Понедельник, Июнь 26


Эфиопская эмиграция

Хидж­ра (пе­ре­се­ле­ние) про­ро­ка Му­хам­ма­да (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет!) или час­ти спо­движ­ни­ков в Эфи­о­пию – не прос­тая пе­ре­ме­на ме­с­та оби­та­ния (здесь тем бо­лее не умес­тен тер­мин «бег­ст­во», ко­то­рый пы­та­ют­ся внед­рить в ис­то­ри­чес­кую на­уку не­ко­то­рые вос­то­ко­ве­ды). Хидж­ра, на наш взгляд, озна­ча­ет пол­ный раз­рыв с сис­те­мой не­ве­рия на опре­де­лен­ной мест­нос­ти (в т.ч. раз­рыв с ее но­си­те­ля­ми,  вклю­чая род­ст­вен­ни­ков, дру­зей, со­се­дей и проч.) и пе­ре­ход под за­щи­ту но­вой сис­те­мы вза­и­мо­от­но­ше­ний или укры­тие в за­по­вед­ной тер­ри­то­рии с целью со­хра­не­ния сво­ей ре­ли­гии. На­при­мер, из­вест­но о пе­ре­се­ле­нии про­ро­ка Иб­ра­хи­ма и его пле­мян­ни­ка Лу­та (мир им обо­им!) – вы­ход­цев из ирак­ско­го го­ро­да Ур, на­хо­див­ше­го­ся на за­пад­ном бе­ре­гу Ев­ф­ра­та близ Ку­фы.

Как из­вест­но из жиз­не­опи­са­ния Про­ро­ка (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет!) пос­ле окон­ча­ния пер­во­го эта­па при­зы­ва к ис­ла­му («тай­ный при­зыв») на пер­вых му­суль­ман об­ру­ши­ва­ет­ся на­рас­та­ю­щая вол­на ярос­ти не­ве­ру­ю­щих жи­те­лей Мек­ки. Ес­тест­вен­но, что в та­ких усло­ви­ях Мек­ка ста­ла, мяг­ко го­во­ря, не­под­хо­дя­щим мес­том для ре­а­ли­за­ции ис­лам­ско­го при­зы­ва. Бо­лее то­го, пе­ред Про­ро­ком (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет!) и его спо­движ­ни­ка­ми ост­ро встал во­прос вы­жи­ва­ния сре­ди окру­жав­ше­го их оке­а­на не­ве­рия и враж­ды. В этих об­сто­я­тель­ст­вах Про­рок  (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет!), по во­ле Ал­ла­хе, при­ни­ма­ет ге­ни­аль­ное ре­ше­ние в пол­ном со­от­вет­ст­вии с так­ти­кой и стра­те­ги­ей во­ен­но­го ис­кус­ст­ва. Он пред­ла­га­ет час­ти сво­их спо­движ­ни­ков со­вер­шить пе­ре­се­ле­ние в Эфи­о­пию. При­чем, глав­ным здесь бы­ло не спа­се­ние му­суль­ман от му­че­ний, ко­то­рые при­чи­ня­ли им мно­го­бож­ни­ки. Глав­ным бы­ло то, что в слу­чае унич­то­же­ния яд­ра за­рож­да­ю­щей ис­лам­ской об­щи­ны в Мек­ке (а поз­же и на тер­ри­то­рии Ара­вий­ско­го по­лу­ост­ро­ва), ав­то­ном­ная ко­ло­ния эфи­оп­ских му­суль­ман-эмиг­ран­тов мог­ла бы (по край­ней ме­ре, по­пы­та­лась бы) про­дол­жить ре­а­ли­за­цию ис­лам­ско­го при­зы­ва. Имен­но этим и объ­яс­ня­ет­ся тот факт, что, не­смот­ря на воз­ник­но­ве­ние ис­лам­ско­го го­ро­да-го­су­дар­ст­ва Ме­ди­ны и це­ло­го ря­да во­ен­но-по­ли­ти­чес­ких по­бед му­суль­ман на тер­ри­то­рии Ара­вий­ско­го по­лу­ост­ро­ва, вто­рой по­ток му­суль­ман-пе­ре­се­лен­цев из Эфи­о­пии воз­вра­ща­ет­ся на ро­ди­ну не­сколь­ки­ми груп­па­ми, при­чем ос­нов­ная груп­па эфи­оп­ских пе­ре­се­лен­цев воз­вра­ти­лась в род­ные зем­ли во вре­мя по­хо­да на Хай­бар (7 век хидж­ры). Зна­чит, они воз­вра­ти­лись на тер­ри­то­рию Ара­вий­ско­го по­лу­ост­ро­ва спус­тя 12-13 лет пос­ле вы­нуж­ден­но­го пе­ре­се­ле­ния. Для за­рож­да­ю­щей­ся му­суль­ман­ской об­щи­ны это весь­ма со­лид­ный срок, на­пом­ним, что про­ро­чес­кая де­я­тель­ность Му­хам­ма­да (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет!) дли­лась все­го 23 го­да.

По мне­нию ря­да ис­сле­до­ва­те­лей, те­о­ре­ти­чес­ким об­ос­но­ва­ни­ем эфи­оп­ской эмиг­ра­ции слу­жит ко­ра­ни­чес­кая ис­то­рия о юно­шах, ока­зав­ших­ся в пе­ще­ре («Раз вы от­рек­лись от них и от то­го, че­му они по­кло­ня­ют­ся по­ми­мо Ал­ла­ха, то укрой­тесь в пе­ще­ре, и ваш Гос­по­дь ода­рит вас Сво­ей ми­лостью и ока­жет по­кро­ви­тель­ст­во в ва­шем де­ле» [аль-Кахф, 16]) и аят о прос­тор­нос­ти зем­ли Ал­ла­ха: «…Зем­ля Ал­ла­ха об­шир­на. Во­ис­ти­ну, тер­пе­ли­вым их на­гра­да воз­даст­ся пол­ностью бе­зо вся­ко­го сче­та» [аз-Зу­мар, 10], ко­то­рые бы­ли нис­по­сла­ны во вре­мя на­рас­та­ю­щих го­не­ний на му­суль­ман в Мек­ке.

Все вы­ше­ука­зан­ные фак­то­ры по­бу­ди­ли Про­ро­ка (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет!) ска­зать сво­им спо­движ­ни­кам: «Если вы уй­де­те в Эфи­о­пию, то там царь не при­тес­ня­ет ни­ко­го, и эта зем­ля прав­ды, ос­та­вай­тесь там до тех пор, по­ка Ал­лах не най­дет вам об­лег­че­ния от этой бе­ды». Так­же эти сло­ва Про­ро­ка (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет!) под­тверж­да­ют то, что он про­яв­лял жи­вой ин­те­рес к по­ло­же­нию дел в ино­стран­ных го­су­дар­ст­вах.

В этой свя­зи, сде­ла­ем не­боль­шой экскурс в ис­то­рию тор­го­вых вза­и­мо­от­но­ше­ний меж­ду ку­рай­ши­та­ми и эфи­о­па­ми. Мек­кан­ское пре­да­ние го­во­рит, что на ру­бе­же VI-VII вв. че­ты­ре сы­на Абд Ма­на­фа тор­го­ва­ли с раз­ны­ми стра­на­ми, при­чем стар­ший – Абд Шамс – с ца­рем абис­син­цев (Ак­су­ма). Име­ют­ся и дру­гие сви­де­тель­ст­ва то­го, что в на­ча­ле VII в. мек­кан­ские ку­рай­ши­ты ве­ли ак­тив­ную тор­го­вую де­я­тель­ность в сто­ли­це Эфи­о­пии Ак­су­ме. Из­вест­ный му­суль­ман­ский ис­то­рик ат-Та­ба­ри пи­шет в сво­их со­чи­не­ни­ях: «И бы­ла Зем­ля абис­син­цев (т.е. Эфи­о­пия) мес­том тор­гов­ли для ку­рай­ши­тов, тор­го­вав­ших в ней, на­хо­дя изо­би­лие средств су­щест­во­ва­ния, и без­опас­ность, и хо­ро­шее мес­то тор­гов­ли». Ку­рай­ши­ты ве­ли тор­го­вые де­ла в Эфи­о­пии тра­ди­ци­он­но в зим­нее вре­мя (см. тол­ко­ва­ния су­ры «Ку­райш»).

Ак­сум­ская ци­ви­ли­за­ция (в Эфи­о­пии) внес­ла боль­шую роль раз­ви­тие ци­ви­ли­за­ции ис­лам­ской. Еще в IV – в на­ча­ле VII вв. ак­сум­ская ци­ви­ли­за­ция внес­ла свой вклад в ре­ли­ги­оз­ное и по­ли­ти­ко-идео­ло­ги­чес­кое дви­же­ние на Ближ­нем Вос­то­ке, под­го­то­вив­шее поч­ву для ран­не­го ис­ла­ма. В этом от­но­ше­нии при­ме­ча­тель­но сход­ст­во ре­ли­ги­оз­ной тер­ми­но­ло­гии хрис­ти­ан­ских над­пи­сей Ак­су­ма на язы­ке ге­эз, хрис­ти­ан­ских, иуда­ист­ских и «не­опре­де­лен­но мо­но­те­ис­ти­чес­ких» над­пи­сей юж­но­ара­вий­ско­го Химь­я­ра с не­ко­то­ры­ми тер­ми­на­ми Ко­ра­на. Ак­сум­ское цар­ст­во и пре­ди­слам­ская Ара­вия жи­ли об­щей ре­ли­ги­оз­но-куль­тур­ной жизнью. Так­же, ак­сум­ская ци­ви­ли­за­ция ока­зы­ва­ла вли­я­ние на ара­бов-му­суль­ман в 610-630 гг. по­сред­ст­вом жив­ших в Ара­вии эфи­о­пов (как мы пом­ним, му­эд­зин Би­лял и зна­ме­ни­тый во­ин Вах­ши бин Харб /убий­ца Хам­зы и лже­про­ро­ка Му­сай­ли­мы/ бы­ли вы­ход­ца­ми из Эфи­о­пии) и му­хад­жи­ров, вре­мен­но на­шед­ших убе­жи­ще в г. Ак­сум.

Итак, в ме­ся­це рад­жаб пя­то­го го­да от на­ча­ла про­ро­чест­ва в Эфи­о­пию от­пра­ви­лась пер­вая груп­па спо­движ­ни­ков из 12 муж­чин и 4 жен­щин. Стар­шим в груп­пе был на­зна­чен Усман бин Аф­фан, за ко­то­ро­го Про­рок вы­да­ет свою дочь Ру­каййю. Имен­но об Усма­не и Ру­ка­айе Про­рок (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет!) ска­жет: «Они ста­ли пер­вой семь­ей, пе­ре­се­лив­шей­ся на пу­ти Ал­ла­ха, пос­ле Иб­ра­хи­ма и Лу­та (мир им обо­им!)».

Пер­вая груп­па эфи­оп­ских эмиг­ран­тов уез­жа­ла ночью, че­рез хид­жаз­ский порт Шу­ай­ба на двух тор­го­вых су­дах, «ко­то­рые до­ста­ви­ли их в зем­лю абис­син­цев за пол­ди­на­ра» [ат-Та­ба­ри]. Ве­ро­ят­но за пол­ди­на­ра с че­ло­ве­ка. В Эфи­о­пии му­суль­ма­не-пе­ре­се­лен­цы за­ни­ма­лись тор­гов­лей под по­кро­ви­тель­ст­вом не­гу­са Ас­ха­мы бин аль-Аб­д­жа­ра, им­пе­ра­то­ра Эфи­о­пии. Сре­ди му­суль­ман ока­за­лись и быв­шие хрис­ти­а­не; не­ко­то­рые из них вер­ну­лись к сво­ей ста­рой ве­ре (на­при­мер, муж Умм Ха­би­бы, бу­ду­щей же­ны Про­ро­ка).

Вско­ре до пе­ре­се­лен­цев до­сти­га­ют не­вер­ные слу­хи о том, что ос­нов­ная мас­са ку­рай­ши­тов при­ня­ла ис­лам. Эта не­точ­ная ин­фор­ма­ция ос­но­вы­ва­лась на том, что во вре­мя чте­ния Про­ро­ком (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет!) су­ры «ан-Над­жм» на тер­ри­то­рии Ка­а­бы, боль­шое ко­ли­чест­во мно­го­бож­ни­ков со­вер­ши­ли зем­ной по­клон по при­ме­ру Про­ро­ка (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет!).

Окры­лен­ные ра­до­ст­ной, но лож­ной вестью, в ме­ся­це шав­валь пя­то­го го­да про­ро­чест­ва пер­вые пе­ре­се­лен­цы воз­вра­ща­ют­ся в Хид­жаз. Но вско­ре пе­ред ни­ми пред­ста­ет прав­ди­вое по­ло­же­ние ве­щей; часть из них уез­жа­ет об­рат­но, а часть — на свой страх и риск — ре­ша­ет вой­ти в Мек­ку. При­чем воз­вра­ща­ю­щим­ся при­шлось ис­кать в Мек­ке по­кро­ви­те­лей из дру­гих ро­дов, что до­ка­зы­ва­ет раз­рыв род­ст­вен­ных свя­зей – один из при­зна­ков пол­но­цен­ной хидж­ры. Впро­чем, в ско­ром вре­ме­ни, по со­ве­ту Про­ро­ка,  не­пре­кра­ща­ю­щи­е­ся го­не­ния вы­нуж­да­ют му­суль­ман сно­ва эмиг­ри­ро­вать в гос­теп­ри­им­ную Эфи­о­пию. Вто­рой по­ток пе­ре­се­лен­цев был на­мно­го вну­ши­те­лен: 83 муж­чин и 18 жен­щин. Ко­ман­ди­ром все­го лич­но­го со­ста­ва пе­ре­се­лен­цев в Ак­су­ме вплоть до их воз­вра­ще­ния на ро­ди­ну был на­зна­чен Джа’фар бин Абу Та­либ (да бу­дет до­во­лен им Ал­лах!).

Раз­ме­ры не­на­вис­ти ку­рай­ши­тов-мно­го­бож­ни­ков к му­суль­ма­нам бы­ли на­столь­ко ве­ли­ки (воз­мож­но, они сра­зу по­ня­ли, что эта ак­ция не что иное как «за­пас­ной аэро­дром» ис­лам­ско­го при­зы­ва), что они по­сла­ли сво­их пред­ста­ви­те­лей с бо­га­ты­ми по­дар­ка­ми к не­гу­су Ас­ха­ме и его пат­ри­ар­хам с целью до­бить­ся вы­да­чи му­суль­ман-пе­ре­се­лен­цев для рас­пра­вы над ни­ми. (Под­роб­ную ис­то­рию о коз­нях ку­рай­ши­тов про­тив пе­ре­се­лен­цев в Эфи­о­пии со­ве­ту­ем про­чи­тать в кни­ге «Ар-ра­хик аль-мах­тум» про­фес­со­ра Са­фи ар-Рах­ма­на аль-Му­ба­рак­фу­ри, рус­ский пе­ре­вод ко­то­ро­го под на­зва­ни­ем «Жизнь Про­ро­ка» яв­ля­ет­ся са­мым рас­прост­ра­нен­ным жиз­не­опи­са­ни­ем Про­ро­ка на тер­ри­то­рии СНГ).

Коз­ни по­слан­цев из Мек­ки за­кон­чи­лись пол­ным фи­ас­ко. Не­гус, не­смот­ря на не­до­воль­ст­во сво­их пат­ри­ар­хов (уже успев­ших при­нять до­ро­гие мек­кан­ские гос­тин­цы), при­мет сто­ро­ну му­суль­ман. Этот факт го­во­рит о том, что он был зна­ю­щим и бо­го­бо­яз­нен­ным хрис­ти­а­ни­ном. По ми­лос­ти Ал­ла­ха, во вре­мя зна­ме­ни­той пе­ре­пис­ки Про­ро­ка (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет!) с ца­ря­ми и пра­ви­те­ля­ми, не­гус Ас­ха­ма не за­ду­мы­ва­ясь при­мет ис­лам. По прось­бе Про­ро­ка (да бла­го­сло­вит его Ал­лах и при­вет­ст­ву­ет!), не­гус от­пра­вит на ро­ди­ну му­суль­ман-пе­ре­се­лен­цев на двух ко­раб­лях вмес­те с Ам­ром бин Умайй­ей ад-Дам­ри, ко­то­рый до­ста­вил в Эфи­о­пию по­сла­ние Про­ро­ка. Так­же не­гус сыг­ра­ет клю­че­вую роль в сва­тов­ст­ве про­ро­ка к Умм Ха­би­бе до­че­ри Абу Суфь­я­на, вдо­ве од­но­го из эмиг­ран­тов. Бла­го­чес­ти­вый не­гус умер в ме­ся­це рад­жаб де­вя­то­го го­да хидж­ры пос­ле бит­вы при Та­бу­ке, а Про­рок в тот же день объ­явил о его смер­ти сво­им спо­движ­ни­кам и со­вер­шил по не­гу­су за­упо­кой­ную мо­лит­ву.

Пос­ле воз­вра­ще­ния из Эфи­о­пии ос­нов­ной груп­пы му­суль­ман (7 век хидж­ры), они бы­ли при­рав­не­ны по сво­е­му ста­ту­су му­хад­жи­рам и по­лу­чи­ли до­лю до­бы­чи от по­хо­да на Хай­бар, не­смот­ря на упре­ки не­ко­то­рых спо­движ­ни­ков («Мы сра­жа­лись, а вы от­си­жи­ва­лись за мо­рем»). Впро­чем, все ак­сум­ские воз­вра­щен­цы ак­тив­но вклю­чи­лись в со­зи­да­ние мо­ло­до­го ис­лам­ско­го го­су­дар­ст­ва, а не­ко­то­рые из них па­ли смертью храб­рых на по­ле боя (на­при­мер, Джа’фар бин Абу Та­либ «Ле­та­ю­щий»).

На­пос­ле­док, сле­ду­ет от­ме­тить, что эмиг­ра­цию в Эфи­о­пию прак­ти­ко­ва­ли да­же вра­ги ис­ла­ма и нейтраль­ные граж­да­не Мек­ки. Не­ко­то­рые из них жи­ли в Эфи­о­пии па­рал­лель­но с му­суль­ма­на­ми-эмиг­ран­та­ми. Из­вест­но, что пос­ле под­чи­не­ния Мек­ки му­суль­ма­нам, один из вра­гов Про­ро­ка, Ик­ри­ма ибн Абу Джахль, пы­тал­ся эмиг­ри­ро­вать на суд­не в Эфи­о­пию.



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.