Арабская языковедческая традиция

Ара́бская языкове́дческая тради́ция —
традиция исследования языка, сложившаяся и существовавшая в культурном ареале Арабского халифата в 7—14 вв.

А. я. т. зарождается на Ближнем Востоке в период становления науки об арабской словесности; в её создании и развитии принимают участие представители разных народов; она складывается на основе научных трактатов, посвящённых классическому арабскому языку и написанных исключи­тель­но на этом языке. Возникшая в результате эмпирического изучения классической арабской речи (поэти­че­ской и прозаической), А. я. т. характеризуется практической направ­лен­но­стью. Её станов­ле­ние относится ко времени объединения арабских племён в единое государство, когда возникает необхо­ди­мость социального функцио­ни­ро­ва­ния языка, общего для всех племён Аравий­ско­го полу­остро­ва, — койне, задачи установ­ле­ния норм которого обуслов­ли­ва­ют­ся в дальнейшем сферой его функцио­ни­ро­ва­ния во всех отраслях общественной жизни Арабского халифата, когда обучение языку Корана и сохране­ние его чистоты приобретают особое значение.

А. я. т. получает начало в единой науке об арабской словесности и выделяется как самостоя­тельное учение о грамматике и лексике классического арабского языка и об арабской риторике в результате дифференциации фило­ло­ги­че­ских исследований. Традиционная теория арабского языка разраба­ты­ва­ет­ся и развивается в басрийской (г. Басра), куфийской (г. Куф), багдадской (г. Багдад), андалусской (Испания) и египетско-сирийской фило­ло­ги­че­ских школах.

В 7 в. описанием отдельных грамматических явлений арабского языка занима­ет­ся басриец Абу-ль-Асуад ад-Дуали أبو الأسود الدؤلي, которому принадлежит введение в арабское письмо дополни­тель­ных графических знаков для обозначения гласных фонем, служащих для выражения слово­из­ме­не­ния. К этому времени относится также деятельность Насра ибн Асыма نصر بن عاصم и Яхьи ибн Ямары يحيى بن يعمر, которые создали системы диакритических знаков для различения ряда сходных по начертанию арабских графем.

В 1‑й половине 8 в. басрийские филологи Ибн Аби Исхак аль-Хадрами بن أبي اسحاق الحضرمي, Иса ибн Умар ас-Сакафи عيسى بن عمر الثقفي и Абу Амр ибн аль-Алла أبو عمرو بن العلاء разраба­ты­ва­ют основы описательного анализа норм классического арабского языка; 2‑я половина 8 в. характеризуется станов­ле­ни­ем теории арабского языка как самостоятельного раздела фило­ло­ги­че­ской науки. Важную роль в формировании проблематики и методики традиционного арабского языкознания сыграл басриец аль-Халиль ибн Ахмед الخليل بن أحمد, основоположник теории аруда — учения о системе метрического стихосложения, в свете которого моделируются не только просодические явления собственно поэтической речи, но и факты, относящиеся к ритмическому и морфологи­че­ско­му построению арабского слова, где минималь­ной единицей анализа служит харф حرف — речевой сегмент, состоящий из согласного и краткого гласного компонентов. Аль-Халилю принадлежит словарь «Книга айна», начинающийся с графемы «айн», поскольку слова в нём расположены по артикуляционным характери­стикам содержа­щих­ся в них корневых согласных в последовательности: гортанные, язычные, зубные и губные; подобный принцип классификации звуков дал основание предположить возможность влияния индийской языковедческой традиции. Аль-Халиль различал 3 аспекта анализа и описания фонети­че­ско­го явления: исходные характе­ри­с­ти­ки, позиционные варианты и изменения звуков, происходящие в процессе образования граммати­че­ских конструкций; учёный усовершенствовал знаковую систему обозначения кратких гласных фонем, введя в арабское письмо так называемые огласовки, сохранившие употребление и поныне при записи Корана, поэтических и учебных текстов.

К этому же времени относится возникновение куфийской школы, основоположником которой счита­ет­ся Абу Джафар Мухаммед ар-Руаси, создавший, по свидетельству арабских филологов и библиографов, первую куфийскую грамматику арабского языка; ему же приписывают трактат «Книга о единственном и множественном числе».

Басрийский грамматист 2‑й половины 8 в. Сибавейхи سيبويه создал трактат «Книга» — первую дошед­шую до нас грамматику классического арабского языка, которая даёт систематическое изложение норм языка и, судя по имеющимся в ней многочисленным ссылкам, отражает концепцию и результаты исследовательской работы предыдущих поколений филологов, в первую очередь аль-Халиля ибн Ахмеда. В А. я. т. вырисовываются основные аспекты грамматического анализа языка: ан-нах̣в النحو — учение о словоизменении имени и глагола, ас̣-с̣арф الصرف — учение о словообразовании и фонети­че­ских изменениях, происходящих в процессе образования грамматических конструкций, или махаридж аль-хуруф مخارج الحروف — учение об артикуляции звуков и их позиционных вариантах. При анализе и описании словообразовательных процессов широко применяется метод моделирования, разработанный в теории аруда; отсюда построение системы словообразовательных моделей, известных в арабисти­че­ской литературе под названием породы. Словоизменительные явления изучаются с точки зрения как формы, так и значения; установ­ле­ние нормативности словоформ сопровождается выявлением их собственно языковой (функциональной) семантики.

К концу 8 в. относится деятельность филолога аль-Кисаи, который в значительной степени определил иссле­до­ва­тель­ские принципы куфийской школы. Из его работ до нас дошёл «Трактат о грамматических ошибках в речи простого народа», содержа­щий важные диалектологические сведения.

В конце 8—9 вв. басрийские филологи аль-Ахфаш аль-Асуат, Абу Усман аль-Мазини, аль-Мубаррад, куфийские филологи Абу Закария Яхья ибн Зияд аль-Фарра, Ибн ас-Сиккит, ас-Салаб и другие занима­лись коммен­ти­ро­ва­ни­ем «Книги» Сибавейхи. Зарождается арабская лексико­гра­фия; появляются «Класси­фи­ци­ро­ван­ная устарелая лексика» Абу Убейда, словари диалектной лексики, в т. ч. и древнеарабской. Оживлённо обсуждаются вопросы грамматики, о чём свиде­тель­ству­ют споры, возникав­шие между представителями басрийской и куфийской школ, отразившиеся, в частности, в работе багдадского филолога Ибн аль-Анбари «Беспристрастное освещение вопросов разногласия между басрийцами и куфийцами», где автор рассматривает 121 проблему. Споры эти, однако, не затрагивают концептуальных основ А. я. т.; общими остаются основные принципы анализа языка: объектом исследования является арабская поэтическая и прозаическая речь в устной и письменной формах, а предметом — нормативность языковых выражений (аль-фас̣а̄х̣а الفصاحة). Различаются неизме­ня­е­мые и изменя­е­мые формы, соответ­ствен­но описываемые в терминах аль-бина̄ʼ البناء (осново­обра­зо­ва­ние) и аль-ʼиʻра̄б الإﻋﺮﺍﺏ (словоизменение). Изменяемые слова подвергаются формаль­но­му и функцио­наль­но­му анализу, в процессе которого выявляются факторы, обусловливающие функционирование словоформ. Нормативность языковых форм и их употребления определяется на основе ас-сама̄ʼ السماع (отмеченности в арабской речи) и ал-к̣ийас القياس (закона аналогии). Часть споров между басрийцами и куфийцами относится к оценке степени право­мер­но­сти примене­ния метода аналогии для выведения грамматического правила.

К началу 10 в. окончательно устанавливаются понятийный аппарат и терминология граммати­ческого анализа, основные положения грамматической теории приводятся в систему. Этап форми­ро­ва­ния арабских грамматических учений как самостоятельного раздела А. я. т. заверша­ет­ся. Это способствует выделению лексикологических исследований в особую научную дисциплину (ʻилм ал-луг̣а علم اللغة).

В 1‑й половине 10 в. в багдадской школе развивается третье направление А. я. т., связанное с развитием грамматических учений в трудах Ибн Джинни, который в книге «Особенности арабского языка» освещает наряду с грамматическими собственно лексикологические вопросы связи слова и значения, словообразовательной структуры слова, значения слова и его употребления. Ибн Джинни экспериментально определил, в каком количественном отношении реализован в лексике арабского языка весь состав теоретически возможных сочетаний харфов. Значительный круг языковедческих вопросов освещен в работах Ибн Фариса («Книга о лексических нормах», «Предания арабов о своей речи», «Краткий очерк о лексике»), среди них вопросы об объёме словарного состава арабского языка, о классификации лексики по употреблению, об исконной и заимствованной лексике, о связи обозначающего и обозначаемого, о прямом и переносном употреблении слова, об однозначности, многозначности, омонимии и синонимии.

В 11 в. вычленяются дисциплины, изучающие нормы выразительной речи. Различаются 2 аспекта рече­обра­зо­ва­тель­но­го процесса: соблюдение правильности языковых выражений (аль-фас̣а̄х̣а الفصاحة) и достижение совершенства речевых образований (аль-бала̄га البلاغة). Первое изучается науками о грамматике и лексике, второе — науками о смысле (ʻилм аль-маʻа̄нӣ علم المعانى), о тро́пе (ʻилм аль-байа̄н علم البيان) и о красноречии (ʻилм аль-бадӣʻ علم البديع). Предметом науки о смысле (её основоположник — аль-Джурджани) становятся высказываемое и средства адекватного (с точки зрения речевой ситуации и речевого намерения) выражения смыслового содержа­ния.

В 11—13 вв. продолжается работа по усовершенствованию описания грамматики и лексики. Трактат аз-Замахшари الزمخشري «аль-Муфас̣с̣аль» المفصل содержит подробное изложение арабской грамматики, работа Маухиба аль-Джавалики الجواليقي «Разъяснение иностранных слов» كتاب المعرب посвящена выделению заимствований в арабском языке, работа ас-Салаби «Учение о лексике и познание сокровенного в арабском» представляет собой словарь с классификацией лексики на понятийной основе.

К этому времени относится и деятельность андалусской школы, среди представителей которой Мухаммед ибн Малик, автор стихотворного грамматического трактата «Тысячница», и Ибн Сида ابن سيده, составитель тематического словаря «аль-Мухас̣с̣ас̣» المخصص, в предисловии к которому он подробно освещает лексикологические и семасиологические вопросы.

После завоевания Багдада монголами и ослабления влияния арабов в Испании центр арабской науки перемешается в Египет и Сирию. Значительные языковедческие работы создают филологи 13 в. Ибн Яиш и Ибн аль-Хаджиб, филологи 14 в. Ибн Хишам и Ибн Акиль и филолог 15 в. ас-Суюти, автор работы «Лира словесных наук и их разновидностей», где собраны и изложены взгляды представителей А. я. т. по различным проблемам арабской грамматики и лексикологии.

Представители А. я. т. в Египте и Сирии направляют свои усилия главным образом на коммен­ти­ро­ва­ние ранних фило­ло­ги­че­ских трактатов и более доступное изложение языковых норм в соответствии с возрастающими масштабами обучения арабскому литературному языку. Это направление особенно развивается в 19—20 вв., в период значительного подъёма в культурной жизни арабских народов.

А. я. т. — законченное учение, вобравшее научные идеи своей эпохи, в формировании которых известную роль играло наследие древнегреческих и древнеиндийских традиций. А. я. т., в свою очередь, оказала влияние на средневекового тюрколога, лексикографа Махмуда Кашгари; её методы применялись ещё в 11 в. при составлении грамматики древнееврейского языка, определяли фило­ло­ги­че­ские направления европейской арабистики, а ряд идей морфологического иссле­до­ва­ния (понятия корня, внутренней флексии и аффиксации) были заимствованы при некотором преломлении европей­ским языкознанием 18—19 вв. Моделирование просодического и слово­обра­зо­ва­тель­но­го постро­е­ния слова, анализ его лексического значения, различение формы и значения и разграничение плана содержа­ния на смысловое и собственно языковое (функциональное) значения, изучение высказы­ва­е­мо­го и адекватного ему построения речевых образований, понима­ние взаимо­обуслов­лен­но­сти высказы­ва­ния и ситуативного контекста, анализ предложения в синтезе его формального и актуального членения относятся к иссле­до­ва­тель­ским идеям А. я. т., определившим её место в истории лингвистических учений.


Гиргас В. Ф., Очерк грамматической системы арабов, СПБ, 1873;
Звегинцев В. А., История арабского языкознания, М., 1958;
Габучан Г. М., К вопросу об арабских грамматических учениях, в сб.: Семитские языки, М., 1963;
Амирова Т. А., Ольховиков Б. А., Рождественский Ю. В., Очерки по истории лингвистики, М., 1975 (лит.);
Белкин В. М., Арабская лексикология. М., 1975 (лит.);
Flügel G., Die grammatischen Schulen der Araber, Lpz., 1862;
Weil G., Die grammatischen Schulen von Kufa und Basra, Leiden, 1913;
Абдель Хамид Хусейн, Грамматика, её предмет и метод, Каир, 1953 (на араб. яз.);
Reuschel W., Al-Halīl Ibn-Ahmad, der Lehrer Sībawaihs als Grammatiker, B., 1959;
Абд ар-Рахман ас-Сайид, Басрийская грамматическая школа, её возникновение и развитие, Каир, 1968 (на араб. яз.; лит.);
Cartier M. G., Les origines de la grammaire arabe, «Revue des études islamiques», 1972, № 40;
Шавки Дайф شوقي ضيف, Грамматические школы, Каир, 1972 (на араб. яз.; лит.);
Саид аль-Афгани, Из истории грамматики, Бейрут, 1978 (на араб. яз.).

Г. М. Габучан.

comments powered by HyperComments