Четверг, Июнь 29


Причины расцвета и заката науки в исламском мире

Мно­гие со­вре­мен­ные му­суль­ман­ские уче­ные с боль­шим эн­ту­зи­аз­мом пи­шут о ве­ли­ких на­уч­ных от­кры­ти­ях и до­сти­же­ни­ях му­суль­ман, жив­ших в ран­нюю эпо­ху, ко­то­рая в ис­то­рии име­ну­ет­ся как «Зо­ло­той Век Ис­ла­ма». Их тру­ды со­дер­жат под­роб­ное опи­са­ние от­кры­тий, сде­лан­ных му­суль­ман­ским уче­ны­ми то­го ве­ка, а так­же о ве­ли­ком вкла­де, ко­то­рый внес Ис­лам­ский мир в на­уку.

Се­год­ня, ког­да ис­лам­ский мир на­хо­дит­ся на обо­чи­не ци­ви­ли­за­ции в бук­валь­ном смыс­ле это­го сло­ва мно­гие му­суль­ма­не устре­ми­ли свой взор в про­ш­лое, ко­то­рое на­сы­ще­но гран­ди­оз­ны­ми за­во­е­ва­ни­я­ми, ве­ли­ки­ми на­уч­ны­ми от­кры­ти­я­ми и дру­ги­ми до­стой­ны­ми по­хва­лы дейст­ви­я­ми му­суль­ман то­го вре­ме­ни. Од­на­ко, мно­гие из тех, кто пи­шут о на­шем ве­ли­ком про­ш­лом, не ищут при­чи­ны взле­та ис­лам­ско­го ми­ра и его упад­ка, ко­то­рый по­сле­до­вал вслед за го­ло­во­кру­жи­тель­ным успе­хом. На мой взгляд, в на­ше вре­мя они тем са­мым «уте­ша­ют се­бя», ссы­ла­ясь на свое ве­ли­кое про­ш­лое на фо­не «об­ску­ран­тиз­ма», в ко­то­рое мы ска­ти­лись в по­след­нее сто­ле­тие.

Ни для ко­го не сек­рет, что в сред­ние ве­ка ис­лам­ский мир был цент­ром на­уч­ной мыс­ли, в аван­гар­де ци­ви­ли­за­ции, этот пе­ри­од озна­ме­но­вал­ся ко­лос­саль­ны­ми до­сти­же­ни­я­ми в на­уч­ной, эко­но­ми­чес­кой и куль­тур­ной жиз­ни. Од­на­ко се­год­ня на­ука силь­но от­ста­ёт в му­суль­ман­ском ми­ре. По ре­зуль­та­там опро­са про­ве­дён­но­го, Пер­ве­за Худ­б­хои (па­кис­тан­ский фи­зик, про­фес­сор уни­вер­си­те­та в Ис­ла­ма­ба­де, ав­тор ра­бот о свя­зи на­уки и ис­ла­ма, ко­то­рые опуб­ли­ко­ва­ны в его кни­ге 1991 го­да "Ис­лам и на­ука, ре­ли­ги­оз­ная ор­то­док­сия и борь­ба за ра­ци­о­на­лизм"), му­суль­ман за­мет­но ма­ло в ми­ро­вой на­уке, ме­нее 1%, хо­тя каж­дый пя­тый жи­тель пла­не­ты — му­суль­ма­нин. В од­ном ма­лень­ком Из­ра­и­ле учё­ных вдвое боль­ше, чем во всех му­суль­ман­ских стра­нах, вмес­те взя­тых. Как по­лу­чи­лось так, что в те­че­ние 600 лет, с VIII по XIV ве­ка, му­суль­ман­ское ми­ро­воз­зре­ние ас­со­ци­и­ро­ва­лось с пе­ре­до­вы­ми зна­ни­я­ми, а ны­не  опус­ти­лось до мра­ко­бе­сия?

В по­ис­ках от­ве­та на дан­ный мне при­шлось «пе­ре­ло­па­тить» ку­чу стать­ей, а так­же «про­вес­ти свое рас­сле­до­ва­ние», в ито­ге ко­то­рых на свет по­яви­лась дан­ная статья.

Для то­го что­бы от­ве­тить на по­став­лен­ный во­прос пред­ла­гаю со­вер­шить пу­те­шест­вие в на­ше про­ш­лое, ко­то­рое про­лет на свет ин­те­рес­ные фак­ты.

Спер­ва, ду­маю сто­ить рас­ска­зать о при­чи­нах рас­цве­та на­уки в ис­лам­ском ми­ре, о ко­то­рых ма­ло упо­ми­на­ют мно­гие со­вре­мен­ни­ки

Рас­цвет му­суль­ман­ской на­уки на­чал­ся во мно­гом бла­го­да­ря зна­ни­ям, при­о­бре­тен­ным от древ­нег­ре­чес­ких мыс­ли­те­лей. Пер­во­на­чаль­но рас­прост­ра­не­ние эл­ли­нис­ти­чес­кой куль­ту­ры на вос­ток на­ча­лось с по­хо­дов Алек­сан­дра Ма­ке­дон­ско­го и про­ис­хо­ди­ло в ос­нов­ном че­рез гре­чес­кие по­се­ле­ния, так что ког­да в VII и VIII ве­ках ара­вий­ские ар­мии му­суль­ма­не за­хва­ти­ли об­шир­ные тер­ри­то­рии от Пер­сии до Се­вер­ной Аф­ри­ки и Ис­па­нии, в их ру­ки в ка­чест­ве тро­фе­ев по­па­ло боль­шое чис­ло ра­бот Пла­то­на, Арис­то­те­ля, Пи­фа­го­ра, Де­мок­ри­та, Ар­хи­ме­да и дру­гих гре­чес­ких уче­ных. Му­суль­ма­не вы­во­зи­ли в Ха­ли­фат це­лые биб­лио­те­ки, и вско­ре гре­чес­ких ма­ну­скрип­тов на­ко­пи­лось так мно­го, что при­шлось ор­га­ни­зо­вы­вать цент­ры по их сис­те­ма­ти­чес­ко­му пе­ре­во­ду.

Дру­гой при­чи­ной, по­слу­жив­шей толч­ком бур­но­му раз­ви­тию на­уки, бы­ла под­держ­ка со сто­ро­ны ха­ли­фов. К при­ме­ру, один из круп­ней­ших про­све­ти­тель­ских цент­ров "Дом муд­рос­ти" был уч­реж­ден в IX ве­ке в Баг­да­де ха­ли­фом Абу аль-Аб­ба­сом аль-Ма­му­ном для аб­сорб­ции гре­чес­ких зна­ний. На­чи­ная с это­го мо­мен­та, он взял под опе­ку раз­ви­тие на­уки в Ха­ли­фа­те. Сре­ди пер­вых ра­бот, пе­ре­ве­ден­ных в этом сред­не­ве­ко­вом на­уч­ном цент­ре с гре­чес­ко­го язы­ка на араб­ский, бы­ла ра­бо­та алек­сан­дрий­ско­го аст­ро­но­ма Клав­дия Пто­ле­мея (90-161), ны­не из­вест­ная как "Аль­ма­гест" ("Аль-Мад­жис­ти" — араб­ский ва­ри­ант гре­чес­ко­го на­зва­ния "Megiste syntaxis", что озна­ча­ет "Ве­ли­кое по­стро­е­ние"). "Аль-Мад­жис­ти" ста­ла ос­но­вой кос­мо­ло­гии на по­сле­ду­ю­щие 500 лет.

Еще один при­мер – пра­ви­тель Мав­ре­нах­ра, Улуг­бек. В этом че­ло­ве­ке сли­лись во­еди­но важ­ней­шие фор­му­лы успе­ха: та­лант­ли­вый уче­ный, яс­но пред­став­ляв­ший се­бе на­уч­ную цель и пу­ти ее осу­щест­вле­ния, и пра­ви­тель мо­гу­щест­вен­но­го го­су­дар­ст­ва. Остав­ши­е­ся пос­ле Ами­ра Те­му­ра день­ги  Улуг­бе­ка на­пра­вил на раз­ви­тие на­уки и куль­ту­ры. По его ини­ци­а­ти­ве на­ча­лись стро­и­тельст­ва мед­ре­се, ко­то­рые в ито­ге ста­ли цент­ра­ми на­уч­ной мыс­ли. Мед­ре­се бы­ли по­стро­е­ны в Бу­ха­ре, Са­мар­кан­де и Гиж­ду­ва­не. На пор­та­ле по­след­не­го со­хра­ни­лась над­пись (ха­дис про­ро­ка Му­хам­ма­да): «Стрем­ле­ние к зна­нию есть обя­зан­ность каж­до­го му­суль­ма­ни­на и му­суль­ман­ки». Во­об­ще, все мно­го­чис­лен­ные над­пи­си на мед­ре­се при­зы­ва­ют лю­дей к за­ня­ти­ям на­ука­ми. В 1417—1420 го­дах Улуг­бек по­стро­ил в Са­мар­кан­де мед­ре­се, в  ко­то­рое он при­гла­сил боль­шое ко­ли­чест­во аст­ро­но­мов и ма­те­ма­ти­ков ис­лам­ско­го ми­ра.

На­ря­ду с вы­ше­упо­мя­ну­ты­ми фак­то­ра­ми сто­ит от­ме­тить и тот факт, что раз­ви­тие на­уки спо­собст­во­ва­ла по­треб­ность му­суль­ман в со­блю­де­нии сво­их ре­ли­ги­оз­ных ри­ту­а­лов. Фак­ти­чес­ки, ис­лам — единст­вен­ная ре­ли­гия, со­блю­де­ние ри­ту­а­лов ко­то­рой пред­по­ла­га­ет на­ли­чие аст­ро­но­ми­чес­ких по­зна­ний, ибо му­суль­ма­нин, где бы он не на­хо­дил­ся, всег­да дол­жен мо­лить­ся стро­го в сто­ро­ну Мек­ки. В част­нос­ти, еще до кру­го­свет­ных пу­те­шест­вий Ма­гел­ла­на му­суль­ман­ским уче­ным бы­ло из­вест­но, что зем­ля круг­лая — это зна­ние бы­ло им прак­ти­чес­ки не­об­хо­ди­мо для со­став­ле­ния таб­лиц, по ко­то­рым му­суль­ма­не в лю­бой точ­ке ми­ра мог­ли на­хо­дить "киб­лу" — свя­щен­ное на­прав­ле­ние на Мек­ку. Имен­но по­это­му один из на­прав­ле­ний на­уки, ко­то­рым му­суль­ма­не за­ни­ма­лись боль­шим эн­ту­зи­аз­мом, бы­ло аст­ро­но­мия.

Как вид­но из ис­то­рии до XII-XIV ве­ков ис­лам­ская ци­ви­ли­за­ция бы­ла од­ной из са­мых пе­ре­до­вых во всём ми­ре, ис­лам­ский мир был в аван­гар­де че­ло­ве­чес­кой ци­ви­ли­за­ции, этот пе­ри­од озна­ме­но­вал­ся ко­лос­саль­ны­ми до­сти­же­ни­я­ми в на­уч­ной, эко­но­ми­чес­кой и куль­тур­ной жиз­ни. По­том, си­ту­а­ция вдруг на­ча­ла ме­нять­ся, но, к со­жа­ле­нию, не в на­шу поль­зу: в ис­лам­ском ми­ре на­чал­ся ре­гресс, ко­то­рый в XX ве­ке за­кон­чил­ся тем, что он ска­тил­ся в ло­но об­ску­ран­тиз­ма. Вмес­то ра­ци­о­на­лиз­ма и про­цве­та­ния при­шли дог­ма­тизм, от­ста­лость, ре­ли­ги­оз­ная край­ность и ор­то­док­сия во всех сво­их ипо­ста­сях. «Тем­ные ве­ка», ца­рив­шие Ев­ро­пу сто­ле­тия, к не­счастью, пе­ре­ки­ну­лись на ис­лам­ский мир.  По срав­не­нию со сво­им веч­ным со­пер­ни­ком, хрис­ти­ан­ским ми­ром, мир ис­ла­ма стал бед­нее, сла­бее и не­ве­жест­вен­нее. В XIX и XX вв. За­пад до­ми­ни­ро­вал не толь­ко в на­уч­ной сфе­ре, но и в эко­но­ми­чес­ком и во­ен­ном пла­нах, что обер­ну­лось страш­ной тра­ге­ди­ей для му­суль­ман. В  кон­це XIX и XX ве­ков за ис­клю­че­ни­ем Тур­ции и Хид­жа­за (Мек­ка и Ме­ди­на) все ис­лам­ские зем­ли ока­за­лись во вла­де­нии Ан­глии, Фран­ции (стра­ны Маг­ри­ба и Си­рия) и Рос­сии (Кав­каз и Сред­няя Азия).

«Кто ви­но­ват в этом?» — это об­щая че­ло­ве­чес­кая ре­ак­ция на ухуд­ше­ние си­ту­а­ции. В му­суль­ман­ских стра­нах мно­гие умы за­да­ва­лись этим во­про­сом. И на­хо­ди­ли раз­ные от­ве­ты.

Как всег­да лег­че най­ти «коз­ла от­пу­ще­ния», чем ис­кать в се­бе при­чи­ну сво­их бед. В те­че­ние дли­тель­но­го вре­ме­ни лю­би­мым объ­ек­том для об­ви­не­ний бы­ли мон­го­лы: мон­голь­ские втор­же­ния XIII ве­ках счи­та­лись при­чи­ной упад­ка му­суль­ман­ской ци­ви­ли­за­ции, про­дол­жа­ю­ще­го­ся ослаб­ле­ния и стаг­на­ции. Но этот ар­гу­мент име­ет два не­до­стат­ка. Пер­вый: часть ве­ли­чай­ших куль­тур­ных до­сти­же­ний му­суль­ман­ских на­ро­дов, осо­бен­но в Ира­не, име­ли мес­то пос­ле, а не до мон­голь­ских за­во­е­ва­ний. Тот же Мав­ре­нахр по­явил­ся на ис­то­ри­чес­кой аре­не пос­ле мон­голь­ских на­шест­вий. Вто­рой (с ним труд­нее со­гла­сить­ся, од­на­ко его не опро­верг­нуть): мон­го­лы по­бе­ди­ли им­пе­рию, ко­то­рая уже бы­ла на за­ка­те сво­е­го раз­ви­тия. Дейст­ви­тель­но не­лег­ко по­нять, как не­ког­да мо­гу­щест­вен­ная им­пе­рия ха­ли­фов сда­лась бы на ми­лость орд ко­чев­ни­ков, при­шед­ших из сте­пей Вос­точ­ной Азии.

То же са­мое мож­но ска­зать и о крес­то­нос­цах и ис­пан­ской Ре­кон­кис­те (отво­е­ва­ние Кор­дов­ско­го ха­ли­фа­та). При­ме­ча­тель­но, что в от­ли­чие от мон­го­лов, ко­то­рые бы­ли вар­ва­ра­ми, не имев­ши­ми свою куль­ту­ру, и раз­ру­шав­ши­ми все на сво­ем пу­ти, крес­то­нос­цы и ре­кон­ки­с­ты во вре­мя за­во­е­ва­тель­ных войн не раз­ру­ша­ли на­уч­ные цент­ры му­суль­ман. Пос­ле крес­то­вых по­хо­дов ев­ро­пей­цы на­ча­ли на­ко­нец-то мыть­ся, узна­ли, что та­кое ба­ня, мы­ло и зер­ка­ло.

В пе­ри­од фран­цуз­ско­го и бри­тан­ско­го гос­подст­ва в араб­ском ми­ре (ХIХ-ХХ вв.) по­явил­ся еще один ко­зел от­пу­ще­ния — Ев­ро­па. Но ан­гло-фран­цуз­ская ин­тер­вен­ция бы­ла срав­ни­тель­но ко­рот­кой и за­вер­ши­лась бо­лее пол­ве­ка на­зад. Пос­ле Вто­рой Ми­ро­вой Вой­ны роль зло­дея Ев­ро­пы пе­ре­шли к Со­еди­нен­ным Шта­там. По­пыт­ка пе­ре­ло­жить ви­ну на Аме­ри­ку по­лу­чи­ла зна­чи­тель­ную под­держ­ку, но по тем же при­чи­нам, что и в слу­чае с Бри­та­ни­ей и Фран­ци­ей, оста­ет­ся не­убе­ди­тель­ной. Ан­гло-фран­цуз­ское втор­же­ние и аме­ри­кан­ское вли­я­ние, как и мон­голь­ские за­во­е­ва­ния, бы­ли следст­ви­ем, а не при­чи­ной внут­рен­ней сла­бос­ти му­суль­ман­ских стран. Кста­ти, не­ко­то­рые му­суль­ман­ские стра­ны, не­ког­да вхо­див­шие в со­став Бри­тан­ской им­пе­рии, в на­ше вре­мя сде­ла­ли ог­ром­ный ска­чок в раз­ви­тии. Яр­кий при­мер то­му – Ма­лай­зия, ОАЭ, Ка­тар.

На мой взгляд, все вы­ше­пе­ре­чис­лен­ные три при­чи­ны не вы­дер­жи­ва­ют ни­ка­кой кри­ти­ки. Мон­голь­ское на­шест­вие, крес­то­вые по­хо­ды и за­пад­ный ко­ло­ни­а­лизм, бес­спор­но, на­нес­ли ог­ром­ный ущерб, но толь­ко в свое вре­мя. С мо­мен­та окон­ча­ния крес­то­вых по­хо­дов и мон­голь­ско­го на­шест­вия про­шло 8 ве­ков, а ко­ло­ни­аль­ная эпо­ха за­кон­чи­лась пол­ве­ка то­му на­зад. К при­ме­ру, Ин­дия на­хо­ди­лась под Бри­тан­ской им­пе­ри­ей на про­тя­же­нии трех­сот лет, в на­ше вре­мя за­ни­ма­ет вто­рое мес­то в ми­ре в об­лас­ти про­грам­м­но­го обес­пе­че­ния. Юж­ная Ко­рея со­всем не­дав­но вы­рва­лась из-под ко­ло­ни­аль­но­го вла­де­ния Япо­нии, а сей­час за­ни­ма­ет ли­ди­ру­ю­щие по­зи­ции в об­лас­ти вы­со­кой тех­но­ло­гии. Ки­тай, ко­то­рый ны­не счи­та­ет­ся вто­рой ми­ро­вой дер­жа­вой, сто лет то­му на­зад был под гне­том за­пад­но­го ко­ло­ни­а­лиз­ма и япон­ско­го ми­ли­та­риз­ма. Син­га­пур, Тай­вань, Гон­конг то­же ощу­ти­ли на се­бе все пре­лес­ти ко­ло­ни­а­лиз­ма, а те­перь это вы­со­ко­раз­ви­тые стра­ны. Для срав­не­ния, по уров­ню об­ра­зо­ва­ния Син­га­пур об­го­ня­ет не­ко­то­рые Ев­ро­пей­ские стра­ны. Ин­те­рес­ный факт: пос­ле­во­ен­ные го­ды Еги­пет и Япо­ния на­хо­ди­лись на оди­на­ко­вом уров­не раз­ви­тия, где сей­час Япо­ния, а где Еги­пет да­же го­во­рить не сто­ит.

Изощ­рен­ная иг­ра в по­ис­ки ви­но­ва­то­го на­це­ле­на и на ос­но­вы са­мо­го му­суль­ман­ско­го об­щест­ва. Од­ной из них яв­ля­ет­ся ре­ли­гия, то есть ис­лам. Но об­ви­нять ис­лам не  убе­ди­тель­но. В от­ли­чие от Сред­не­ве­ко­вой Ев­ро­пы, где Ва­ти­кан сжи­гал на кост­ре уче­ных и устра­ивал го­не­ния на ина­ко­мыс­ля­щих и кро­ва­вые бой­ни (вспом­ни­те хо­тя бы Вар­фо­ло­мей­скую ночь), ис­лам­ский мир был цент­ром ци­ви­ли­за­ции и про­грес­са. Имен­но в ран­нюю эпо­ху Ис­ла­ма му­суль­ма­не про­дол­жи­ли раз­ви­тие на­уки, унас­ле­до­ван­ную от гре­ков, со­зда­ва­ли но­вые от­рас­ли хо­зяйст­ва и фаб­ри­ки, а тор­гов­ля до­стиг­ла бес­пре­це­дент­но­го уров­ня. Имен­но там ис­лам­ское об­щест­во до­би­лось опре­де­лен­ной сте­пе­ни сво­бо­ды мыс­ли и са­мо­вы­ра­же­ния, что при­ве­ло ту­да пре­сле­ду­е­мых ев­ре­ев и дис­си­ден­тов-хрис­ти­ан.

Тем вре­ме­нем иг­ра в по­ис­ки ви­но­ва­то­го — мон­го­лы, им­пе­ри­а­ли­с­ты, ев­реи или аме­ри­кан­цы — про­дол­жа­ет­ся, и кон­ца ей не вид­но. Для пра­ви­тельств ре­прес­сив­ных и не­эф­фек­тив­ных, управ­ля­ю­щих сей­час боль­шей частью Ближ­не­го Вос­то­ка, эта иг­ра слу­жит по­лез­ным, да­же су­щест­вен­ным средст­вом объ­яс­не­ния при­чин от­ста­ва­ния, ко­то­рое они не смог­ли лик­ви­ди­ро­вать. А для ря­до­вых му­суль­ман она слу­жит не­кой фор­мой уте­ше­ния. Сто­ит спро­сить ара­ба «по­че­му у вас не раз­ви­ва­ет­ся на­ука», так они вы­дви­нут вам те­о­рию за­го­во­ра «мол, в этом нам пре­пят­ст­ву­ет За­пад». Од­на­ко, та­кое объ­яс­не­ние вы­гля­дит аб­сурд­ным, а при­мер Ма­лай­зии, ко­то­ро­му За­пад то­же ста­вит пал­ки в ко­ле­са, до­ка­зы­ва­ет не­со­сто­я­тель­ность дан­но­го ар­гу­мен­та.

Так что же про­изо­шло на са­мом де­ле? По­иск от­ве­та на это во­прос, как мы ви­дим, уже дав­но пре­вра­тил­ся в изощ­рен­ную иг­ру «кто ви­но­ват», от ко­то­ро­го мно­гие ис­то­ри­ки и умы не мо­гут аб­стра­ги­ро­вать­ся.

В те­ни по­ис­ках ви­но­ва­тых и бур­ных об­суж­де­ний мно­гие умы, как я за­ме­тил в хо­де сво­их рас­сле­до­ва­ний, упус­ка­ют один ис­то­ри­чес­кий мо­мент, ко­то­рый из­ред­ка всплы­ва­ет на­ру­жу, но ко­то­ро­го прак­ти­чес­ки ма­ло за­ме­ча­ют.

В кон­це XI ве­ка в про­ти­во­вес пе­ре­до­во­му, ми­ро­воз­зре­нию луч­ших умов сво­е­го вре­ме­ни рос­ло вли­я­ние кле­ри­ка­лов, ко­то­рые на­ча­ли про­по­ве­до­вать от­каз от на­уч­но­го по­зна­ния, и вы­сту­па­ли про­тив сво­бод­ной на­уч­ной мыс­ли. Круп­ней­шим пред­ста­ви­те­лем этой ли­нии был Му­хам­мад аль-Га­за­ли (1058—1112 гг.). Изу­чая про­бле­му за­ка­та на­уки в ис­лам­ском ми­ре не­воз­мож­но не упо­мя­нуть о его де­я­тель­нос­ти и тру­дах.  Взгля­ды ис­сле­до­ва­те­лей на аль-Га­за­ли край­не раз­но­об­раз­ны – услов­но их мож­но раз­де­лить на две груп­пы. Пер­вая груп­па оце­ни­ва­ет аль-Га­за­ли как злей­ше­го вра­га фи­ло­со­фии, в част­нос­ти ма­те­ри­а­лиз­ма, на­уки и про­грес­са. Фи­ло­со­фы и вос­то­ко­ве­ды, при­дер­жи­ва­ю­щи­е­ся та­ко­го мне­ния, на­хо­дят­ся под силь­ным вли­я­ни­ем ан­да­луз­ско­го фи­ло­со­фа Ибн- Рош­да, ко­то­рый под­верг рез­кой кри­ти­ке аль-Га­за­ли в кни­ге «Опро­вер­же­ние опро­вер­же­ния — от­вет на кни­гу аль-Га­за­ли “Опро­вер­же­ние фи­ло­со­фов”».

Вто­рая груп­па счи­та­ет аль-Га­за­ли ве­ли­чай­шим му­суль­ман­ским тео­ло­гом, за­щит­ни­ком му­суль­ман­ской ре­ли­ги­оз­ной ор­то­док­сии. В эту груп­пу вхо­дят бо­го­сло­вы, ко­то­рые пре­да­ют ему об­ра­зу за­щит­ни­ка ис­ла­ма за его глав­ный труд его жиз­ни – «Воз­рож­де­ние ре­ли­ги­оз­ных на­ук», целью ко­то­ро­го бы­ла за­щи­та ис­ла­ма от уче­ний, под­ры­ва­ю­щих его устои, и очи­ще­ние спе­ку­ля­тив­но­го бо­го­сло­вия (ка­лам).

Раз­ви­тие на­уч­ной мыс­ли, в част­нос­ти под вли­я­ни­ем древ­нег­ре­чес­кой на­уки и ло­ги­ки (мно­гие про­из­ве­де­ния древ­нег­ре­чес­ких уче­ных к это­му вре­ме­ни бы­ли пе­ре­ве­де­ны на араб­ский язык), при­ве­ло к то­му, что идей­ные пред­ста­ви­те­ли гос­подст­ву­ю­щих клас­сов, му­суль­ман­ские му­та­кал­ли­мы (му­суль­ман­ские тео­ло­ги-схо­ла­с­ты, для ко­то­рых кри­те­ри­ем ис­ти­ны бы­ла ве­ра), вы­нуж­де­ны бы­ли в борь­бе про­тив ра­ци­о­на­лиз­ма, сво­бо­до­мыс­лия и дру­гих тен­ден­ций при­бе­гать к ра­ци­о­на­лис­ти­чес­кой ар­гу­мен­та­ции и ло­ги­ки, од­ним сло­вом ис­поль­зо­вать ору­жие вра­га про­тив са­мо­го не­го.

В эпо­ху Ибн-Си­ны и аль-Га­за­ли фи­ло­со­фы и бо­го­сло­вы на му­суль­ман­ском Вос­то­ке ожес­то­чен­ное идей­ное про­ти­во­сто­я­ние до­стиг­ло сво­е­го апо­гея. Аль-Га­за­ли, ко­то­рый в сво­ей кни­ге «Опро­вер­же­нии фи­ло­со­фов», опре­де­лил кон­крет­ные во­про­сы фи­ло­со­фии, ко­то­рые пред­став­ля­ли опас­ность для ре­ли­гии.

На­сколь­ко рев­ни­во он за­щи­щал ре­ли­ги­оз­ное уче­ние, вид­но из его от­но­ше­ния к кон­цеп­ции при­чин­нос­ти. Здесь он пы­та­ет­ся опро­верг­нуть фи­ло­со­фов в од­ном из са­мых важ­ных во­про­сов фи­ло­со­фии, ко­то­рый ло­ги­чес­ки опро­верг­нуть не­воз­мож­но. Но аль-Га­за­ли счи­тал не­об­хо­ди­мым вы­сту­пить про­тив при­чин­нос­ти в при­ро­де и вы­те­ка­ю­щей из нее за­ко­но­мер­нос­ти раз­ви­тия, по­то­му что ма­те­ри­а­лис­ти­чес­кий под­ход к это­му во­про­су ис­клю­ча­ет учас­тие сверхъ­ес­тест­вен­ных сил в яв­ле­ни­ях при­ро­ды. Аль-Га­за­ли яс­но ви­дел, что кон­цеп­ция при­чин­нос­ти в при­ро­де ис­клю­ча­ет вся­кое сверхъ­ес­тест­вен­ное вме­ша­тельст­во. Если из двух ве­щей од­на яв­ля­ет­ся при­чи­ной воз­ник­но­ве­ния дру­гой, в чем же вы­ра­жа­ет­ся дейст­вие Бо­га? Ма­те­ри­а­лис­ти­чес­кое на­уч­ное ре­ше­ние это­го во­про­са при­ве­ло к от­ри­ца­нию Бо­га как при­чи­ны. Вот по­че­му аль-Га­за­ли до­хо­дит в сво­их рас­суж­де­ни­ях до та­кой край­нос­ти, что да­же от­ри­ца­ет при­чи­ну го­ре­ния ва­ты при со­при­кос­но­ве­нии с ог­нем. Он го­во­рил, что у фи­ло­со­фов нет убе­ди­тель­ных до­во­дов объ­яс­нить при­чи­ну го­ре­ния: «У них нет до­во­дов, кро­ме на­блю­де­ния слу­чая го­ре­ния при со­при­кос­но­ве­нии с ог­нем».

Для Га­за­ли все при­род­ные про­цес­сы впи­сы­ва­ют­ся в по­ря­док, пре­ду­смот­рен­ный бо­жест­вен­ной во­лей, спо­соб­ной раз­ру­шить их за од­но мгно­ве­ние. Вся­кая идея о су­щест­во­ва­нии нор­мы, внеш­ней по от­но­ше­нию к су­ще­му, внеш­ней не­об­хо­ди­мос­ти ис­клю­че­на.

В борь­бе про­тив ра­ци­о­на­лиз­ма аль-Га­за­ли при­ло­жил мак­си­маль­ные уси­лия на­уч­но «об­ос­но­вы­вать» дог­ма­ты ре­ли­гии, с по­мощью ло­ги­ко-фи­ло­соф­ско­го ап­па­ра­та. Аль-Га­за­ли ввел фи­ло­со­фию в сис­те­му му­суль­ман­ско­го ве­ро­уче­ния, сде­лав ее «слу­жан­кой» бо­го­сло­вия.

Та­ким об­ра­зом, ожес­то­чен­ная схват­ка меж­ду ра­ци­о­на­лиз­мом и ор­то­док­си­ей за­вер­ши­лась в поль­зу вто­рой. Ре­зуль­тат не за­ста­вил се­бя дол­го ждать. Кле­ри­ка­лы за­пре­ти­ли  сво­бо­до­мыс­лие, ло­ги­ку и следст­вен­но-при­чин­ную связь, без ко­то­рых не­воз­мож­но пред­ста­вить раз­ви­тие на­уки. Из про­грам­мы обу­че­ния они ис­клю­чи­ли все пред­ме­ты, оста­вив лишь бо­го­слов­ские. Мед­ре­се, в ко­то­рых ра­ци­о­на­лизм усту­пил мес­то ре­ли­ги­оз­ной ор­то­док­сии, не про­из­во­дил на свет фи­зи­ков, ма­те­ма­ти­ков, аст­ро­но­мов, хи­ми­ков и био­ло­гов. По на­уке в ис­лам­ском ми­ре был на­не­сен ог­ром­ный удар, в ре­зуль­та­те че­го увле­че­ние на­уч­ная мысль быст­ро по­шло на убыль.

В свое вре­мя экс премь­ер-ми­нистр Ма­лай­зии Ма­хат­хир Му­хам­мад го­во­рил, что на­ука ис­чез­ла в ис­лам­ском ми­ре бла­го­да­ря при­хо­ду бо­го­сло­вов, ко­то­рые на­ча­ли вы­дви­гать свою ин­тер­п­ре­та­цию Ис­ла­ма, со­глас­но ко­то­рой на­ука не долж­на вы­хо­дить за рам­ки изу­че­ния ша­ри­ат­ских на­ук.

Еще один фак­тор, ко­то­рый стал при­чи­ной за­ка­та на­уки, мож­но на­звать пре­кра­ще­ние под­держ­ки со сто­ро­ны ха­ли­фов. Раз­ви­тие на­уки в ис­лам­ском ми­ре всег­да за­ви­се­ло от под­держ­ки сул­та­нов и ха­ли­фов. Имен­но пра­ви­те­ли бы­ли по­кро­ви­те­ля­ми уче­ных, вы­де­ля­ли средст­ва на стро­и­тельст­во на­уч­ных цент­ров, при­гла­ша­ли из­вест­ных уче­ных. Позд­ние ха­ли­фы, в от­ли­чие от сво­их пред­шест­вен­ни­ков, при­ло­жив­ших ог­ром­ные уси­лия для то­го, что­бы Ха­ли­фат стал на­уч­ных ха­бом, уто­па­ли в рос­ко­ши, пре­бы­вая в бес­печ­нос­ти. В сво­их двор­цах они уже не дер­жа­ли мыс­ли­те­лей, уче­ных, по­этов и ис­то­ри­ков. Их двор­цы был по­лон дра­го­цен­ны­ми укра­ше­ни­я­ми, зо­ло­том и до­ро­гим убранст­вом. Од­на­ко за «слад­кую жизнь» им при­шлось за­пла­тить ог­ром­ную це­ну. Во вре­мя мон­голь­ских на­шест­вий пра­ви­тель Аб­ба­сид­ско­го Ха­ли­фа­та не мог про­ти­во­сто­ять вра­гам, и ма­ло то­го сам по­пал им в плен. Пре­бы­вая в за­то­че­нии, ха­лиф по­про­сил при­нес­ти ему еду, но вмес­то еды мон­го­лы при­нес­ли та­рел­ки, на ко­то­рых бы­ли зо­ло­то и дра­го­цен­ны­ми кам­ни, и по­ста­ви­ли пе­ред ха­ли­фом. По­смот­рев на та­рел­ки, он  ска­зал « как это мож­но есть»? Тог­да Ху­ла­гу, пред­во­ди­тель мон­го­лов, от­ве­тил ему «Если бы ты тра­тил все это на вой­ска, ты бы не по­пал нам в плен».

Со­вре­мен­ни­ки ха­ли­фа, ока­зы­ва­ет­ся, то­же не ушли да­ле­ко. Вмес­то то­го, что­бы спо­собст­во­вать раз­ви­тие на­уки, ны­неш­ние пра­ви­те­ли пред­по­чи­та­ют тра­тить свое со­сто­я­ние, ку­да угод­но, толь­ко не на об­ра­зо­ва­ние и на­уку. Один из при­ме­ров то­му сле­ду­ю­щий пас­саж из но­вост­ной лен­ты:

«В про­ш­лом го­ду ми­ро­вая об­щест­вен­ность бы­ла взбу­до­ра­же­на из­вес­ти­ем с авиа­са­ло­на в Ле Бур­же. Не­кий ано­ним­ный по­ку­па­тель за­ка­зал Airbus A380 для то­го, что­бы сде­лать из не­го ле­та­ю­щий дво­рец. Пом­нит­ся, «Биз­нес-Стиль» со­жа­лел по по­во­ду то­го, что имя счаст­ли­во­го по­ку­па­те­ля вряд ли ког­да-ни­будь ста­нет из­вест­но. Как мы за­блуж­да­лись! Ара­бы же гор­дят­ся сво­и­ми бас­но­с­лов­ны­ми тра­та­ми. По­это­му сек­ре­тов из сво­их при­о­бре­те­ний не де­ла­ют. Та­инст­вен­ным вла­дель­цем А380 ока­зал­ся принц Аль-Ва­лид бин Та­лал бин Аб­дул Азиз аль-Са­уд из пра­вя­щей семьи Са­у­дов­ской Ара­вии.

По­зо­ло­чен­ный Airbus принц смо­жет все­лить­ся в свою ле­та­ю­щую ре­зи­ден­цию го­да че­рез два. Но уже сей­час по­яв­ля­ют­ся пер­вые под­роб­нос­ти о том, ка­ким пе­ре­дел­кам под­верг­нет­ся са­мо­лет-ги­гант. Са­мая ин­те­рес­ная из них бу­дет бро­сать­ся в гла­за каж­до­му, кто уви­дит са­мо­лет прин­ца. При­чем при хо­ро­шей по­го­де да­же с зем­ли мож­но бу­дет до­га­дать­ся, что над ва­шей го­ло­вой ле­тит Аль-Ва­лид бин Та­лал бин Аб­дул Азиз аль-Са­уд. Са­мо­лет бу­дет си­ять в лу­чах солн­ца — принц ре­шил в бук­валь­ном смыс­ле по­зо­ло­тить свой аэро­бус. По­кры­тие кор­пу­са са­мо­ле­та драг­ме­тал­лом обой­дет­ся араб­ско­му лю­би­те­лю рос­ко­ши в 58 мил­ли­о­нов дол­ла­ров. За сам А 380 принц вы­ло­жил 300 мил­ли­о­нов. По мне­нию экс­пер­тов, его пе­ре­дел­ка бу­дет сто­ить еще столь­ко же».

За­клю­че­ние

Лис­тая стра­ни­цы ис­то­рии ис­лам­ско­го ми­ра мож­но сде­лать вы­вод, что на­ука раз­ви­ва­лась, ког­да во влас­ти бы­ли до­ста­точ­но про­грес­сив­ные лю­ди. При них на­ука бы­ла на подъ­еме. Они пре­вра­ти­ли Ха­ли­фат в центр «на­уч­ной мыс­ли и вы­со­кой куль­ту­ры». Пе­ри­о­ды их прав­ле­ния в ис­то­рии Ис­ла­ма в на­ших па­мя­тях оста­нет­ся как «Зо­ло­той Век Ис­ла­ма».

К при­ме­ру, во вре­мя прав­ле­ния Улуг­бе­ка Ма­ве­ран­нахр, осо­бен­но сто­ли­ца  пе­ре­жи­ла боль­шой куль­тур­ный рост, ко­то­рый мож­но срав­нить с «зо­ло­тым ве­ком» в 9-ом ве­ке.

Он пре­вра­тил Са­мар­канд в один из ми­ро­вых цент­ров на­уки сред­не­ве­ковья. Здесь в пер­вой по­ло­ви­ны XV ве­ка, во­круг Улуг­бе­ка воз­ник­ла це­лая на­уч­ная шко­ла, объ­еди­нив­шая вид­ных аст­ро­но­мов и ма­те­ма­ти­ков — Ги­я­сид­ди­на Джам­ши­да Ка­ши, Ка­зи­за­де Ру­ми, Али Куш­чи. В Са­мар­кан­де в то вре­мя жи­ли ис­то­рик Ха­фи­зи Аб­ру, на­пи­сав­ший за­ме­ча­тель­ный труд по ис­то­рии Сред­ней Азии, зна­ме­ни­тый ме­дик Мав­ло­но На­фис, по­эты Си­ра­жид­дин Са­мар­кан­ди, Сак­ка­ки, Лу­т­фи, Ба­дах­ши др.

С кон­чи­ной Улуг­бе­ка при­шел и упа­док на­уки в Ма­ве­ран­нах­ре – Са­мар­канд по­те­рял бы­лую сла­ву, не­ког­да ве­ли­кий уче­ный мир ушел в заб­ве­ния.  Здесь боль­ше не рож­да­лись ве­ли­кие уче­ные, и не тво­ри­лись на­уч­ные от­кры­тия. Так не­ког­да про­слав­лен­ный на весь мир го­род Са­мар­канд на­всег­да ушел из аре­ны ми­ро­вой ци­ви­ли­за­ции.

Но как толь­ко по­ли­ти­чес­кое вли­я­ние по­лу­ча­ли кле­ри­ка­лы, так го­ло­вы учё­ных спры­ги­ва­ли с их плеч. Клас­си­чес­ким при­ме­ром яв­ля­ет­ся смерть Улуг­бе­ка, ведь имен­но они  «уко­ко­ши­ли»  Улуг­бе­ка, об­ви­нив его в кол­довст­ве. Уже при жиз­ни Улуг­бе­ка его куль­тур­ные и го­су­дар­ст­вен­ные пре­об­ра­зо­ва­ния вы­зы­ва­ют оп­по­зи­цию в сре­де му­суль­ман­ско­го ду­хо­венст­ва, а пос­ле тра­ги­чес­ко­го убийст­ва Улуг­бе­ка на­сту­па­ет пе­ри­од раз­гу­ла кле­ри­каль­ной ре­ак­ции.

Пос­ле смер­ти Улуг­бе­ка об­ра­зо­ва­ние под­верг­лось кар­ди­наль­ной ре­струк­ту­ри­за­ции. Обу­че­ние де­тей на­чи­на­лось в мак­та­бах с 6 лет, где они изу­ча­ли: араб­ский ал­фа­вит и по­средст­вом бук­вос­ла­га­тель­но­по ме­то­да на­чи­на­ли чи­тать хафть­як, со­дер­жа­щий из­бран­ные ме­с­та ко­ра­на. Де­ти пло­хо осва­ива­ли не­по­нят­ный араб­ский текст, на­чи­на­ли за­зуб­ри­вать его и по су­щест­ву оста­ва­лись без­гра­мот­ны­ми. Де­ти наибо­лее за­жи­точ­ных лю­дей пе­ре­хо­ди­ли из мак­та­ба в мед­ре­се, где учи­лись ос­но­вам араб­ской грам­ма­ти­ки и бо­го­сло­вию, му­суль­ман­ско­му пра­ву. Сту­ден­ты мед­ре­се де­ли­лись на низ­шую, сред­нюю и выс­шую груп­пы, обу­че­ние в каж­дой из ко­то­рых про­дол­жа­лось 8 лет. Уча­щи­е­ся из бед­ных се­мей час­то го­ло­да­ли. Ва­си­фи в сво­их ме­му­а­рах опи­сы­ва­ет смерть от го­ло­да двух ино­го­род­них сту­ден­тов. Бы­ли слу­чаи вы­ступ­ле­ний про­тив от­дель­ных не­на­вист­ных им Мулл. Му­хам­мед Та­либ опи­сы­ва­ет та­кое вы­ступ­ле­ние сту­ден­тов в бу­хар­ских мед­ре­се. В XVII—XVIII вв. куль­ту­ра и на­ука на­хо­ди­лись под силь­ным вли­я­ни­ем му­суль­ман­ско­го ду­хо­венст­ва, осо­бен­но дер­виш­ских и су­фий­ских ор­де­нов. В этот пе­ри­од мы уже не встре­ча­ем круп­ных уче­ных. Точ­ные и ес­тест­вен­ные на­уки, в раз­ви­тии ко­то­рых на­ро­ды Сред­ней Азии име­ли не­ма­ло за­слуг, бы­ли унич­то­же­ны. Бу­ха­ра ста­но­вит­ся опло­том му­суль­ман­ско­го бо­го­сло­вия.

Ре­ли­ги­оз­ный кон­сер­ва­тизм, по­бе­див­ший в борь­бе про­тив ра­ци­о­на­лиз­ма, до­ми­ни­ру­ет сре­ди кле­ри­ка­лов и в на­ше вре­мя.  Если смот­реть на ны­неш­нее со­сто­я­ние на­уки в ис­лам­ском ми­ре, то мож­но не­во­ору­жен­ным гла­зом за­ме­тить, что все вы­ше­опи­сан­ное про­ис­хо­дит и по сей день. От­но­ше­ние кон­сер­ва­тив­ной час­ти кле­ри­ка­лов и му­суль­ман к на­уке оста­лось без из­ме­не­ний, оно сто­ит на гра­ни ши­зо­фре­нии. Они хо­тят поль­зо­вать­ся со­вре­мен­ной тех­но­ло­ги­ей, но не по­зво­ля­ют ка­сать­ся на­уки, утверж­дая, что изу­че­ние на­уки не при­не­сет поль­зу в за­гроб­ной жиз­ни. Не­ред­ко из их уст мож­но услы­шать сле­ду­ю­щее из­ре­че­ние «Аль­хам­ду­лил­ла, что не­ве­ру­ю­щие де­ла­ют изо­бре­те­ния, за­то мы свое вре­мя тра­тим на бо­го­слу­же­ние». Они вы­дви­га­ют вер­сию том, что Ко­ра­ни­чес­кие ая­ты и из­ре­че­ния про­ро­ка Му­хам­ма­да (с.г.с) под­ра­зу­ме­ва­ют толь­ко ша­ри­ат­ские на­уки. Фун­да­мен­та­ли­с­ты вос­ста­ют про­тив на­уки толь­ко по­то­му, что она в их гла­зах "за­пад­ная", тем са­мым отвер­гая не­об­хо­ди­мость сле­до­вать в на­уке за За­па­дом. Этот путь, по их мне­нию, ве­дёт к раз­ру­ше­нию тра­ди­ци­он­ных ду­хов­ных цен­нос­тей и на­саж­да­ет ма­те­ри­а­лизм.

Чи­тая все это, у вас мо­жет сло­жить­ся мрач­ная кар­ти­на. Но, спе­шу об­ра­до­вать вас, что си­ту­а­ция «тро­ну­лась со сво­ей мерт­вой точ­ки». В на­ше вре­мя мно­гие ис­лам­ские тео­ло­гии, има­мы, бо­го­сло­вы, мул­лы и шей­хи уже не раз­де­ля­ют точ­ку зре­ния сво­их кон­сер­ва­тив­ных кол­лег. Так из­вест­ный в ис­лам­ском ми­ре бо­го­слов Юсуф Кар­да­уи утверж­да­ет, что Ша­ри­ат не обя­зы­ва­ет всех му­суль­ман за­ни­мать­ся бо­го­сло­ви­ем. Ав­то­ри­тет­ное ис­лам­ское учеб­ное за­ве­де­ние Аль-Аз­хар вы­сту­па­ет за гар­мо­нич­ное со­че­та­ние Ко­ра­на и на­уки. Наш оте­чест­вен­ный муф­ти­ят при­зы­ва­ет му­суль­ман­скую мо­ло­дежь за­ни­мать­ся на­укой и не увле­кать­ся во­про­са­ми вро­де «нуж­но ли под­ни­мать ука­за­тель­ный па­лец на та­ша­ху­де, как пра­виль­но дер­жать ру­ки на на­ма­зе и т.д».

Те­перь бу­дем ждать, ког­да ис­лам­ский мир вер­нет се­бе бы­лую сла­ву в на­уч­ном ми­ре.

Ав­тор: Мак­сат ат-Та­ра­зи



1 комментарий

Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.