Великий шелковый путь

Ве­ли­кий шел­ко­вый путь – сис­те­ма ка­ра­ван­ных тор­го­вых пу­тей, со­еди­няв­ших со 2 в. до н.э. до 15 в. стра­ны Ев­ра­зии – от За­пад­ной Ев­ро­пы до Ки­тая. Тер­мин «Ве­ли­кий шел­ко­вый путь» (Great silk road) во­шел в ис­то­ри­чес­кую на­уку в кон­це 19 в., пос­ле пуб­ли­ка­ции в 1877 не­мец­ким ис­то­ри­ком К. Рих­т­го­фе­ном кни­ги «Ки­тай».

Хо­тя еди­ная тран­сев­ра­зий­ская сис­те­ма ка­ра­ван­ных ком­му­ни­ка­ций сло­жи­лась толь­ко в кон­це 2 в. до н.э., от­дель­ные ее сег­мен­ты воз­ник­ли го­раз­до рань­ше. Со­глас­но дан­ным со­вре­мен­ной ар­хео­ло­гии, с 3 тыс. до н.э. функ­ци­о­ни­ро­вал «ла­зу­ри­то­вый путь», по ко­то­ро­му по­лу­дра­го­цен­ный ка­мень ла­зу­рит пе­ре­во­зил­ся из пред­го­рий Па­ми­ра (из рай­о­на Ба­дах­шан на тер­ри­то­рии со­вре­мен­но­го Тад­жи­кис­та­на) на очень даль­ние рас­сто­я­ния на за­пад и на юг, до стран Ближ­не­го Меж­ду­речья (Ур, Ла­гаш) и Ин­дии (Ха­рап­па, Мо­хенд­жо-Да­ро). С кон­ца 2 тыс. до н.э. на­чал ра­бо­тать «неф­ри­то­вый путь» – тор­гов­ля са­мо­цве­та­ми из Цент­раль­ной Азии (из рай­о­на Кунь­лунь на тер­ри­то­рии со­вре­мен­но­го ки­тай­ско­го Синьц­зян-Уй­гур­ско­го рай­о­на) по вос­точ­но­му пу­ти, в об­мен на шелк из Ки­тая.

В се­ре­ди­не 1 тыс. до н.э. эти две ка­ра­ван­ные трас­сы на­ча­ли сли­вать­ся: ба­дах­шан­ский ла­зу­рит по­па­да­ет в Ки­тай, а в Пер­сии и в до­ли­не Ин­да по­лу­ча­ют рас­прост­ра­не­ние одеж­ды из ки­тай­ско­го шел­ка. Од­на­ко тор­гов­ля шла че­рез длин­ную це­поч­ку по­сред­ни­ков, так что ки­тай­цы и на­ро­ды Сре­ди­зем­но­морья не име­ли пред­став­ле­ний о су­щест­во­ва­нии друг дру­га.

В фор­ми­ро­ва­нии Ве­ли­ко­го шел­ко­во­го пу­ти как сквоз­ной тран­сев­ра­зий­ской ма­гист­ра­ли ре­ша­ю­щую роль сыг­рал древ­не­ки­тай­ский чи­нов­ник Чжан Цянь. В 138 до н.э. он от­пра­вил­ся с опас­ной дип­ло­ма­ти­чес­кой мис­си­ей к ко­чев­ни­кам из пле­ме­ни юэч­жей, что­бы убе­дить их стать со­юз­ни­ка­ми ки­тай­ской им­пе­рии Хань в борь­бе с ко­чев­ни­ка­ми сюн­ну, на­па­дав­ши­ми на им­пе­рию с се­ве­ра. Чжан Цянь стал пер­вым ки­тай­цем, ко­то­рый по­бы­вал в Сред­ней Азии – в Сог­ди­а­не и Бак­трии (на тер­ри­то­ри­ях со­вре­мен­но­го Уз­бе­кис­та­на, Тад­жи­кис­та­на и Аф­га­нис­та­на). Там он узнал, ка­ким ог­ром­ным спро­сом поль­зу­ют­ся ки­тай­ские то­ва­ры, и уви­дел мно­го ве­щей, о ко­то­рых ки­тай­цы не име­ли пред­став­ле­ния. Вер­нув­шись в Ки­тай в 126 до н.э., он пред­ста­вил им­пе­ра­то­ру до­клад о вы­го­дах пря­мой тор­гов­ли меж­ду Ки­та­ем и го­су­дар­ст­ва­ми Сред­ней Азии.

Хо­тя Чжан Цянь не смог до­бить­ся от кон­тро­ли­ро­вав­ших Бак­трию юэч­жей во­ен­ной по­мо­щи в борь­бе с сюн­ну, со­бран­ные им све­де­ния бы­ли при­зна­ны ис­клю­чи­тель­но важ­ны­ми. В 123–119 до н.э. ки­тай­ские вой­ска са­мос­то­я­тель­но на­нес­ли по­ра­же­ние сюн­ну, обез­опа­сив путь из Ки­тая на за­пад. Имен­но с кон­ца 2 в. до н.э. мож­но го­во­рить о функ­ци­о­ни­ро­ва­нии Ве­ли­ко­го шел­ко­во­го пу­ти как сквоз­но­го марш­ру­та, со­еди­нив­ше­го все ве­ли­кие ци­ви­ли­за­ции Ста­ро­го Све­та – Ки­тай, Ин­дию, Ближ­ний Вос­ток и Ев­ро­пу. Эта ог­ром­ная сис­те­ма ка­ра­ван­ных пу­тей про­су­щест­во­ва­ла бо­лее по­лу­то­ра ты­сяч лет – мно­го доль­ше, чем дру­гие даль­ние су­хо­пут­ные тор­го­вые пу­ти (как, на­при­мер, путь «из ва­ряг в гре­ки»).

Хо­тя марш­ру­ты Шел­ко­во­го пу­ти ме­ня­лись, мож­но вы­де­лить две ос­нов­ные трас­сы, со­еди­няв­шие Вос­ток и За­пад:

– юж­ная до­ро­га – от се­ве­ра Ки­тая че­рез Сред­нюю Азию на Ближ­ний Вос­ток и Се­вер­ную Ин­дию;
– се­вер­ная до­ро­га – от се­ве­ра Ки­тая че­рез Па­мир и При­а­ралье к Ниж­ней Вол­ге и к бас­сей­ну Чер­но­го мо­ря.

Меж­ду юж­ной и се­вер­ной до­ро­гой бы­ло не­сколь­ко со­еди­ня­ю­щих и про­ме­жу­точ­ных марш­ру­тов. С те­че­ни­ем вре­ме­ни сеть ком­му­ни­ка­ций ста­но­ви­лась все бо­лее гус­той, вклю­ча­ла все боль­ше от­ветвле­ний. Ос­нов­ные марш­ру­ты сдви­га­лись то на се­вер­ную, то на юж­ную до­ро­гу.

Раз­ви­тие Шел­ко­во­го пу­ти за­ви­се­ло как от эко­но­ми­чес­ких, так и от по­ли­ти­чес­ких фак­то­ров.

В то­ва­ро­об­ме­не меж­ду Вос­то­ком и За­па­дом то­ва­ры шли в ос­нов­ном с вос­то­ка на за­пад. По­ку­па­тель­ская спо­соб­ность ев­ро­пей­цев бы­ла не­ста­биль­ной. В Рим­ской им­пе­рии пе­ри­о­да ее рас­цве­та шел­ко­вые тка­ни и дру­гие вос­точ­ные то­ва­ры поль­зо­ва­лись ог­ром­ным спро­сом. Упа­док ан­тич­но­го об­щест­ва и на­ту­ра­ли­за­ция хо­зяй­ст­ва стран За­пад­ной Ев­ро­пы при­ве­ли к то­му, что то­ва­ры с Вос­то­ка ста­ли до­хо­дить, как пра­ви­ло, толь­ко до Ви­зан­тии. Лишь в пе­ри­од зре­ло­го фе­о­да­лиз­ма, с 11 в., в За­пад­ной Ев­ро­пы сно­ва ста­ли ак­тив­но по­ку­пать вос­точ­ные то­ва­ры. По­сколь­ку на Ве­ли­ком шел­ко­вом пу­ти по­тре­би­те­ля­ми то­ва­ров бы­ли так­же стра­ны Ближ­не­го Вос­то­ка и Ин­дии, этот путь не за­ми­рал да­же в ран­нее сред­не­ве­ковье. Пос­ле араб­ских за­во­е­ва­ний вос­точ­ные то­ва­ры ста­ли по­треб­лять на всем юж­ном Сре­ди­зем­но­морье, вплоть до Ис­па­нии.

Раз­ви­тие Ве­ли­ко­го шел­ко­во­го пу­ти силь­но за­ви­се­ло от гео­по­ли­ти­чес­ко­го про­ти­во­бор­ст­ва раз­ных стран за кон­троль над ка­ра­ван­ны­ми пу­тя­ми.

Для его успеш­но­го функ­ци­о­ни­ро­ва­ния бы­ла не­об­хо­ди­ма по­ли­ти­чес­кая ста­биль­ность на всем про­тя­же­нии пу­ти, от вос­точ­но­го Сре­ди­зем­но­морья до Ки­тая. Это­го мож­но бы­ло до­бить­ся дво­я­ко – ли­бо со­зда­ни­ем ог­ром­ной им­пе­рии, кон­тро­ли­ру­ю­щей все важ­ней­шие ев­ра­зий­ские ка­ра­ван­ные пу­ти, ли­бо «раз­де­лом ми­ра» меж­ду круп­ны­ми ре­гио­на­ль­ны­ми дер­жа­ва­ми, спо­соб­ны­ми обес­пе­чить без­опас­ность тор­гов­ли. Взи­ма­ние пош­лин с ку­пе­чес­ких ка­ра­ва­нов да­ва­ло вы­со­кий до­ход пра­ви­те­лям го­су­дарств Азии, по ко­то­рым про­ле­га­ли ка­ра­ван­ные марш­ру­ты. По­это­му они стре­ми­лись, с од­ной сто­ро­ны, обес­пе­чить куп­цам без­опас­ность, а, с дру­гой, за­во­е­вать кон­троль над как мож­но большим участ­ком пу­ти. Меж­до­усоб­ные вой­ны и упа­док цент­раль­ной влас­ти при­во­ди­ли к ра­зо­ре­нию го­ро­дов, уз­ло­вых пунк­тов на тор­го­вых пу­тях, и гра­бе­жу ка­ра­ва­нов. Это ве­ло к раз­ру­ше­нию от­дель­ных участ­ков или да­же все­го Ве­ли­ко­го шел­ко­во­го пу­ти.

В ис­то­рии это­го пу­ти бы­ли три крат­ков­ре­мен­ных пе­ри­о­да, ког­да он поч­ти пол­ностью кон­тро­ли­ро­вал­ся од­ним го­су­дар­ст­вом: Тюрк­ским ка­га­на­том в по­след­ней тре­ти 6 в., им­пе­ри­ей Чин­гис­ха­на во вто­рой чет­вер­ти 13 в. и им­пе­ри­ей Ти­му­ра (Та­мер­ла­на) в по­след­ней тре­ти 14 в. Од­на­ко из-за вы­со­кой про­тя­жен­нос­ти пу­тей объ­еди­нить их под еди­ным кон­тро­лем бы­ло чрез­вы­чай­но труд­но. Ча­ще на­блю­дал­ся «раз­дел ми­ра» меж­ду не­сколь­ки­ми круп­ны­ми стра­на­ми.

До 3 в. н.э. поч­ти вся Ев­ра­зия кон­тро­ли­ро­ва­лась че­тырь­мя ре­гио­на­ль­ны­ми им­пе­ри­я­ми – Рим­ской (Сре­ди­зем­но­морье), Пар­фян­ской (Ближ­ний Вос­ток), Ку­шан­ской (Ин­дия, Аф­га­нис­тан, Сред­няя Азия) и Хань­ской (Ки­тай). Хо­тя меж­ду ни­ми шла борь­ба за кон­троль над клю­че­вы­ми пунк­та­ми тор­го­вых пу­тей (на­при­мер, за Ар­ме­нию меж­ду рим­ля­на­ми и пар­фя­на­ми), в це­лом это­му «квар­те­ту им­пе­рий» уда­ва­лось обес­пе­чить ста­биль­ность ка­ра­ван­ных марш­ру­тов. За­тем эта сис­те­ма рух­ну­ла: от Рим­ской им­пе­рии ос­та­лась толь­ко Ви­зан­тия, Пар­фян­скую им­пе­рию сме­ни­ло го­су­дар­ст­во Са­са­ни­дов, Ку­шан­ская и Хань­ская им­пе­рия рас­па­лись на мно­гие враж­ду­ю­щие друг с дру­гом го­су­дар­ст­ва. Пе­ри­од ухуд­ше­ния функ­ци­о­ни­ро­ва­ния Ве­ли­ко­го шел­ко­во­го пу­ти про­длил­ся до 6 в., ког­да в Ев­ра­зии сно­ва на­ча­ли фор­ми­ро­вать­ся силь­ные ре­гио­на­ль­ные дер­жа­вы.

Вос­поль­зо­вав­шись вре­мен­ным ослаб­ле­ни­ем зем­ле­дель­чес­ких ци­ви­ли­за­ций, раз­ные участ­ки Шел­ко­во­го пу­ти не­сколь­ко ве­ков кон­тро­ли­ро­ва­ли раз­лич­ные ко­че­вые пле­ме­на (гун­ны, ава­ры, огу­зы и др.). Во вто­рой по­ло­ви­не 6 в. са­мое силь­ное из них, пле­мя тюр­ков, по­пы­та­лось за­хва­тить весь Шел­ко­вый путь. В 570–600 Тюрк­ский ка­га­нат объ­еди­нил тер­ри­то­рию Сред­ней Азии и всех ев­ра­зий­ских сте­пей, от При­чер­но­морья до Се­вер­но­го Ки­тая. В ре­зуль­та­те тюрк­ской экс­пан­сии ве­ду­щую роль в тор­гов­ле ста­ли иг­рать сог­дий­ские куп­цы. Од­на­ко этот пе­ри­од цент­ра­ли­за­ции ока­зал­ся ко­рот­ким. На об­лом­ках рас­пав­ше­го­ся Тюрк­ско­го ка­га­на­та об­ра­зо­вал­ся ряд ко­че­вых го­су­дарств (Ха­зар­ский ка­га­нат, За­пад­но-тюрк­ский ка­га­нат, Вос­точ­но-тюрк­ский ка­га­нат, Уй­гур­ский ка­га­нат и др.), кон­тро­ли­ро­вав­ших лишь ло­каль­ные сег­мен­ты пу­ти.

На про­тя­же­нии сле­ду­ю­щих при­мер­но по­лу­то­ра сто­ле­тий пер­вен­ст­ву­ю­щую роль в кон­тро­ле над цент­раль­но­ази­ат­ски­ми трас­са­ми Ве­ли­ко­го шел­ко­во­го пу­ти иг­ра­ла ки­тай­ская им­пе­рия Тан. Ве­дя с пе­ре­мен­ным успе­хом вой­ны с ко­че­вы­ми пле­ме­на­ми, ки­тай­цы по­ста­ви­ли под свой кон­троль поч­ти всю Сред­нюю Азию, до Са­мар­кан­да и Бу­ха­ры. Этот пе­ри­од (7 – пер­вая по­ло­ви­на 8 вв.) мно­гие на­зы­ва­ют пе­ри­о­дом наи­выс­ше­го рас­цве­та тран­сев­ра­зий­ской тор­гов­ли.

В пер­вой по­ло­ви­не 8 в. все за­пад­ные трас­сы Ве­ли­ко­го шел­ко­во­го пу­ти по­па­ли под кон­троль Араб­ско­го ха­ли­фа­та. По­пыт­ка ки­тай­цев со­хра­нить кон­троль над Сред­ней Ази­ей про­ва­ли­лась: в Та­лас­ской бит­ве 751 ара­бы раз­би­ли ки­тай­скую ар­мию. С это­го вре­ме­ни и до кон­ца функ­ци­о­ни­ро­ва­ния Шел­ко­во­го пу­ти ка­ра­ван­ную тор­гов­лю поч­ти пол­ностью мо­но­по­ли­зи­ро­ва­ли му­суль­ман­ские и ев­рей­ские куп­цы. Ки­тай не смог со­хра­нить кон­тро­ля да­же над вос­точ­ным участ­ком пу­ти, спер­ва по­пав­шим под кон­троль ти­бет­цев (в кон­це 8 в.), а в 9 в. за­хва­чен­ном ко­чев­ни­ка­ми ки­да­ня­ми. Дроб­ле­ние кон­тро­ля над тор­го­вы­ми пу­тя­ми и ча­с­тые вой­ны за его пе­ре­дел ве­ли к ослаб­ле­нию тор­го­во­го пу­ти.

По­след­ний взлет Ве­ли­кий шел­ко­вый путь пе­ре­жил в 13–14 вв. По­ко­рив в 1210–1250-е стра­ны от Ки­тая до Ру­си и Ира­на, мон­го­лы смог­ли на пол­то­ра сто­ле­тия обес­пе­чить еди­ный ре­жим кон­тро­ля на прак­ти­чес­ки всем про­тя­же­нии ев­ра­зий­ских тор­го­вых пу­тей. Хо­тя пос­ле смер­ти Чин­гис­ха­на его им­пе­рия быст­ро рас­па­лась, го­су­дар­ст­ва чин­ги­си­дов об­ра­зо­ва­ли «квар­тет им­пе­рий». Шел­ко­вый путь сно­ва кон­тро­ли­ро­ва­ли че­ты­ре им­пе­рии – им­пе­рия Юань в Ки­тае, сред­не­ази­ат­ская им­пе­рия (Джа­га­тай­ский улус), иран­ская им­пе­рия Ху­ла­ги­дов и Зо­ло­тая Ор­да в При­кас­пии и При­чер­но­морье. Эти го­су­дар­ст­ва ос­па­ри­ва­ли друг у дру­га от­дель­ные участ­ки тор­го­вых пу­тей (так, За­кав­казье ста­ло аре­ной по­сто­ян­ной борь­бы ха­нов Зо­ло­той Ор­ды с иль-ха­на­ми Ира­на). В це­лом же пра­ви­те­ли обыч­но стре­ми­лись обес­пе­чи­вать без­опас­ность куп­цам не­за­ви­си­мо от их ве­ры и на­цио­на­ль­нос­ти.

Во вто­рой по­ло­ви­не 14 в. Ве­ли­кий шел­ко­вый путь во­шел в со­сто­я­ние упад­ка. «Квар­тет» мон­голь­ских им­пе­рий рас­пал­ся на мно­жест­во враж­ду­ю­щих друг с дру­гом го­су­дарств. По­пыт­ка Ти­му­ра (Та­мер­ла­на) вновь объ­еди­нить ос­нов­ные ев­ра­зий­ские тор­го­вые марш­ру­ты в рам­ках сво­е­го го­су­дар­ст­ва да­ла лишь вре­мен­ный эф­фект. В сло­жив­шей­ся в 1370–1380-е им­пе­рии Ти­му­ра куп­цы, сле­ду­ю­щие по юж­ной до­ро­ге, вновь по­лу­чи­ли на­деж­ную за­щи­ту. Од­на­ко во вре­мя по­хо­дов про­тив Зо­ло­той Ор­ды в 1389–1395 Ти­мур прак­ти­чес­ки стер с ли­ца зем­ли все тор­го­вые го­ро­да При­кас­пия и При­чер­но­морья, в ре­зуль­та­те че­го се­вер­ная до­ро­га бы­ла за­бро­ше­на. По­том­ки Ти­му­ра не смог­ли впо­след­ст­вии со­хра­нить цент­ра­ли­зо­ван­ное сред­не­ази­ат­ское го­су­дар­ст­во, по­это­му юж­ная до­ро­га так­же поч­ти пе­ре­ста­ла функ­ци­о­ни­ро­вать.

За­кат Ве­ли­ко­го шел­ко­во­го пу­ти свя­зы­ва­ют, преж­де все­го, с раз­ви­ти­ем тор­го­во­го мо­реп­ла­ва­ния вдоль по­бе­ре­жий Ближ­не­го Вос­то­ка, Юж­ной и Юго-Вос­точ­ной Азии. В 14–15 вв. мор­ская тор­гов­ля ста­ла при­вле­ка­тель­нее став­ших опас­ны­ми су­хо­пут­ных ка­ра­ван­ных пу­тей: мор­ской путь из Пер­сид­ско­го за­ли­ва в Ки­тай за­ни­мал при­мер­но 150 дней, в то вре­мя как ка­ра­ван­ный путь из Та­ны (Азов) в Хан­ба­лык (Пе­кин) – око­ло 300; один ко­рабль пе­ре­во­зил столь­ко же гру­зов, как и очень боль­шой ка­ра­ван в 1 тыс. вьюч­ных жи­вот­ных.

В ре­зуль­та­те этих гео­по­ли­ти­чес­ких и гео­эко­но­ми­чес­ких фак­то­ров к 16 в. Ве­ли­кий шел­ко­вый путь окон­ча­тель­но пре­кра­тил свое су­щест­во­ва­ние. Впро­чем, ло­каль­ные сег­мен­ты Шел­ко­во­го пу­ти про­дол­жа­ли еще дол­го функ­ци­о­ни­ро­вать (на­при­мер, ка­ра­ван­ная тор­гов­ля меж­ду Сред­ней Ази­ей и Ки­та­ем пре­кра­ти­лась лишь в 18 в.).

Ли­те­ра­ту­ра

Ше­фер Э. Зо­ло­тые пер­си­ки Са­мар­кан­да. М., 1981; Рад­ке­вич В.А. Ве­ли­кий шел­ко­вый путь. М., 1990; Пет­ров А.М. Ве­ли­кий Шел­ко­вый путь. М., 1995; Ах­мет­шин Н.Х. Тай­ны Шел­ко­во­го пу­ти. М., 2002

comments powered by HyperComments