Арабская торговля

Как мы зна­ем, в Ев­ро­пе ка­пи­та­лис­ти­чес­кие от­но­ше­ния на­ча­ли рань­ше все­го скла­ды­вать­ся в сфе­ре про­из­водст­ва и сбы­та тка­ней. В араб­ских стра­нах тка­чест­во так­же да­ет при­ме­ры наиболь­шей ко­опе­ра­ции тру­да и воз­ник­но­ве­ния мас­тер­ских, ко­то­рые мож­но срав­нить с ма­ну­фак­ту­ра­ми. Оп­то­вая тор­гов­ля тка­ня­ми тре­бо­ва­ла осо­бых форм ор­га­ни­за­ции. В от­ли­чие от юве­ли­ра, весь то­вар ко­то­ро­го мог умес­тить­ся в од­ной ко­жа­ной сум­ке, тор­го­вец тка­ня­ми, имея де­ло с объ­е­ми­с­тым то­ва­ром, нуж­дал­ся в скла­дах, про­да­же роз­нич­ным тор­гов­цам и т.д.

Преж­де чем раз­но­об­раз­ные тка­ни Егип­та и Си­рии, Ира­на и Сред­ней Азии, Ира­ка и Ви­зан­тии встре­ча­лись на при­лав­ке роз­нич­но­го тор­гов­ца, судь­ба их ре­ша­лась внут­ри оп­то­вых гос­ти­ниц-скла­дов, ко­то­рые на­зы­ва­лись фун­ду­ка­ми, ха­на­ми, кай­са­рий­а­ми, а поз­же в Егип­те – ви­ка­ла­ми. Пос­ле то­го как пар­тия бы­ла предъ­яв­ле­на влас­тям, за­ре­гист­ри­ро­ва­на в жур­на­ле и об­ло­же­на на­ло­гом, за де­ло бра­лись по­сред­ни­ки, ор­га­ни­зо­вав­шие пе­реп­ро­да­жу роз­нич­ным тор­гов­цам. Та­кая ор­га­ни­за­ция тор­гов­ли, из­вест­на нам на при­ме­ре Егип­та, ак­тив­но тор­го­вав­ше­го с италь­ян­ски­ми го­ро­да­ми и За­пад­ным Сре­ди­зем­но­морь­ем, бы­ла удоб­на ино­зем­цам, не знав­шим язы­ка и обы­ча­ев стра­ны. Но она су­ли­ла не­ко­то­рые пре­иму­щест­ва и му­суль­ман­ским куп­цам, ори­ен­ти­ро­вав­шим­ся в мест­ной об­ста­нов­ке, так как в фун­ду­ке мож­но бы­ло по­лу­чить долг и, не до­жи­да­ясь ее за­вер­ше­ния, на­чать не­об­хо­ди­мые за­куп­ки, а уско­ре­ние обо­ро­та, как из­вест­но, — те же день­ги. А глав­ное, все эти опе­ра­ции мож­но бы­ло про­вес­ти без на­лич­ных, с по­мощью круп­ных сар­ра­фо­нов, ко­то­рые не си­де­ли с куч­кой ме­ло­чи для раз­ме­на и об­ме­на, а за­ни­ма­лись на­сто­я­щи­ми бан­ков­ски­ми опе­ра­ци­я­ми.

Без­на­лич­ные рас­че­ты су­щест­во­ва­ли и в до­му­суль­ман­ское вре­мя; во вся­ком слу­чае, с че­ка­ми (сакк) ара­бы бы­ли зна­ко­мы с пер­вых лет ис­ла­ма, но толь­ко в Ха­ли­фа­те, обес­пе­чив­шем не­бы­ва­лые воз­мож­нос­ти для даль­ней оп­то­вой тор­гов­ли и цир­ку­ля­цию не­слы­хан­ных масс де­нег, они пре­вра­ти­лись в сис­те­му.

Суф­тад­жа, или ха­ва­ла (от­сю­да франц. aval), — де­ло­вое пись­мо кон­траген­ту или при­каз­чи­ку с прось­бой вы­дать предъ­яви­те­лю ка­кую-то сум­му, га­ран­ти­ей ко­то­ро­му слу­жат толь­ко лич­ные от­но­ше­ния ад­ре­са­та и ав­то­ра пись­ма, — пре­вра­ти­лась в век­сель, ког­да га­ран­том ста­ло третье ли­цо, спо­соб­ное вы­пла­тить прак­ти­чес­ки лю­бую сум­му.

В Ира­ке суф­тад­жа при­о­бре­ла ши­ро­кое рас­прост­ра­не­ние уже в IX в. Дейст­ви­тель­но, этот спо­соб пе­ре­воз­ки де­нег был го­раз­до без­опас­нее, чем лю­бой дру­гой. В X в. да­же на­ло­го­вые по­ступ­ле­ния из про­вин­ций ста­ли пе­ре­во­дить­ся че­ком – как ра­ди без­опас­нос­ти транс­пор­ти­ров­ки, так и по­то­му, что са­ми на­ло­ги ста­ли от­да­вать­ся на от­куп.

О на­сто­я­щих мас­со­вых тор­го­во-бан­ков­ских опе­ра­ци­ях мож­но го­во­рить толь­ко на­чи­ная с XI в., да и то в ос­нов­ном на­ши све­де­ния огра­ни­чи­ва­ют­ся Егип­том, в ко­то­ром бла­го­да­ря счаст­ли­вой слу­чай­нос­ти в хра­ни­ли­ще до­ку­мен­тов си­на­го­ги Фу­ста­та бы­ло най­де­но мно­го фи­нан­со­вых до­ку­мен­тов кон­ца X-XII в. В ис­то­ри­чес­ких же со­чи­не­ни­ях и тру­дах му­суль­ман­ских пра­во­ве­дов эта сто­ро­на эко­но­ми­чес­кой де­я­тель­нос­ти оста­ет­ся обой­ден­ной, да­же в спе­ци­аль­ном на­став­ле­нии для куп­цов, «Кни­ге ука­за­ний о пра­виль­ной тор­гов­ле» ад-Ди­маш­ки (ко­нец X – на­ча­ло XI), бан­ков­ские опе­ра­ции не упо­ми­на­ют­ся.

Боль­шинст­во до­ку­мен­тов об опла­те и дру­гих го­ро­дах и стра­нах со­став­ля­ют пись­ма родст­вен­ни­кам и по­ве­рен­ным и не свя­за­ны с дол­го­вы­ми  опе­ра­ци­я­ми, на­лич­ные день­ги оста­ют­ся наибо­лее рас­прост­ра­нен­ной фор­мой рас­че­тов. Но при всем этом сар­ра­фы, осо­бен­но об­ла­дав­шие боль­шим ка­пи­та­лом, при­ме­ня­ли век­сель­ные опе­ра­ции; упо­ми­на­ют­ся да­же опла­ты суф­тадж не на­лич­ны­ми, а собст­вен­ны­ми че­ка­ми, ко­то­рые при­ни­ма­лись за­тем в упла­ту на­рав­не с на­лич­ны­ми. По­доб­ную прак­ти­ку на ба­за­ре Бас­ры от­ме­чал На­си­ри Хос­ров, по­быв­ший в ней в кон­це 1051-на­ча­ле 1052 г.: «Тор­гу­ют там сле­ду­ю­щим об­ра­зом: если у ко­го-ни­будь есть что-ни­будь, он сда­ет этот то­вар ме­ня­ле и по­лу­ча­ет от не­го рас­пис­ку. За­тем он по­ку­па­ет все, что ему на­до, а вмес­то упла­ты да­ет чек на то­го же са­мо­го ме­ня­лу. За все вре­мя, что ку­пец на­хо­дит­ся в го­ро­де, он сплошь поль­зу­ет­ся рас­пис­ка­ми ме­нял и со­вер­шен­но не при­бе­га­ет к звон­кой мо­не­те».  

comments powered by HyperComments