Пятница, Июнь 23


Киданьский «Одиссей»

В ан­на­лах все­мир­ной ис­то­рии со­хра­ни­лось не­ма­ло имен и со­бы­тий, ко­то­рые и по сей день про­дол­жа­ют вы­зы­вать изум­ле­ние и не­под­дель­ный ин­те­рес ис­сле­до­ва­те­лей. В этой же статье речь пой­дет об энер­гич­ном ца­ре­ви­че ки­тай­ской ди­нас­тии Ляо – прин­це Елюе Да­ши, ис­то­рия ко­то­ро­го впол­не мог­ла бы по­слу­жить сю­жет­ной ос­но­вой для боль­шо­го при­клю­чен­чес­ко­го ро­ма­на.

Од­на­ко нач­нем с ро­до­слов­ной ки­дань­ско­го «Одис­сея». Как из­вест­но, Се­вер­ный Ки­тай в се­ре­ди­не Х ве­ка был за­хва­чен во­ин­ст­вен­ны­ми ки­да­ня­ми под пред­во­ди­тель­ст­вом Елюя Ам­ба­га­ня, ко­то­рый ос­но­вал но­вую ки­тай­скую ди­нас­тию Ляо и ос­та­вил сво­е­му сы­ну Дэ­гу­а­ну силь­ное го­су­дар­ст­во. Елюй Да­ши же был пря­мым по­том­ком Ам­ба­га­ня в вось­мом по­ко­ле­нии и при­хо­дил­ся род­ным вну­ком од­но­го из им­пе­ра­то­ров Ляо. Ро­дил­ся он в 1087 го­ду. По­лу­чил пре­крас­ное гу­ма­ни­тар­ное и во­ен­ное об­ра­зо­ва­ние.

За­вер­шив­ше­го свое об­ра­зо­ва­ние в элит­ной Ака­де­мии Хань-линь, прин­ца Елюя Да­ши 1115 го­ду на­зна­ча­ют пра­ви­те­лем двух ки­тай­ских об­лас­тей. Это бы­ло слож­ное вре­мя для ди­нас­тии Ляо. Оно ве­ло жес­то­кую и бес­ком­про­мис­сную вой­ну с пле­ме­нем чжур­ч­жэ­ней, ко­то­рые так же, как ког­да-то ки­да­ни 200 лет на­зад, хо­те­ли за­во­е­вать тер­ри­то­рию Се­вер­но­го Ки­тая и ос­но­вать свою соб­ст­вен­ную ди­нас­тию.

Как пол­ко­во­дец, Елюй Да­ши про­явил се­бя в 1122 го­ду, с 2 ты­ся­ча­ми ки­дань­ских и та­таб­ских во­и­нов на­го­ло­ву раз­гро­мив боль­шую ар­мию Юж­но­го Ки­тая (на тот мо­мент со­юз­ни­ка чжур­ч­жэ­ней) под ру­ко­вод­ст­вом Тун Гу­а­ня. Эта уди­ви­тель­ная по­бе­да по­зво­ли­ла уве­ли­чить ар­мию Елюя Да­ши до 30 000 во­и­нов за счет на­се­ле­ния его об­лас­ти, опять по­вер­шив­ше­го в ки­дань­скую до­блесть. Но им­пе­ра­тор Юж­но­го Ки­тая не уни­мал­ся: он со­брал по­лу­мил­ли­он­ное вой­ско и вновь на­пра­вил его про­тив удач­ли­во­го ки­дань­ско­го прин­ца. И вновь ве­те­ра­ны Елюя Да­ши по­беж­да­ют мно­го­чис­лен­ную, но пло­хо обу­чен­ную кресть­ян­скую ар­мию Юж­но­го Ки­тая (ди­нас­тия Сун). Ис­точ­ни­ки сви­де­тель­ст­ву­ют, что тру­пы юж­но­ки­тай­ских во­и­нов устла­ли ков­ром ог­ром­ную тер­ри­то­рию.

Не­смот­ря на свои круп­ные по­бе­ды, си­ту­а­ция сло­жи­лась та­ким об­ра­зом, что Елюй Да­ши был вы­нуж­ден увес­ти свое 7-ты­сяч­ное вой­ско к по­след­не­му им­пе­ра­то­ру ди­нас­тии Ляо – Елюю Янь-си. В ста­не Янь-си он чуть бы­ло не по­пал в опа­лу за то, что ос­та­вил свой по­ст. Но, су­мев при­вес­ти убе­ди­тель­ные ар­гу­мен­ты сво­е­му прос­туп­ку, он был оправ­дан и по­став­лен во гла­ве вой­ска, ко­то­рый дол­жен был от­бить ис­кон­но ки­дань­ские зем­ли (про­вин­ция Ча­хар) от чжур­ч­жэ­ней. На этот раз во­ен­ная уда­ча из­ме­ни­ла ему: его вой­ско по­тер­пе­ло по­ра­же­ние, а сам пол­ко­во­дец по­пал в плен.

Чжур­ч­жэ­ни при­ка­за­ли свя­зан­но­му ки­дань­ско­му прин­цу вы­вес­ти их ар­мию к став­ке им­пе­ра­то­ра Янь-си. Елюй Да­ши это тре­бо­ва­ние ис­пол­нил. В ре­зуль­та­те это­го пре­да­тель­ст­ва, вра­ги за­хва­ти­ли поч­ти всю семью им­пе­ра­то­ра, ко­то­ро­му толь­ко чу­дом уда­лось спас­тись от чжур­ч­жэн­ской кон­ни­цы. Им­пе­ра­тор чжур­ч­жэ­ней Агу­да в на­гра­ду за пре­да­тель­ст­во по­да­рил ему же­ну и вклю­чил его в свое вой­ско в ка­чест­ве вы­со­ко­пос­тав­лен­но­го офи­це­ра. Но судь­ба и тут под­сте­ре­га­ла на­ход­чи­во­го прин­ца, не слиш­ком стес­няв­ше­го­ся в вы­бо­ре средств са­мо­сох­ра­не­ния.

Как го­во­рить­ся «и на ста­ру­ху бы­ва­ет про­ру­ха». Од­наж­ды опыт­ный и хит­рый дип­ло­мат Елюй Да­ши со­вер­шил ро­ко­вую ошиб­ку: в во­ен­ном ла­ге­ре обыг­рал чжур­ч­жэнь­ско­го пол­ко­вод­ца в азарт­ную иг­ру. Тот очень оби­дел­ся, и они по­ссо­ри­лись. Про­ни­ца­тель­ный Елюй Да­ши сра­зу по­нял, что над ним на­вис­ла смер­тель­ная опас­ность. Не те­ряя вре­ме­ни, он за­брал 5 сво­их сы­но­вей и, бро­сив же­ну на про­из­вол судь­бы, бе­жал из ста­на вра­гов. Ког­да чжур­ч­жэ­ни об­на­ру­жи­ли их бег­ст­во, они от­да­ли его же­ну од­но­му из во­и­нов. Ког­да не­счаст­ная жен­щи­на от­ве­ти­ла от­ка­зом – ее за­жи­во рас­сек­ли стре­ла­ми лу­ков.

Елюй Да­ши сно­ва идет на риск, а точ­нее в но­вую став­ку им­пе­ра­то­ра Янь-си. И в этот раз им­пе­ра­тор прос­тил Елюю Да­ши по­те­рю всей сво­ей семьи. Эта бес­при­мер­ная добро­та им­пе­ра­то­ра объ­яс­ня­ет­ся тем, что ки­да­ни за­пла­ни­ро­ва­ли но­вый по­ход про­тив чжур­ч­жэ­ней, а быв­ший их плен­ник хо­ро­шо знал си­ту­а­цию в ста­не вра­га и имел боль­шой ав­то­ри­тет сре­ди во­и­нов. На­сто­я­щий стра­тег Елюй Да­ши под­верг раз­гром­ной кри­ти­ке пла­ни­ро­вав­шу­ю­ся во­ен­ную опе­ра­цию про­тив чжур­ч­жэ­ней. По его мне­нию, сле­до­ва­ла обу­чать во­и­нов и ждать удоб­но­го мо­мен­та для на­па­де­ния на вра­га. Но его ко­неч­но не по­слу­ша­ли. Сам он под пред­ло­гом бо­лез­ни не стал участ­во­вать в но­вом сра­же­нии. И не зря… Ки­да­ни по­тер­пе­ли по­ра­же­ние, а их им­пе­ра­тор уже в 1125 го­ду по­пал в чжур­ч­жэнь­ский плен. Им­пе­рия Ляо пре­кра­ти­ла свое су­щест­во­ва­ние.

Не ожи­дая кон­ца им­пе­рии Ляо, Елюй Да­ши уже осенью 1124 го­ду с 200 во­и­на­ми бе­жит из пре­де­лов Ки­тая. Дру­жест­вен­ные ки­да­ням он­гу­ты по­да­ри­ли его от­ря­ду 400 ло­ша­дей, 20 верб­лю­дов и 1000 овец. Это был ми­ни­мум, что­бы пе­рей­ти пу­с­ты­ню Го­би. За три дня пе­рей­дя пу­с­ты­ню, Елюй Да­ши уже был в по­гра­нич­ной кре­пос­ти Хо­тунь на Ор­хо­не, гар­ни­зон ко­то­рой на­счи­ты­вал 20 000 ки­дань­ских во­и­нов. Весь гар­ни­зон без сло­ва под­чи­нил­ся ки­дань­ско­му прин­цу, ко­то­рый объ­яв­ля­ет се­бя гур­ха­ном. Да у них и не бы­ло вы­бо­ра. Он был един­ст­вен­ным из быв­ших ру­ко­во­ди­те­лей им­пе­рии Ляо у ко­то­ро­го был план и про­грам­ма спа­се­ния остав­ших­ся ки­да­ней. По­ло­же­ние Елюя Да­ши ста­ло на­мно­го ста­биль­нее: кре­по­сть, гар­ни­зон, да еще и ка­зен­ные та­бу­ны в при­да­чу.

Ис­тин­ный пат­ри­от сво­ей гиб­ну­щей дер­жа­вы, Елюй Да­ши пы­тал­ся спас­ти им­пе­рию Ляо. Ему уда­лось до­го­во­рить­ся с тан­гу­та­ми о со­вмест­ном вы­ступ­ле­нии про­тив чжур­ч­жэ­ней. Но они опоз­да­ли… Им­пе­ра­тор был пле­нен, а чжур­ч­жэ­ни шли все го­ды жиз­ни Елюя Да­ши шли от по­бе­ды к по­бе­де. Пос­ле кра­ха им­пе­рии Ляо, остав­ши­е­ся ки­да­ни ста­ли стре­ми­тель­но по­пол­нять вой­ско Елюя Да­ши. Под его ру­кой уже бы­ло 100 000 ки­да­ней. По­чув­ст­во­вав си­лу, Елюй Да­ши пред­при­ни­ма­ет свою оче­ред­ную по­пыт­ку вер­нуть трон сво­их пред­ков. Ис­кус­ный дип­ло­мат, он поч­ти уго­во­рил им­пе­ра­то­ра ди­нас­тии Сун (Юж­ный Ки­тай) на­чать со­вмест­ную вой­ну с чжур­ч­жэ­ня­ми. Но те, спу­та­ли все кар­ты, пер­вы­ми на­чав пре­вен­тив­ную вой­ну про­тив им­пе­рии Сун. Эта вой­на да­ла спа­си­тель­ную пе­ре­дыш­ку вой­ску Елюя Да­ши, но не на­дол­го. Че­рез не­ко­то­рое вре­мя, чжур­ч­жэ­ни по­сы­ла­ют про­тив Елюя Да­ши боль­шую ар­мию, со­став­лен­ную из ки­да­ней, ко­то­рые под­чи­ни­лись по­бе­ди­те­лям. Во гла­ве этой ар­мии был по­став­лен принц из фа­ми­лии Елю­ев, а про­вод­ни­ка­ми чжур­ч­жэнь­ско­го экс­пе­ди­ци­он­но­го кор­пу­са ста­ли та­та­ры. Шан­сы от­сто­ять кре­по­сть Хо­тунь от вра­гов прак­ти­чес­ки рав­ня­лись ну­лю.

И вновь Елюй Да­ши при­ни­ма­ет стра­те­ги­чес­ки вер­ное ре­ше­ние: ос­та­вить кре­по­сть Хо­тунь и уй­ти глу­бо­ко в степь. Его не пре­сле­до­ва­ли, так как с это­го вре­ме­ни он не пред­став­лял боль­ше для них опас­нос­ти.

С ним ушли око­ло 40 000 ки­да­ней. Не все ки­да­ни со­гла­си­лись по­ки­нуть свою ро­ди­ну, мно­гие пред­поч­ли под­чи­не­ние вра­гу сво­бо­де в из­гна­нии. За­бе­гая впе­ред, от­ме­тим, что эти остав­ши­е­ся ки­да­ни еще ска­жут свое сло­во во вре­мя вой­ны Чин­гис­ха­на с чжур­ч­жэнь­ской им­пе­ри­ей Кинь (Цзинь), пе­рей­дя на сто­ро­ну мон­го­лов.

По пу­ти к не­му при­мкну­ли мно­жест­во раз­лич­ных пле­мен и на­род­нос­тей. Они за­ни­ма­ют кре­по­сть Биш­ба­лык (в Юж­ной Джун­га­рии), где гур­хан Елюй Да­ши пред­ста­вил еди­но­мыш­лен­ни­кам и вла­де­те­лям Уй­гу­рии свою по­ли­ти­чес­кую про­грам­му: про­дви­нуть­ся еще глуб­же на за­пад и спло­тить ко­че­вые пле­ме­на Ве­ли­кой Сте­пи для отво­е­ва­ния род­ной зем­ли. Пос­ле это­го он по­лу­чил под свое на­ча­ло 10 000 от­бор­ней­ших во­и­нов с пол­ной эки­пи­ров­кой. И вновь во­ен­ное счастье по­во­ра­чи­ва­ет­ся к не­му ли­цом: он за­во­е­вы­ва­ет Се­ми­речье и ос­но­вы­ва­ет там го­су­дар­ст­во ка­ра­ки­да­ней. Гур­хан Елюй Да­ши за­во­е­вы­ва­ет Ба­ла­са­гун, Каш­гар, Хо­тан, Фер­га­ну и ряд дру­гих го­ро­дов. При за­во­е­ва­нии Ба­ла­са­гу­на, ко­то­рый он сде­ла­ет сво­ей сто­ли­цей, к не­му при­мы­ка­ют 16 000 ки­дань­ских шат­ров, из-за во­ен­ных не­удач им­пе­ра­то­ров ди­нас­тии Ляо эмиг­ри­ро­вав­ших в Сред­нюю Азию еще до Елюя Да­ши и нес­ших по­гра­нич­ную служ­бу на вос­точ­ной гра­ни­це вла­де­ний са­мар­канд­ско­го пра­ви­те­ля.

Не­уто­ми­мый Елюй Да­ши ни­ког­да не за­бы­вал сво­ей глав­ной це­ли: воз­рож­де­ние бы­ло­го мо­гу­щест­ва ди­нас­тии Ляо. В 1134 го­ду он от­прав­ля­ет 70 000 всад­ни­ков на вой­ну с чжур­ч­жэ­ня­ми. Но вой­ско не смог­ло пре­одо­леть пу­с­ты­ню Го­би и, по­те­ряв боль­шин­ст­во ко­ней и бы­ков, вер­ну­лось с пол­до­ро­ги. Елюй Да­ши все пре­крас­но по­нял и вос­клик­нул: «Не­бо не бла­гоп­ри­ят­ст­ву­ет мне! Это его во­ля». С тех пор его энер­гия на­прав­ля­ет­ся про­тив му­суль­ман­ских вла­де­те­лей Сред­ней Азии.

В 1137 го­ду под Ход­жен­том Елюй Да­ши на­го­ло­ву раз­би­ва­ет вой­ско пра­ви­те­ля Са­мар­кан­да Рукн-ад-ди­на Мах­муд-ха­на. Че­рез не­сколь­ко лет са­мый мо­гу­щест­вен­ный му­суль­ман­ский пра­ви­тель то­го вре­ме­ни – сельд­жук­ский сул­тан Санд­жар объ­яв­ля­ет свя­щен­ную вой­ну про­тив но­во­яв­лен­но­го го­су­дар­ст­ва ка­ра­ки­да­ней. В 1141 го­ду 100-ты­сяч­ное вой­ско (луч­шие вой­ска му­суль­ман­ско­го ми­ра, за­ка­лен­ные в бо­ях про­тив гре­ков и крес­то­нос­цев, а так­же эки­пи­ро­ван­ные по по­след­не­му сло­ву тог­даш­ней тех­ни­ки) под не­по­сред­ст­вен­ным пред­во­ди­тель­ст­вом сул­та­на Санд­жа­ра при­бы­ва­ет на тер­ри­то­рию Сред­ней Азии.

Но в этот раз му­суль­ма­нам не по­вез­ло. В 1141 го­ду на Кат­ван­ской рав­ни­не, ле­жав­шей меж­ду Ход­жен­том и Са­мар­кан­дом, Елюй Да­ши на­го­ло­ву раз­гро­мил сельд­жук­ское вой­ско. Сул­тан чу­дом из­бе­жал пле­на, но бы­ли пле­не­ны его же­на и бли­жай­шие со­рат­ни­ки. По­гиб­ло 30 000 му­суль­ман­ских во­и­нов. Пос­ле этой по­бе­ды ка­ра­ки­да­ни за­ни­ма­ют Са­мар­канд и Бу­ха­ру. К чес­ти Елюя Да­ши, во всех за­хва­чен­ных сред­не­ази­ат­ских го­ро­дах он остав­ля­ет ста­рых му­суль­ман­ских пра­ви­те­лей, ко­то­рые долж­ны бы­ли вы­пла­чи­вать ему не­боль­шую дань.

Ис­ку­шен­ный в ки­тай­ской дип­ло­ма­тии, гур­хан вво­дит в сво­ем го­су­дар­ст­ве осо­бый по­ря­док: ни один во­ена­чаль­ник не мо­жет иметь боль­ше 1 000 всад­ни­ков, а все сот­ни­ки не­по­сред­ст­вен­но под­чи­ня­лись гур­ха­ну.

Как мы зна­ем, глав­ной за­вет­ной целью Елюя Да­ши бы­ло отво­е­ва­ние Ки­тая. Но, по­че­му-то вмес­то это­го он идет вой­ной на му­суль­ман­ские на­ро­ды Сред­ней Азии. Раз­гад­ку это­го не­обыч­но­го по­ве­де­ния пред­ла­га­ет рус­ский ис­то­рик Л.Н. Гу­ми­лев, ко­то­рый убе­ди­тель­но до­ка­зы­ва­ет, что вой­ну с му­суль­ма­на­ми Елюю Да­ши спон­си­ро­ва­ли бо­га­тые уй­гур­ские куп­цы-не­сто­ри­а­не. О вер­сии Л.Н. Гу­ми­ле­ва смот­ри­те в его кни­ге «По­ис­ки вы­мыш­лен­но­го цар­ст­ва».

Про­жив бур­ную и пол­ную при­клю­че­ний жизнь, гур­хан Елюй Да­ши умер в 1143 го­ду вда­ли от лю­би­мой ро­ди­ны, о не­за­ви­си­мос­ти ко­то­рой он меч­тал всю свою жизнь. По­ды­то­жи­вая био­гра­фию ка­ра­ки­дань­ско­го «Одис­сея», сле­ду­ет от­ме­тить, что его на­след­ни­ки не унас­ле­до­ва­ли до­сто­инств сво­е­го энер­гич­но­го от­ца. Го­су­дар­ст­во же ка­ра­ки­да­ней пре­кра­ти­ло свое су­щест­во­ва­ние уже в 1218 го­ду, ког­да по­гиб узур­па­тор ка­ра­ки­дань­ско­го пре­сто­ла – бег­лый най­ман­ский ца­ре­вич Куч­лук, ото­брав­ший пре­стол у вну­ка ге­роя этой статьи – гур­ха­на Чжул­ху.



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.