вре­мен бы­ло од­но­род­ным. Ис­сле­до­ва­те­ли не ис­клю­ча­ют, что до при­хо­да се­ми­тов на Ара­вий­ском по­лу­ост­ро­ве, в до­ис­то­ри­чес­кие вре­ме­на здесь жи­ли ка­кие-то пред­ста­ви­те­ли иных рас и пле­мен, пред­по­ло­жи­тель­но нег­ро­ид­ных и/или дра­ви­дий­ских, ко­то­рые бы­ли час­тич­но вы­тес­не­ны, час­тич­но ас­си­ми­ли­ро­ва­ны се­ми­та­ми. Пос­ле ря­да миг­ра­ци­он­ных про­цес­сов здесь оста­лись лишь ара­бы.

Раз­бро­сан­ные на гро­мад­ной тер­ри­то­рии, араб­ские пле­ме­на ве­ли ко­че­вой, по­лу­осед­лый и осед­лый об­раз жиз­ни, за­ни­ма­лись пре­иму­щест­вен­но ско­то­водст­вом и оа­зис­ным зем­ле­де­ли­ем. Под­соб­ное зна­че­ние для них со­хра­ня­ли так­же охо­та и со­би­ра­тельст­во. На окра­и­нах Ара­вий­ско­го по­лу­ост­ро­ва не­ко­то­рые пле­ме­на за­ни­ма­лись при­бреж­ны­ми мор­ски­ми про­мыс­ла­ми. Ве­ду­щее мес­то в ско­то­вод­чес­ком хо­зяйст­ве при­над­ле­жа­ло раз­ве­де­нию верб­лю­дов и мел­ко­го ско­та, овец и коз. По­сте­пен­ное уста­нов­ле­ние за­су­ш­ли­во­го кли­ма­та, из­ме­не­ние при­род­ной сре­ды и ухуд­ше­ние усло­вий че­ло­ве­чес­ко­го оби­та­ния на Ара­вий­ском по­лу­ост­ро­ве при­ве­ли к со­кра­ще­нию объ­ема зем­ле­де­лия, вы­дви­же­нию на пер­вое мес­то верб­лю­до­водст­ва, вы­тес­не­нию круп­но­го ско­та мел­ким, пе­ре­хо­ду все боль­ших масс на­се­ле­ния к по­лу­ко­че­во­му и ко­че­во­му об­ра­зу жиз­ни.

Ос­нов­ной еди­ни­цей со­ци­аль­ной ор­га­ни­за­ции ара­бов был кол­лек­тив кров­ных родст­вен­ни­ков, со­став ко­то­ро­го мог ко­ле­бать­ся су­щест­вен­но – от боль­шой пат­ри­ар­халь­ной семьи до круп­но­го пле­ме­ни. Не­за­ви­си­мые ро­до-пле­мен­ные кол­лек­ти­вы, управ­ля­е­мые со­ве­том ста­рей­шин и вож­дя­ми, ве­ли на­ту­раль­ное хо­зяйст­во, име­ли сво­их бо­гов и свя­ти­ли­ща, собст­вен­ных про­ри­ца­те­лей и по­этов, са­мос­то­я­тель­но ве­ли счет по­ко­ле­ни­ям, се­мей­ным и родст­вен­ным свя­зям, па­мят­ным со­бы­ти­ям.

Вза­и­мо­от­но­ше­ния ро­дов и пле­мен ре­гу­ли­ро­ва­лись не­пи­сан­ны­ми за­ко­на­ми обыч­но­го пра­ва и свое­об­раз­но­го ко­дек­са чес­ти. Вы­нуж­ден­ные вес­ти нескон­ча­е­мую борь­бу за су­щест­во­ва­ние в усло­ви­ях скуд­ной при­ро­ды, пле­ме­на ост­ро со­пер­ни­ча­ли друг с дру­гом и не­ред­ко всту­па­ли в стыч­ки за пра­во поль­зо­ва­ния или об­ла­да­ния паст­би­ща­ми, вод­ны­ми ис­точ­ни­ка­ми, оа­зи­са­ми. Стыч­ки пе­ре­рас­та­ли по­рой в про­дол­жи­тель­ные вой­ны, со­про­вож­дав­ши­е­ся уво­дом в плен, кров­ной местью, раз­бо­ем. Но на­сто­я­тель­ная не­об­хо­ди­мость вы­жить при­нуж­да­ла пле­ме­на не до­во­дить де­ло до вза­им­но­го истреб­ле­ния, ис­кать пу­ти к вза­им­ным уступ­кам и при­ми­ре­нию. Вновь ус­та­нав­ли­ва­лись на­пря­жен­ные мир­ные от­но­ше­ния, но­сив­шие обыч­но иерар­хи­чес­кий ха­рак­тер, не­смот­ря на все ува­же­ние ко­чев­ни­ков к воль­нос­ти и не­за­ви­си­мос­ти: пле­ме­на раз­ли­ча­лись по чис­лен­нос­ти бое­с­по­соб­ных во­и­нов, бо­гат­ст­ву и ро­до­ви­тос­ти.

На су­хо­пут­ных гра­ни­цах Ара­вий­ско­го по­лу­ост­ро­ва ара­бы при­хо­ди­ли в со­при­кос­но­ве­ние с со­сед­ни­ми, бо­лее ци­ви­ли­зо­ван­ны­ми на­ро­да­ми, об­ме­ни­вая про­дук­ты сво­е­го на­ту­раль­но­го хо­зяйст­ва на ре­мес­лен­ные из­де­лия, тка­ни, ору­жие, укра­ше­ния. Они так­же дер­жа­ли в сво­их ру­ках тран­зит­ную тор­гов­лю, сна­ря­жая верб­люжьи ка­ра­ва­ны и про­во­дя их по до­ро­гам, пе­ре­се­кав­шим Ара­вию с юга на се­вер и с за­па­да на вос­ток. Глав­ный тор­го­вый тракт про­ле­гал вдоль гор­ной це­пи Хид­жаз близ Крас­но­го мо­ря, по не­му пе­ре­во­зи­ли в Вос­точ­ное Сре­ди­зем­но­морье бла­го­во­ния из Юж­ной Ара­вии и то­ва­ры, до­став­ля­е­мые мор­ским пу­тем из Вос­точ­ной Аф­ри­ки и Ин­дии.

Мир­ные от­но­ше­ния ара­бов с со­се­дя­ми пе­ри­о­ди­чес­ки сме­ня­лись враж­деб­ны­ми дейст­ви­я­ми, за­чин­щи­ка­ми ко­то­рых обыч­но вы­сту­па­ли ко­чев­ни­ки, со­вер­шав­шие гра­би­тель­ские на­бе­ги. Бое­вые от­ря­ды араб­ских пле­мен, быст­ро пе­ре­дви­га­ясь на верб­лю­дах, на­па­да­ли и ухо­ди­ли вне­зап­но; по­движ­ные и спло­чен­ные, они пред­став­ля­ли зна­чи­тель­ную во­ен­ную си­лу. Ближ­не­вос­точ­ные го­су­дар­ст­ва бы­ли вы­нуж­де­ны счи­тать­ся с ара­ба­ми и ве­ли по от­но­ше­нию к ним по­ли­ти­ку сдер­жи­ва­ния или же при­вле­ка­ли их на свою сто­ро­ну и бра­ли к се­бе на служ­бу. Так по­сту­па­ли ас­си­рий­ские и но­во­ва­ви­лон­ские ца­ри, в вой­ска ко­то­рых вхо­ди­ли от­ря­ды араб­ской верб­люжь­ей ка­ва­ле­рии. Для них Ара­вия бы­ла ис­точ­ни­ком бес­по­койст­ва, вар­вар­ской пе­ри­фе­ри­ей, ко­то­рую они стре­ми­лись усми­рить и под­чи­нить сво­е­му вли­я­нию. Сход­ную по­ли­ти­ку про­во­ди­ли позд­нее рим­ские, ви­зан­тий­ские и пер­сид­ские пра­ви­те­ли.

В пер­вые ве­ка до и пос­ле на­шей эры ак­тив­ность ара­бов воз­рос­ла, их при­сут­ст­вие все боль­ше ощу­ща­лось в Па­лес­ти­не, Си­рии и Ме­со­по­та­мии. Это свя­зы­ва­ют с даль­ней­шим ухуд­ше­ни­ем эко­ло­ги­чес­ких усло­вий и от­но­си­тель­ной пе­ре­на­се­лен­ностью Ара­вии, а так­же с усо­вер­шенст­во­ва­ни­ем верб­люжь­е­го сед­ла, что спо­собст­во­ва­ло уве­ли­че­нию бое­вой мо­щи и мо­биль­нос­ти араб­ско­го пле­мен­но­го опол­че­ния. В ран­нек­лас­со­вых го­су­дар­ст­вах рим­ской эпо­хи, На­ба­тее и Паль­ми­ре, пре­об­ла­да­ло араб­ское на­се­ле­ние, хо­тя офи­ци­аль­ным язы­ком слу­жи­ли пись­мен­ные ара­мей­ские диа­лек­ты. Ког­да весь Ближ­ний Вос­ток ока­зал­ся по­де­лен­ным меж­ду дву­мя мо­гу­щест­вен­ны­ми им­пе­ри­я­ми: Ви­зан­ти­ей и Са­са­нид­ским Ира­ном, сло­жи­лись два тес­но свя­зан­ных с ни­ми вас­саль­ны­ми от­но­ше­ни­я­ми араб­ских кня­жеств – Гас­са­нид­ское в рай­о­не Да­мас­ка и Лах­мид­ское (со сто­ли­цей в г. Хи­ра) на ниж­нем Ев­ф­ра­те.

Ви­зан­тия и Иран по­сто­ян­но стре­ми­лись уси­лить свое не­по­средст­вен­ное вли­я­ние в Ара­вии и ис­поль­зо­вать ее во вза­им­ной борь­бе друг с дру­гом. Во вто­рой по­ло­ви­не VI в. Ви­зан­тия по­буж­да­ла Эфи­о­пию к рас­ши­ре­нию ее вла­де­ний в за­пад­ной час­ти Ара­вии, но по­ход эфи­оп­ских вой­ск на Мек­ку за­кон­чил­ся для них не­удач­но. Иран, со сво­ей сто­ро­ны, по­слал вой­ска в Юж­ную Ара­вию и обес­пе­чил се­бе пря­мое во­ен­ное при­сут­ст­вие. Иран­ский на­мест­ник ли­шил влас­ти осла­бев­ших юж­но­араб­ских пра­ви­те­лей и стал на­саж­дать зо­ро­аст­ризм. Так, на гра­ни VII в. Ара­вия бы­ла окон­ча­тель­но втя­ну­та в по­ли­ти­чес­кую и идео­ло­ги­чес­кую ор­би­ту Ближ­не­го Вос­то­ка.

По ма­те­ри­а­лам: Очер­ки ис­то­рии араб­ской куль­ту­ры V-VX вв. М., «На­ука», 1982.

comments powered by HyperComments