Суббота, Июнь 24


Пальмира

В осен­ний день 271 го­да Рим ли­ко­вал. С три­ум­фом воз­вра­щал­ся на Ро­ди­ну им­пе­ра­тор Ав­ре­ли­ан. Про­цес­сия мед­лен­но дви­га­лась че­рез го­род под вос­тор­жен­ные кри­ки тол­пы. За­мкну­тое и над­мен­ное ли­цо Ав­ре­ли­а­на не мог­ло, од­на­ко скрыть ра­дос­ти. За ко­лес­ни­цей им­пе­ра­то­ра дви­га­лась тол­па из­му­чен­ных плен­ни­ков. На­род с лю­бо­пыт­ст­вом смот­рел на за­ко­ван­ную в зо­ло­тые це­пи жен­щи­ну. С тру­дом сту­па­ли  по кам­ням ее на­му­чен­ные но­ги. Но ни длин­ные спу­тан­ные во­ло­сы, ни лох­мотья не мог­ли скрыть ее уди­ви­тель­ной кра­со­ты. Со­вре­мен­ни­ки утверж­да­ли, что она пре­крас­ней Клео­пат­ры: «Зу­бы ее бы­ли по­доб­ны жем­чу­гу, а блес­тя­щие гла­за пол­ны не­изъ­яс­ни­мо­го оча­ро­ва­ния». Имя паль­мир­ской ца­ри­цы Зе­но­бии, иду­щей за ко­лес­ни­цей, бы­ло из­вест­но все­му Вос­то­ку. А по уму и сме­лос­ти эта гор­дая жен­щи­на пре­вос­хо­ди­ла мно­гих муж­чин. Ее не по­сме­ли каз­нить, ибо она вы­зы­ва­ла слиш­ком глу­бо­кое ува­же­ние. Как упо­ми­на­ют тек­с­ты, Зе­но­бия кон­чи­ла свои дни плен­ни­цей.

Упо­ми­на­ния о го­ро­де встре­ча­ют­ся на ас­си­рий­ской таб­лич­ке II ты­ся­че­ле­тия до н.э и таб­лич­ке из Ма­ри. Ак­кад­ский текст го­во­рит нам, что ас­си­рий­ский царь Тиг­лат­па­ла­сар I  шел по­хо­дом на Тад­мор (Паль­ми­ру), что­бы бо­роть­ся с ара­мей­ца­ми. Пред­шест­вен­ни­ка­ми ара­мей­цев бы­ли ха­на­а­ни­ты, ко­то­рые вве­ли культ бо­га Бо­ла, став­ше­го глав­ным бо­гом Паль­ми­ры. Поз­же он ас­си­ми­ли­ро­вал­ся с Бе­лом – ве­ли­ким бо­гом Ва­ви­ло­на. В те­че­ние ран­не­го рим­ско­го пе­ри­о­да чис­ло ара­бов и ара­мей­цев бы­ло рав­ным в Паль­ми­ре. Пле­ме­на, осе­дав­шие в го­ро­де, бы­ли араб­ски­ми, го­во­ри­ли по-араб­ски, а пи­са­ли по-ара­мей­ски. Ара­бы чув­ст­во­ва­ли се­бя хо­зя­е­ва­ми этих мест. Они при­хо­ди­ли, стро­и­ли свои жи­ли­ща в Паль­ми­ре, и про­ис­хо­ди­ло это за­дол­го до ис­ла­ма. Да­лее, вплоть до I ве­ка до н.э., ни­ка­ких све­де­ний о Паль­ми­ре нет. Прав­да, в Вет­хом за­ве­те упо­ми­на­ет­ся, что Паль­ми­рой пра­вил Со­ло­мон (I ты­ся­че­ле­тия до н.э.), ко­то­рый ре­кон­ст­ру­и­ро­вал этот го­род. До­ис­лам­ский по­эт аль-На­би­ха в по­эме «Аль-Да­лейя» вспо­ми­на­ет араб­скую ле­ген­ду о том, как джинн по­стро­ил Паль­ми­ру для ца­ря Со­ло­мо­на: «Бог при­ка­зал Со­ло­мо­ну: «Встань и иди к лю­дям, по­мо­ги им, осво­бо­дит­ся от оши­бок, дай знать джин­ну, что я дал ему пра­во по­стро­ить пре­крас­ные ка­ме­ни­с­тые зда­ния и ко­лон­ны Там­до­ра»». Го­род был раз­ру­шен На­ву­хо­до­со­ром, но вско­ре вос­ста­нов­лен. На­зва­ние «Там­дор», под ко­то­рым он из­вес­тен ара­бам и дру­гим се­мит­ским на­ро­дам, име­ет не­из­вест­ное про­ис­хож­де­ние. Под ла­тин­ским име­нем «Паль­ми­ра» (паль­ма) го­род был ши­ро­ко из­вес­тен в гре­ко-рим­ский пе­ри­од. Ка­кое-то вре­мя Паль­ми­ра на­хо­ди­лась в ру­ках Се­лев­ки­дов и не­за­ви­си­мость об­ре­ла в 64 го­ду до н.э., тог­да как осталь­ная Си­рия пре­вра­ти­лась в рим­скую про­вин­цию. С это­го мо­мен­та го­род иг­рал роль бу­фер­но­го го­су­дар­ст­ва меж­ду пер­са­ми и  рим­ля­на­ми. Вы­год­ное гео­гра­фи­чес­кое и по­ли­ти­чес­кое по­ло­же­ние по­зво­ли­ло ему быть свя­зу­ю­щим зве­ном меж­ду сре­ди­зем­но­мор­ской куль­ту­рой и куль­ту­рой Пер­сид­ско­го за­ли­ва. К 40-му го­ду он пре­вра­тил­ся в бо­га­тей­ший тор­го­вый центр. Сю­да вез­ли жем­чуг, стек­лян­ные из­де­лия, ви­на, ки­тай­ский шелк, ин­дий­скую сло­но­вую кость, пер­сид­ские ков­ры, ста­туи из Фи­ни­кии. Бес­чис­лен­ные ка­ра­ва­ны устрем­ля­лись к уди­ви­тель­но­му го­ро­ду:

За верб­лю­дом верб­люд

Ве­ре­ни­цей длин­ной мир­но идут

Под­пер­ты гор­бом вью­ки с добром;

Меш­ки с ян­та­рем, в тю­ках пар­ча,

Лар­цы с ал­ма­за­ми, с жем­чу­гом,

За верб­лю­дом верб­люд

На­гру­же­ны тяж­ко, идут, идут.

В пу­с­тын­ном ущелье, во тьме, в глу­би­не,

Где сдви­ну­лись го­ры сте­на к сте­не

И толь­ко уте­сов глы­бы ви­сят,

Ка­ра­ван в за­са­ду не­ожи­дан­но по­пал:

В блес­ке са­бель пред­стал из-за го­лых скал

Раз­бой­ни­ков гор­ных ли­хой от­ряд:

«По­гон­щи­ки, прочь! Верб­лю­ды, стой!

Меш­ки до­лой! Тю­ки до­лой!»

(Аве­тик Иса­а­кян. «Аль-Ма­а­ри»)


На­па­де­ния на ка­ра­ва­ны бы­ли обыч­ным яв­ле­ни­ем. По­это­му жи­те­ли Паль­ми­ры ста­ли пре­до­став­лять за пла­ту про­вод­ни­ков и кон­ных луч­ни­ков для ох­ра­ны, а так­же про­да­вать во­ду, пред­став­ляв­шую в пу­с­ты­не боль­шую цен­ность.

Бо­гат­ст­во го­ро­да при­вле­ка­ло к се­бе алч­ное вни­ма­ние Ри­ма. В од­ном из текс­тов, от­но­ся­щих­ся к 41 го­ду до н.э., го­во­рит­ся, что Ан­то­ний, про­кон­сул Ри­ма в Егип­те, ор­га­ни­зо­вал гра­беж го­ро­да: «Ког­да Ан­то­ний по­слал сво­их всад­ни­ков в Паль­ми­ру и при­ка­зал раз­гра­бить ее, ему не в чем бы­ло об­ви­нить паль­мир­цев, ибо они чест­ны и за­ни­ма­ют­ся толь­ко тор­гов­лей, по­ку­пая то­ва­ры в Ин­дии, Ара­вии, Пер­сии и про­да­вая их рим­ля­нам». В этот пе­ри­од го­род не был укреп­лен и в слу­чае опас­нос­ти жи­те­ли, за­брав свое добро, ухо­ди­ли на ле­вый бе­рег Ев­ф­ра­та. Пли­ний Стар­ший (50-й год до н.э.) утверж­да­ет, что в его вре­мя Паль­ми­ра не бы­ла под рим­ским кон­тро­лем, но до­бав­ля­ет, что Рим кон­тро­ли­ро­вал глав­ные тор­го­вые пу­ти и пор­ты по всей Си­рии, а так­же в Егип­те и Ма­лой Азии.

Од­на­ко по-на­сто­я­ще­му под­чи­ни­лась Ри­му Паль­ми­ра толь­ко в пер­вом сто­ле­тии на­шей эры. Она во­шла в со­став рим­ской про­вин­ции Си­рии, бу­ду­чи ав­то­ном­ной и пред­став­ляя со­бой оли­гар­хи­чес­кую рес­пуб­ли­ку. В 60-е го­ды III ве­ка Паль­ми­ра вновь ста­ла фак­ти­чес­ки не­за­ви­си­мой.

С III ве­ка на­чи­на­ет фи­гу­ри­ро­вать имя Оде­нат, на­след­ни­ки ко­то­ро­го сыг­ра­ли важ­ную роль и ис­то­рии Паль­ми­ры. Пер­вым че­ло­ве­ком, но­ся­щим это имя, был рим­ский се­на­тор, каз­нен­ный за учас­тие в бун­те. Его сын Хай­ран по­лу­чил ти­тул прин­ца паль­мир­ско­го. Сын по­след­не­го Оде­нат, муж зна­ме­ни­той Зе­но­бии (Зу­бай­дат), в 258 го­ду стал кон­су­лом и пол­нов­ласт­ным пра­ви­те­лем Паль­ми­ры. В 260 го­ду он на­нес по­ра­же­ние Ша­пу­ру I , в 262-267 го­дах во гла­ве паль­мир­ских и рим­ских ар­мий одер­жал ряд по­бед над пер­са­ми. По­лу­чил от рим­ских им­пе­ра­то­ров вы­со­кие зва­ния дук­са и им­пе­ра­то­ра, при­сво­ил се­бе ти­тул «ца­ря ца­рей». Сла­ва и во­ен­ные успе­хи Оде­на­та ста­ли вы­зы­вать за­висть у рим­ских го­су­дар­ст­вен­ных де­я­те­лей. При та­ин­ст­вен­ных об­сто­я­тель­ст­вах в 267 го­ду он был убит. Паль­мир­ская ко­ро­на пе­ре­шла к млад­ше­му сы­ну Оде­на­та, еще мла­ден­цу, ко­то­рый унас­ле­до­вал все ти­ту­лы и зва­ния от­ца. Зе­но­бия, став­шая ре­ген­т­шей при сы­не, за­хва­ти­ла власть в свои ру­ки. Об­ра­зо­ван­ная, во­ле­вая, чрез­вы­чай­но чес­то­лю­би­ва. Пос­ле смер­ти Клав­дия II Рим­ская им­пе­рия пе­ре­жи­ла тя­же­лый кри­зис. Рим с тру­дом от­ра­жал на­бе­ги го­тов. Зе­но­бия из­бра­ла имен­но этот пе­ри­од для втор­же­ния в Еги­пет. По­бе­див рим­ские вой­ска в Егип­те, она осу­щест­ви­ла и свои пла­ны за­хва­та все Пе­ред­ней Азии. Не­ук­ро­ти­мая ца­ри­ца про­ник­ла в Ма­лую Азию вплоть до Бос­фо­ра: ей уда­лось ов­ла­деть вто­рым мор­ским пу­тем, ко­то­рый со­зда­вал не­слы­хан­ные воз­мож­нос­ти для ее под­дан­ных. Ле­том 271 г. Зе­но­бия и ее сын про­воз­гла­си­ли се­бя им­пе­рат­ри­цей и им­пе­ра­то­ром Вос­то­ка. Это бы­ло вре­мя наи­выс­шей сла­вы Зе­но­бии. Паль­ми­ра че­ка­ни­ла мо­не­ты с изо­бра­же­ни­ем ее и сы­на.

Осенью 271 го­да рим­ский им­пе­ра­тор Ав­ре­ли­ан на­чал про­тив Зе­но­бии во­ен­ные дей­ст­вия. Они раз­вер­ну­лись преж­де все­го в Егип­те. Так как паль­мир­ское гос­под­ст­во не поль­зо­ва­лось осо­бой по­пу­ляр­ностью, Ав­ре­ли­ан по­бе­дил быст­ро. Он вер­нул все го­ро­да, по­ко­рен­ные Паль­ми­рой, и без осо­бых труд­нос­тей до­шел до Си­рии. Пер­сид­ский царь, ожес­то­чен­ный враг Ри­ма, к это­му вре­ме­ни по­ста­рел и не смог по­мочь им­пе­рат­ри­це, ока­зав­шей­ся в тя­же­лом по­ло­же­нии. Ав­ре­ли­ан пе­ре­шел Оронт и вы­иг­рал два ре­ши­тель­ных сра­же­ния (в Ан­тио­хи и Хом­се). Вой­ска Зе­но­бии бе­жа­ли в Паль­ми­ру, най­дя убе­жи­ще за ее мо­гу­чи­ми сте­на­ми. Го­род был осаж­ден. Ночью Зе­но­бия бе­жа­ла из го­ро­да на верб­лю­де, пы­та­ясь до­брать­ся до Пер­сии и до­бить­ся по­мо­щи быв­ше­го со­юз­ни­ка, но бы­ла схва­че­на. Паль­ми­ра сда­лась. Зе­но­бия сле­до­ва­ла в ка­чест­ве плен­ни­цы за ко­лес­ни­цей Ав­ре­ли­а­на в про­цес­сии три­ум­фа. В Хом­се бы­ли каз­не­ны со­вет­ни­ки Зе­но­бии, сре­ди ко­то­рых был и Кас­сий Лон­гин, фи­ло­соф и ора­тор, гла­ва шко­лы не­оп­ла­то­ни­ков и при­бли­жен­ный Зе­но­бии.

Ед­ва по­бе­ди­тель Ав­ре­ли­ан до­стиг Ев­ро­пы, как Паль­ми­ра вос­ста­ла, рим­ский гар­ни­зон во гла­ве с гу­бер­на­то­ром был пе­ре­бит. Ав­ре­ли­ан вы­нуж­ден был вер­нуть­ся, след­ст­ви­ем че­го яви­лось раз­граб­ле­ние го­ро­да и раз­ру­ше­ние его стен. При Ди­ок­ле­ти­а­не сте­ны бы­ли вос­ста­нов­ле­ны, а при Юс­ти­ни­а­не по­яви­лось зна­чи­тель­ное ко­ли­чест­во но­вых со­ору­же­ний. Од­на­ко в борь­бе про­тив Ри­ма Паль­ми­ра по­те­ря­ла бы­лую сла­ву.

Ара­бы за­ня­ли Паль­ми­ру (Там­дор) в 643 го­ду. Воз­вра­ща­ясь из Ира­ка пос­ле по­бе­ды на ре­ке Яр­мук, зна­ме­ни­тый пол­ко­во­дец Ха­лед ибн аль-Ва­лид оса­дил и взял го­род. В 745 го­ду го­род вос­стал про­тив ди­нас­тии Омей­я­дов. Мер­ван II, по­след­ний омей­яд­ский ха­лиф, раз­ру­шил все укреп­ле­ния Паль­ми­ры. Пос­ле пе­ре­не­се­ния цент­ра ха­ли­фа­та из Да­мас­ка в Баг­дад (на­ча­ло прав­ле­ния Аб­ба­си­дов) Паль­ми­ра пе­ре­жи­ла еще один пе­ри­од упад­ка. В на­ча­ле X сто­ле­тия го­род был силь­но раз­ру­шен зем­ле­тря­се­ни­ем.

В на­ча­ле XII ве­ка вли­я­ние Паль­ми­ры сно­ва уси­ли­ва­ет­ся. В кон­це это­го ве­ка он был при­со­еди­нен к эми­ра­ту Хом­са. В 1177 го­ду храм Ба­ла (па­мят­ник II-III ве­ков) был пре­вра­щен в укреп­лен­ную кре­по­сть, о чем го­во­рит над­пись на во­ро­тах. За­тем бы­ла вос­ста­нов­ле­на юж­ная сте­на го­ро­да. Во­круг не­го один за дру­гим вы­рас­та­ли араб­ские зам­ки. Но го­род вновь те­ря­ет свое зна­че­ние пос­ле втор­же­ния Ти­му­ра и па­де­ния круп­ных се­вер­ных го­ро­дов Ев­ф­ра­та, ко­то­рые бы­ли свя­за­ны с ней тор­го­вы­ми от­но­ше­ни­я­ми. Зем­ле­тря­се­ние и на­бе­ги бе­ду­и­нов за­вер­ша­ют де­ло его раз­ру­ше­ния и опус­то­ше­ния, так что но­вое зна­ком­ст­во с Паль­ми­рой (уже с ее раз­ва­ли­на­ми) про­ис­хо­дит толь­ко в XVII-XVIII ве­ках.



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.