Факторы распространения арабского языка

Араб­ские за­во­е­ва­ния за­вер­ши­лись со­зда­ни­ем ог­ром­но­го го­су­дар­ст­ва, прос­ти­рав­ше­го­ся от Пи­ре­не­ев до Ин­дии. Всю­ду в за­во­е­ван­ные об­лас­ти ара­бы при­нес­ли свой язык и ре­ли­гию. Это не зна­чит, что рас­прост­ра­не­ние ис­ла­ма и араб­ско­го язы­ка шло с та­кой же ско­ростью, с ка­кой про­дви­га­лись вой­ска, и что все на­се­ле­ние Ха­ли­фа­та ав­то­ма­ти­чес­ки ста­ло пред­став­лять од­но­род­ную мас­су, еди­ную кон­фес­си­о­наль­ную и язы­ко­вую общ­ность. Утверж­де­ние араб­ско­го язы­ка сре­ди по­ко­рен­ных на­ро­дов име­ло зна­чи­тель­ную про­тя­жен­ность во вре­ме­ни, в раз­ных стра­нах про­те­ка­ло с раз­лич­ной ин­тен­сив­ностью и при­нес­ло не­оди­на­ко­вый ко­неч­ный ре­зуль­тат.

Пер­вы­ми ост­ров­ка­ми араб­ско­го язы­ка ста­но­ви­лись вой­ско­вые от­ря­ды са­мих за­во­е­ва­те­лей, их гар­ни­зо­ны, пе­ре­движ­ные или по­сто­ян­ные ла­ге­ря, где на­хо­ди­лись час­то и семьи во­и­нов, и толь­ко на сле­ду­ю­щем эта­пе ком­пакт­ные араб­ские по­се­ле­ния. Как пра­ви­ло, ко­ли­чест­вен­но по от­но­ше­нию к мест­но­му на­се­ле­нию при­шлые ара­бы со­став­ля­ли ни­чтож­ный про­цент. Но им при­над­ле­жа­ли ини­ци­а­ти­ва, уве­рен­ность в сво­их си­лах, луч­шая ор­га­ни­зо­ван­ность; все это са­мым ре­ши­тель­ным об­ра­зом ска­зы­ва­лось на при­ви­ле­ги­ро­ван­ном по­ло­же­нии араб­ско­го язы­ка. Ара­бам не при­хо­ди­лось при­спо­саб­ли­вать­ся к со­ци­аль­но-по­ли­ти­чес­кой и язы­ко­вой си­ту­а­ции в каж­дой за­во­е­ван­ной стра­не, учить язык боль­шинст­ва, ис­кать пу­ти об­ще­ния с мест­ным на­се­ле­ни­ем. Их ла­ге­ря, гар­ни­зо­ны и по­се­ле­ния бы­ли ав­то­ном­ны и су­ве­рен­ны и в язы­ко­вом от­но­ше­нии: по­всед­нев­ные и офи­ци­аль­ные раз­го­во­ры, ад­ми­нист­ра­ция, суд, бо­го­слу­же­ние, пе­ре­пис­ка со сто­ли­цей – все ве­лось и дейст­во­ва­ло на араб­ском язы­ке. Из цент­ра Ха­ли­фа­та по­сто­ян­но по­сту­па­ли но­вые язы­ко­вые им­пуль­сы вмес­те с вой­ско­вы­ми под­креп­ле­ни­я­ми, пра­ви­тельст­вен­ны­ми рас­по­ря­же­ни­я­ми и вновь на­зна­ча­е­мы­ми долж­ност­ны­ми ли­ца­ми.

И на­обо­рот, мест­ное на­се­ле­ние, по край­ней ме­ре, та его часть, ко­то­рая всту­па­ла в тес­ные и мно­го­крат­ные кон­так­ты с за­во­е­ва­те­ля­ми, бы­ло вы­нуж­де­но при­спо­саб­ли­вать­ся в язы­ко­вом от­но­ше­нии. Преж­де все­го это ка­са­лось плен­ни­ков, ко­то­рых при­во­ди­ли в араб­ские ла­ге­ря и от­прав­ля­ли в центр Ха­ли­фа­та; тех, кто вел пе­ре­го­во­ры с ара­ба­ми об усло­ви­ях мир­но­го до­го­во­ра или ка­пи­ту­ля­ции; тех, кто пла­тил дань или вно­сил на­ло­ги; тех, кто всту­пал в му­суль­ман­ские вой­ска и шел с ни­ми в даль­ней­шие по­хо­ды; тех, кто по­став­лял про­ви­ант и фу­раж или тор­го­вал с ара­ба­ми. Ка­кая-то часть мест­но­го на­се­ле­ния при­ни­ма­ла ис­лам, ста­но­вясь при этом мау­ла (кли­ен­та­ми) ка­ко­го-ли­бо ро­да, пле­ме­ни или во­ена­чаль­ни­ка пер­со­наль­но.

Са­мое глав­ное — араб­ский язык не на­вя­зы­вал­ся си­лой, при по­мо­щи ре­прес­сив­ных мер или бла­го­да­ря опре­де­лен­ной, со­зна­тель­но и пла­но­мер­но про­во­ди­мой язы­ко­вой по­ли­ти­ке сверху. Од­на­ко сло­жив­ша­я­ся со­ци­аль­но-по­ли­ти­чес­кая си­ту­а­ция обес­пе­чи­ва­ла араб­ско­му язы­ку ре­жим мак­си­маль­но­го бла­гоп­ри­ят­ст­во­ва­ния.

Араб­ское за­во­е­ва­ние по­до­рва­ло ор­га­ни­за­ци­он­ные устои преж­них язы­ко­вых кол­лек­ти­вов, ли­ши­ло при­ви­ле­гий бю­ро­кра­тию и ре­ли­ги­оз­ных де­я­те­лей. И, на­обо­рот, обес­пе­чи­ло при­ви­ле­гии тем, кто поль­зо­вал­ся араб­ским язы­ком. Араб­ский стал бо­лее прес­тиж­ным как язык по­бе­ди­те­лей, их ре­ли­гии и об­щи­ны, всту­пить в ко­то­рую мож­но бы­ло лю­бо­му че­ло­ве­ку. А при­ня­тие ис­ла­ма на­ла­га­ло не­ко­то­рые обя­за­тельст­ва (ша­ха­да, на­маз и т.п.) в упо­треб­ле­нии араб­ско­го язы­ка. Вла­де­ние араб­ским язы­ком ста­но­ви­лось од­ним из сим­во­лов при­над­леж­нос­ти к но­во­му кол­лек­ти­ву, со­ци­аль­но-идео­ло­ги­чес­кой и куль­тур­ной со­ли­дар­нос­ти его чле­нов.

Важ­ные ре­ше­ния, спо­собст­во­вав­шие упро­че­нию по­зи­ций араб­ско­го язы­ка и за­креп­ле­нию его норм, бы­ли при­ня­ты в прав­ле­ние ха­ли­фа Аб­дал­ма­ли­ка (685-705). Во-пер­вых, де­лоп­ро­из­водст­во в го­су­дар­ст­вен­ных кан­це­ля­ри­ях бы­ло пе­ре­ве­де­но на араб­ский язык. До это­го в быв­ших ви­зан­тий­ских про­вин­ци­ях, осо­бен­но в Егип­те и Си­рии, об­хо­ди­лись услу­га­ми пе­ре­шед­ших на служ­бу к ара­бам ста­рых чи­нов­ни­ков, поль­зо­вав­ших­ся при­выч­ным для них гре­чес­ким язы­ком, а в иран­ских про­вин­ци­ях – сред­не­пер­сид­ским. Вто­рое ре­ше­ние ка­са­лось мо­нет­но­го де­ла: вза­мен преж­них де­неж­ных еди­ниц, до­став­ших­ся в на­следст­во от Ви­зан­тии и Са­са­нид­ско­го Ира­на, был на­чат вы­пуск мо­нет но­во­го об­раз­ца с араб­ской ле­ген­дой. Утверж­де­ние араб­ско­го язы­ка в двух важ­ных функ­ци­ях, без­ус­лов­но, под­ня­ло его прес­тиж как язы­ка го­су­дар­ст­вен­но­го.

При этом же ха­ли­фе был сде­лан так­же су­щест­вен­ный шаг в усо­вер­шенст­во­ва­нии араб­ско­го пись­ма. Толь­ко пос­ле ре­фор­мы ор­фо­гра­фии араб­ский язык по­лу­чил удов­летво­ри­тель­ное средст­во для пись­мен­ной фик­са­ции лю­бых текс­тов, по­треб­ность в ко­то­рых все вре­мя воз­рас­та­ла. Пе­ри­од по­ис­ков оп­ти­маль­но­го ва­ри­ан­та сис­те­мы араб­ско­го пись­ма и уст­ной пе­ре­да­чи Ко­ра­на вы­звал гро­мад­ный ин­те­рес к язы­ко­вым во­про­сам и по­ро­дил боль­шое ко­ли­чест­во линг­вис­ти­чес­ких на­блю­де­ний.

Ко­нец VII и на­ча­ло VIII в. при­но­сят нам уже зна­чи­тель­ное чис­ло па­мят­ни­ков араб­ско­го язы­ка, над­пи­сей, до­ку­мен­тов и ли­те­ра­тур­ных про­из­ве­де­ний. На­чи­на­ет­ся дли­тель­ная эпо­ха не­пре­рыв­но­го су­щест­во­ва­ния араб­ской пись­мен­нос­ти, ко­то­рая до­став­ля­ет обиль­ный ма­те­ри­ал для изу­че­ния ли­те­ра­тур­но­го язы­ка в его ис­то­ри­чес­ком раз­ви­тии.

По ма­те­ри­а­лам: Очер­ки ис­то­рии араб­ской куль­ту­ры V-VX вв. М., «На­ука», 1982.

comments powered by HyperComments