Арабская морская торговля в VII-VIII веках

Если до ислама купцы из Южной Аравии смогли основать на восточноафриканском побережье небольшое число факторий – правда, среди них была крупная торговая колония в Аксуме, которая благодаря транзитным связям получила в V-VI вв. н.э. исключительное политическое значение, — то уже в эпоху раннего мусульманства на громадном протяжении от Берберы на Аденском заливе до южной оконечности Мадагаскара возник ряд новых пунктов арабской морской торговли: Могадишо, Барава, Килва, Момбаса и др.

Прогресс арабского мореплавания, давший возможность экономически овладеть восточноафриканским побережьем и островами этого района – Коморскими и Сейшельскими, Мадагаскаром и Занзибаром, Сокотрой, Абд ал-Кури, Самха и Дарза – и, в свою очередь, получавший благодаря этому овладению дальнейший стимул, сказался и на востоке Индийского океана. Если китайский путешественник Фа-сянь между 399 и 414 гг. н.э. уже отмечает присутствие в Индии и на Цейлоне «сабейских» т.е. арабских, купцов, прибывающих сюда на кораблях, то с приходом ислама индо-арабская торговля вступает в новый период. Теперь по всему западному побережью полуострова Индостан – от Камбея на севере до Кулама на юге – возникает густая цепь факторий с оседлым арабским населением, насчитывающим в отдельных случаях до десяти тысяч человек в одном пункте.

Если индийский рынок – в основном западный, отчасти восточный, представленный портами Фирандала, Кайял, Калитурия, — давал арабам ценные сорта дерева и пряности, ткани и драгоценные камни, то сказочно богатый Цейлон добавлял к этим статьям золото, слоновую кость, шелк и чай. Как в Африку и в Индию, негоцианты Аравии ввозили сюда кожи, благовония, боевых коней, однако, как и в тех землях, торговля была преимущественно односторонней, ибо вывоз главным образом шел на транзит. Аборигены Цейлона, сингалезы называли пришлое население прибрежной полосы, арабов, «людьми моря», «моряками».

Посольства в дальнюю страну снаряжались омейядскими, позже аббасидскими халифами и в следующем, VIII в. Результатом явилось то, что к одинокой фактории, основанной арабскими купцами в Наньхайцзюне (Гуанчжоу) около 300 г. н.э., в мусульманскую пору добавились мощные торговые колонии в Цюаньчжоу (Цейтонг, араб. Зайтун, в провинции Фуцзянь) и Ганьпу (араб. Ханфу). Включение в орбиту морской торговли арабов трех ключевых пунктов юго-восточного побережья Китая – Гуаньчжоу на Южно-Китайском море (это первый китайский порт со стороны Аравии, поэтому он первым и попал в сабейскую экономическую зону), Цюаньчжоу против «острова Гур», т.е. Тайваня, с которым багдадские негоцианты позже вели оживленную торговлю, и Ганьпу у выхода в Центральный Китай – предоставило коммерсантам Западной Азии для их операций весь богатый южнокитайский рынок.

Сюда ввозились благовония и слоновая кость, медь и ткани, подчас даже рабы с африканского берега; в обмен арабские и рядом с ними в значительной мере персидские купцы пользовались традиционными статьями китайского вывоза – мускусом, фарфором и шелком.

Под именем даши арабы впервые упоминаются китайской «Историей династии Тан» — когда она повествует о захвате в 758 г. Гуанчжоу флотилией судов, принадлежащих арабам и персам (босы).

Сразу после смерти пророка Мухаммада мусульманские армии вышли  за пределы Аравийского полуострова; их продвижение в Сирии и Северной Африке вызвало столкновение с Византией; противоборство с мощной морской державой требовало овладения искусством боя на воде, причем в такой степени, чтобы сокрушить превосходство  врага в этой малознакомой арабам области.

Арабы издавна были связаны с морем, их дальние путешествия под парусами еще до эпохи великих открытий значительно раздвинули географические горизонты человечества.

Века заморской навигации научили арабов многому, в их среде, судя по упоминаниям  в «Перипле Эритрейского моря», уже в ту пору имелось много опытных кормчих, располагавших лоциями и морскими картами, куда они то и дело вносили поправки, дополнения, уточнения, диктуемые меняющейся действительностью моря; против пиратов, «пресекателей дорог», как их звали арабы, успешно применялось метание горящей нефти, сжигавшей просмоленную обшивку пиратских кораблей.

 По материалам: Очерки истории арабской культуры V-VX вв. М., «Наука», 1982.

comments powered by HyperComments