Skip to content




Медресе в средневековом азиатском городе

В эпо­ху раз­ви­то­го сред­не­ве­ковья в ос­нов­ном за­вер­ши­лось фор­ми­ро­ва­ние фе­о­даль­но­го го­ро­да Сред­ней Азии, во мно­гом от­ли­чав­ше­го­ся от ан­тич­но­го. Му­суль­ман­ская ре­ли­гия внес­ла су­щест­вен­ные кор­рек­ти­вы в за­строй­ку го­ро­да, зна­чи­тель­но из­ме­нив его ар­хи­тек­тур­ный об­лик. Сре­ди боль­шой мас­сы двор­цо­вых, куль­то­вых, тор­го­во-ре­мес­лен­ных и бы­то­вых по­стро­ек мед­ре­се вы­де­ля­лись осо­бо.

Мон­голь­ское на­шест­вие на­нес­ло не­вос­пол­ни­мый урон ду­хов­ной куль­ту­ре, раз­об­щи­ло твор­чес­кие мас­сы, на­ру­ши­ло пре­ем­ст­вен­ность куль­ту­ры. На мно­гие де­ся­ти­ле­тия бы­ла от­бро­ше­на раз­ви­тая со вре­ме­ни Са­ма­ни­дов сис­те­ма выс­ше­го об­ра­зо­ва­ния и на­уки.

Ибн Ба­ту­та, по­бы­вав­ший  в Бу­ха­ре вско­ре пос­ле его раз­гро­ма, пи­сал, что «те­перь в го­ро­де труд­но отыс­кать да­же од­но­го че­ло­ве­ка, по­мыш­ляв­ше­го за­нять­ся на­укой». Дру­гой оче­ви­дец мон­голь­ско­го по­гро­ма, ис­то­рик Джу­вей­ни, с грустью от­ме­чал: «Все ин­тел­лек­ту­а­лы ока­за­лись по­гре­бен­ны­ми, и толь­ко у зем­ли сле­ду­ет те­перь справ­лять­ся о ре­мес­ле, на­уке и куль­ту­ре».

Эко­но­ми­чес­кие ре­фор­мы Мун­ке ка­га­на, а за­тем Ма­суд­бе­ка, как из­вест­но, не­сколь­ко ожи­ви­ли ре­мес­ло, тор­гов­лю. Эти же де­я­те­ли по­ощ­ря­ли не­ко­то­рые точ­ные на­уки, ви­дя в них прак­ти­чес­кую поль­зу. В на­ме­тив­шем­ся куль­тур­ном подъ­еме ор­га­ни­зу­ю­щая роль при­над­ле­жа­ла мед­ре­се – цент­ру твор­чес­кой и на­уч­ной мыс­ли. Уже при Ма­суд­бе­ке в Бу­ха­ре бы­ли воз­ве­де­ны два пар­ных мед­ре­се, где обу­ча­лось по ты­ся­че уча­щих­ся.

Как из­вест­но, при мон­го­лах осо­бое раз­ви­тие по­лу­чи­ли Ур­генч на за­па­де и Та­раз, Кенд­же, От­рар, Фер­га­на на се­ве­ро-вос­то­ке Сред­ней Азии, а так­же Теб­риз, Ис­фа­ган в Ира­не, где зна­чи­тель­но­го подъ­ема до­стиг­ла и куль­ту­ра. Ибн Ба­ту­та по­се­тил в Ур­ген­че мед­ре­се и боль­ни­цу, при­над­ле­жа­щие мон­го­лу Кут­лу Да­ми­ру. В Бас­ре, Яз­де, Ши­ра­зе, Теб­ри­зе, Ни­ша­пу­ре и дру­гих под­в­ласт­ных мон­го­лам го­ро­дах он встре­тил мно­го бла­го­уст­ро­ен­ных и хо­ро­шо на­ла­жен­ных хо­зяйств мед­ре­се, ко­то­рые как по сво­е­му раз­ме­ру, так и по со­ста­ву слу­ша­те­лей не усту­па­ли из­вест­ным мед­ре­се Баг­да­да и Да­мас­ка.

На ру­бе­же 70-80-х гг. ХІІІ в. на­ме­ти­лись яв­ные при­зна­ки по­сте­пен­но­го пе­ре­хо­да и при­об­ще­ния за­во­е­ва­те­лей  к го­род­ской куль­ту­ре и про­све­ще­нию. При мон­го­лах и их при­ем­ни­ках за­мет­но уве­ли­чил­ся по­ток уча­щих­ся в мед­ре­се, ко­то­рые вмес­те с пре­по­да­ва­те­ля­ми и слу­жи­те­ля­ми со­став­ля­ли по­ли­ти­чес­кую си­лу, вну­ша­ю­щую страх  пра­вя­щей ди­нас­тии. К ней не­ред­ко об­ра­ща­лись при ре­ли­ги­оз­ных и по­ли­ти­чес­ких по­тря­се­ни­ях.       На­ме­тив­ши­е­ся еще в са­ма­нид­скую эпо­ху об­щест­вен­но-об­ра­зо­ва­тель­ный ха­рак­тер мед­ре­се обу­с­ло­вил его от­ли­чие от го­род­ских куль­то­вых по­стро­ек ти­па ме­че­ти, мав­зо­лея и му­сал­ла в ХІV осо­бен­но в ХV в., а так­же его еще бо­лее чет­кую струк­тур­ную ор­га­ни­за­цию как ос­нов­но­го на­уч­но-об­ра­зо­ва­тель­но­го цент­ра ис­сле­до­ва­ния по всем от­рас­лям тра­ди­ци­он­ной на­уки, вклю­чая ма­те­ма­ти­ку, аст­ро­но­мию, ме­ди­ци­ну, фи­ло­со­фию, бо­го­сло­вие и ли­те­ра­ту­ру. При­ме­ром мо­гут слу­жить мед­ре­се Нас­рид­ди­на Ту­си, на­уч­ный ком­плекс Ра­шид ад-Ди­на в Руб’-и Ра­ши­ди близ Теб­ри­за, мед­ре­се и об­сер­ва­то­рия Улуг­бе­ка в Са­мар­кан­де, ар­хи­тек­тур­ный и на­уч­ный центр А. На­вои в Ге­ра­те, круп­ные мед­ре­се  Бу­ха­ры, Ко­кан­да и Хи­вы XIX в. Они бы­ли уни­вер­си­те­та­ми сво­е­го вре­ме­ни и пред­вест­ни­ка­ми  фор­ми­ро­ва­ния ре­гио­наль­ных на­уч­ных школ на их ба­зе. Так, в мед­ре­се Нас­рид­ди­на Ту­си при на­ра­ган­ской об­сер­ва­то­рии пре­по­да­ва­ла боль­шая груп­па уче­ных-аст­ро­но­мов во гла­ве с Н. Ту­си. За­ня­тия про­хо­ди­ли фа­куль­та­тив­но, пред­по­чте­ние от­да­ва­лось свет­ским на­укам, та­ким, как фи­ло­со­фия, ме­ди­ци­на и ин­же­нер­ные на­уки. Свет­ская на­ука пре­об­ла­да­ла над бо­го­слов­ской и в зна­ме­ни­том улуг­бек­ском мед­ре­се в Са­мар­кан­де.

Из мон­голь­ских ха­нов пер­вым к про­ек­ти­ро­ва­нию и со­зда­нию ар­хи­тек­тур­ных ан­сам­блей, вклю­чая мед­ре­се,  при­сту­пил Га­зан-хан. Осо­бой пыш­ностью от­ли­ча­ет­ся ар­хи­тек­тур­ный ком­плекс «Шо­ми Теб­риз» (Су­мер­ки Теб­ри­за). Ор­га­ни­зу­ю­щим цент­ром ком­плек­са  был мав­зо­лей Га­зан-ха­на, по сто­ро­нам ко­то­ро­го рас­по­ла­га­лись биб­лио­те­ка «Бай­тал-ка­ну­на», зда­ние об­сер­ва­то­рии и два круп­ных мед­ре­се. Управ­ле­ние «Шо­ми Теб­риз» бы­ло воз­ло­же­но на Ра­шид-ад Ди­на и Са­ла­ди­на Сед­жи. Мед­ре­се бра­та и пре­ем­ни­ка Га­зан-ха­на Ол­д­жай­ту (1304-1316) в го­ро­де Сул­та­нийе на­счи­ты­ва­ло бо­лее де­ся­ти пре­по­да­ва­те­лей, двад­цать ре­пе­ти­то­ров и бо­лее ты­ся­чи уча­щих­ся.

Боль­шую ра­бо­ту по со­ору­же­нию куль­тур­ных объ­ек­тов про­во­дил и сам Ра­шид ад-Дин. Его де­я­тель­ность как ме­це­на­та на­уки и ли­те­ра­ту­ры об­ще­из­вест­на. Ос­но­ван­ный им об­шир­ный на­уч­ный го­ро­док Руб’-и Ра­ши­ди в пред­местье Теб­ри­за яв­ля­ет­ся гор­достью хо­ра­са­но-сред­не­ази­ат­ской на­уки. Оно бы­ло де­лом всей жиз­ни зна­ме­ни­то­го ве­зи­ря ху­ла­гу­и­дов. В го­род­ке име­лось один­над­цать мед­ре­се, двад­цать че­ты­ре ка­ра­ван-са­рая, пол­то­ры ты­ся­чи тор­го­вых ла­вок, трид­цать ты­сяч до­мов, мно­жест­во бань, мель­ниц, шерс­тот­кац­кие, бу­ма­го­де­ла­тель­ные кра­силь­ные мас­тер­ские, а так­же мо­нет­ный двор. Го­ро­док спла­ни­ро­ван и за­стро­ен так, что пред­ста­ви­те­ли каж­дой на­уки за­ни­ма­ли  осо­бый квар­тал. На­при­мер, квар­тал Ха­фи­зов был ис­клю­чи­тель­но  за­се­лен чте­ца­ми Ко­ра­на, ко­то­рых на­счи­ты­ва­лось бо­лее двух­сот че­ло­век. В квар­та­ле уле­мов жи­ло око­ло че­ты­рех­сот уле­мов и фа­ки­хов, в квар­та­ле та­ли­бов – око­ло ты­ся­чи весь­ма ода­рен­ных уче­ных. «Каж­дый из них, – пи­сал Ра­шид ад-Дин, – на по­при­ще зна­ния и уче­нос­ти был спо­со­бен на­нес­ти по­ра­же­ние це­лой ар­мии, и все они яв­ля­лись звез­дой на не­бо­сво­де муд­рос­ти».

Оби­та­те­ля­ми квар­та­ла вра­чей пре­иму­щест­вен­но бы­ли вы­ход­цы из Ин­дии, Ки­тая, Егип­та, Ли­ва­на. К каж­до­му уче­но­му бы­ли при­став­ле­ны пять уче­ни­ков, вра­чи обу­ча­ли их ис­кус­ст­ву ле­че­ния раз­ных бо­лез­ней, хи­рур­гии, ре­мес­лу кос­то­пра­ва. В Руб’-и Ра­ши­ди од­нов­ре­мен­но обу­ча­лись свы­ше шес­ти ты­сяч уча­щих­ся.

В ХV в. мед­ре­се с ме­ди­цин­ским укло­ном и при­част­ные к изящ­но­му ис­кус­ст­ву функ­ци­о­ни­ро­ва­ли в Ге­ра­те. В го­ро­де бы­ло не­сколь­ко боль­ниц, где вра­че­ва­ли и прак­ти­ко­ва­лись про­фес­со­ра и уча­щи­е­ся мед­ре­се. В Дал­ши­фои Сул­то­ни, по­стро­ен­ном Шах­ру­хом, и в Ши­фо­ия, ос­но­ван­ным А. На­вои, пре­по­да­ва­ли ис­кус­ные вра­чи эпо­хи, успеш­но со­че­та­ю­щие те­о­рию с вра­чеб­ной прак­ти­кой.

В кон­це ХVІІ в. в Бу­ха­ре на пло­ща­ди Ре­гис­та­на аш­тар­ха­нид Суб­ха­ни-Ку­ли­хан ос­но­вал дру­гое мед­ре­се – До­рал­ши­фо, про­су­щест­во­вав­шее до Бу­хар­ской ре­во­лю­ции 1920 г.

Мед­ре­се, как пра­ви­ло, поль­зо­ва­лись ста­ту­сом ав­то­но­мии. Ве­ду­щей фи­гу­рой в нем был му­да­рис – пре­по­да­ва­тель, от ми­ро­во­оз­ре­ния и зна­ний ко­то­ро­го це­ли­ком за­ви­се­ли со­дер­жа­ние и идей­ная на­прав­лен­ность за­ня­тий.

Пос­ле мон­голь­ско­го на­шест­вия в ос­нов­ном за­вер­шил­ся про­цесс ста­нов­ле­ния ар­хи­тек­ту­ры мед­ре­се, во­брав­шей в се­бя мно­гие эле­мен­ты  пла­ни­ров­ки и ар­хи­тек­ту­ры жи­лой и двор­цо­вой по­строй­ки древ­не­зем­ле­дель­чес­кой куль­ту­ры. В про­цес­се дли­тель­ной эво­лю­ции и стро­и­тель­ной прак­ти­ки в круп­ней­ших цент­рах Сред­ней Азии и Хо­ра­са­на сло­жил­ся эта­лон ар­хи­тек­ту­ры мед­ре­се. Тип мед­ре­се и вы­бор участ­ка под за­строй­ку пол­ностью за­ви­се­ли от об­щест­вен­но­го и со­ци­аль­но­го по­ло­же­ния уч­ре­ди­те­ля. Ос­но­ва­те­ля­ми мо­ну­мент­ных мед­ре­се вы­сту­па­ли эми­ры, ха­ны и двор­цо­вые са­нов­ни­ки, мед­ре­се сред­ней ве­ли­чи­ны и ар­хи­тек­тур­но­го до­сто­инст­ва – фе­о­да­лы, двор­цо­вые чи­нов­ни­ки сред­не­го до­стат­ка, во­ен­ные, выс­шее ду­хо­венст­во. Квар­таль­ные мед­ре­се, или так на­зы­ва­е­мые ме­че­ти-мад­ра­са, уч­реж­да­ли на об­щем схо­де квар­таль­ной об­щи­ны мел­кие тор­гов­цы, стар­ши­ны ре­мес­лен­ных це­хов и дру­гие ка­те­го­рии го­род­ских жи­те­лей. Та­кие мед­ре­се осо­бо не вы­де­ля­лись в об­ли­ке го­ро­дов. Су­щест­ву­ет так­же клас­си­фи­ка­ция мед­ре­се по объ­ему го­до­во­го до­хо­да и чис­лу худжр.

В Бу­ха­ре, Са­мар­кан­де, Ка­окан­де, Таш­кен­те, Ход­жен­те прес­тиж­ных мед­ре­се бы­ло со­всем не­мно­го, до­ми­ни­ро­ва­ли мед­ре­се двух по­след­них ти­пов. Со­глас­но спис­ку, со­став­лен­но­му Мир­за Му­хам­мад Ша­ри­фом (Сад­ри Зия), из 23 мед­ре­се Бу­ха­ры лишь 3 име­ют 100 и бо­лее худжр, 22 – 40 и бо­лее худжр, 42 – 20 и бо­лее худжр, осталь­ные до 20. Из 54 мед­ре­се Ход­жен­та лишь 4 бы­ли прес­тиж­ны­ми,  осталь­ные вхо­ди­ли в раз­ряд квар­таль­ных. Ана­ло­гич­ное по­ло­же­ние на­блю­да­лось и в дру­гих куль­тур­ных цент­рах Сред­ней Азии.

В рас­смат­ри­ва­е­мый пе­ри­од мед­ре­се по­яви­лись и в степ­ной зо­не Сред­ней Азии, в По­волжье, на Ура­ле и в Си­би­ри. В про­цесс обу­че­ния все боль­ше во­вле­ка­лись ко­че­вые на­ро­ды, что сыг­ра­ло ог­ром­ную роль в ста­нов­ле­нии пись­мен­ной ли­те­ра­ту­ры и за­рож­де­нии ин­те­ле­ген­ции в ко­че­вой сре­де. В бес­край­них прос­то­рах ка­зах­ской сте­пи рас­прост­ро­ня­лись воль­ные пе­ре­во­ды тад­жи­ко-пер­сид­ской ли­те­ра­ту­ры – «Ка­ли­ла и Дим­на», «Ту­ти­но­ма», «Лей­ли и Мед­ж­нун», «Юсуф и Зу­лей­ха», а так­же по­эма «Рус­там и Сух­роб».

В XI–XVIII вв. под вли­я­ни­ем древ­не­зем­ле­дель­чес­ких цент­ров Сред­ней Азии в по­гра­нич­ных с ко­че­вой степью го­ро­дах Хо­тан, Каш­гар, Ба­ла­су­гун, Уз­ген, Ан­ди­жан, Ош – на вос­то­ке, Чим­кент, Тур­кес­тан, Чи­бай, Таш­кент – на се­ве­ре, в оа­зи­сах Каш­ка­дарь­ин­ской, Сур­хан­дарь­ин­ской сте­пи, а так­же в ря­де гус­то об­жи­тых оа­зи­сах Ман­гыш­ла­ка, Тед­же­на, При­ко­пет­да­га на юго-за­па­де по­яви­лись пер­вые мед­ре­се, в том чис­ле Гог­лен-мед­ре­се XVIII в. и мед­ре­се в Мер­ве, внеш­не по­хо­жие на ко­че­вую юр­ту.

Стро­и­тельст­во мед­ре­се в ХІХ в. свя­за­но с мис­сио­нер­ской де­я­тель­ностью волж­ских та­тар. В Се­ми­ре­чен­ской, Се­ми­па­ла­тин­ской, Тур­гай­ской, Пав­ло­дар­ской, Ак­мо­лин­ской, Ураль­ской об­лас­тях Ка­зах­ста­на, а так­же в рос­сий­ских го­ро­дах Чис­то­по­ле, Орен­бур­ге, Че­ля­бин­ске ими бы­ло ос­но­ва­но боль­шое ко­ли­чест­во мед­ре­се, ар­хи­тек­ту­ра ко­то­рых ма­ло чем от­ли­ча­лась от ка­зах­ских жи­лищ, тог­да как ар­хи­тек­ту­ра мед­ре­се Юж­но­го Ка­зах­ста­на и Кир­ги­зии (Тур­кес­та­на, Чим­кен­та, Оша и др.) ге­не­ти­чес­ки свя­за­на со сред­не­ази­ат­ской.

Прочтите еще:

Posted in История Востока.

Tagged with .







0 Responses

Stay in touch with the conversation, subscribe to the RSS feed for comments on this post.

Обнаружили ошибку в тексте выделите ее и нажмите клавиши Ctrl + Enter

Ознакомиться с правилами комментирования >>>




Some HTML is OK

or, reply to this post via trackback.

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.