Крак де Шевалье

Си­рия – един­ст­вен­ная стра­на на Вос­то­ке, ко­то­рая со­хра­ни­ла зам­ки крес­то­нос­цев. Они воз­вы­ша­ют­ся на по­бе­режье и го­рах, пред­став­ляя свое­об­раз­ную ар­хи­тек­ту­ру, яв­ля­ясь па­мят­ни­ка­ми да­ле­ко­го тре­вож­но­го вре­ме­ни битв и ре­ли­ги­оз­но­го фа­на­тиз­ма зна­ме­ни­тых крес­то­вых по­хо­дов.

Крак де Ше­валье – един­ст­вен­ный в Си­рии рес­тав­ри­ро­ван­ный за­мок крес­то­нос­цев. Сто­ит он на ожив­лен­ной ма­гист­ра­ли, в 25 ки­ло­мет­рах от до­ро­ги Ла­та­кия–Хомс. Ци­та­дель воз­вы­ша­ет­ся на го­ре, с ко­то­рой от­кры­ва­ет­ся вид на боль­шое прост­ран­ст­во вплоть до мо­ря. Мес­то бы­ло тща­тель­но вы­бра­но древ­ни­ми ар­хи­тек­то­ра­ми. С верх­ней пло­щад­ки мож­но ви­деть лю­бое дви­же­ние по до­ро­ге Три­по­ли–Хомс и хо­ро­шо про­смат­ри­ва­ет­ся до­ли­на Бе­ка в Ли­ва­не. С каж­дой баш­ни кре­пос­ти от­кры­ва­ет­ся ши­ро­кая па­но­ра­ма ти­пич­но си­рий­ско­го пей­за­жа. Кре­по­сть, как и мно­гие дру­гие, пред­став­ля­ет со­бой сме­ше­ние сти­лей и вку­сов  раз­ных эпох. Ис­то­ри­ки го­во­рят, что ког­да-то она на­зы­ва­лась Кре­по­стью кур­дов. Араб­ский эмир Хом­са в 1031 го­ду со­здал здесь курд­ский во­ен­ный по­ст, ко­то­рый сле­дил за до­ро­гой в Три­по­ли. Бо­лее да­ле­кие све­де­ния о кре­пос­ти от­но­сят­ся ко вре­ме­ни древ­не­го го­ро­да Шаб­ту­на, упо­ми­на­е­мо­го в еги­пет­ских текс­тах. О нем на­по­ми­на­ет гор­ный ру­чей На­хр аш-Шаб­тах, ко­то­рый бе­рет свое на­ча­ло не­да­ле­ко от кре­пос­ти. Как утверж­да­ют древ­ние тек­с­ты, го­род был ос­но­ван ве­ли­ки­ми древ­не­еги­пет­ски­ми за­во­е­ва­те­ля­ми – фа­ра­о­на­ми XVIII ди­нас­тии и пе­ре­жил пе­ри­од рас­цве­та при Рам­зе­се II. Но ни­ка­ких фак­ти­чес­ких сле­дов тех да­ле­ких вре­мен не ос­та­лось.

Крес­то­нос­цы при­бы­ли сю­да в 1110 го­ду и, оце­нив по до­сто­ин­ст­ву мес­то­на­хож­де­ние ста­рой кре­пос­ти, при­сту­пи­ли к стро­и­тель­ст­ву но­вой. Об­ос­но­вав­ши­е­ся здесь ры­ца­ри ор­де­на гос­пи­таль­е­ров вы­дер­жа­ли на­тиск вой­ск курд­ско­го эми­ра Нур-ад-Ди­на, за­тем оса­ду его зна­ме­ни­то­го пле­мян­ни­ка Са­лах-ад-Ди­на. Кре­по­сть бы­ла не­уяз­ви­ма. В XIII ве­ке она име­ла тот за­вер­шен­ный вид, в ка­ком пред­ста­ет сей­час пе­ред ту­рис­та­ми. Со вре­ме­нем ино­зем­ные за­во­е­ва­те­ли  на­ча­ли тер­петь на тер­ри­то­рии Си­рии од­но по­ра­же­ние за дру­гим. Кре­по­сть под­верг­лась не­од­но­крат­ным оса­дам и в 1271 го­ду ка­пи­ту­ли­ро­ва­ла под на­тис­ком вой­ск сул­та­на Бей­бар­са. В бо­лее позд­нее вре­мя она слу­жи­ла опло­том му­суль­ман в борь­бе про­тив по­пы­ток крес­то­нос­цев взять ре­ванш.

Каж­дое из зда­ний кре­пос­ти весь­ма свое­об­раз­но по сво­ей ар­хи­тек­ту­ре, ин­терь­е­ру, по той ро­ли, ко­то­рую оно иг­ра­ло в жиз­ни ры­ца­рей. Ча­сов­ня 12 ве­ка со стрель­ча­ты­ми ок­на­ми – ха­рак­тер­ная ба­зи­ли­ка за­пад­но­ев­ро­пей­ско­го ти­па и не на­по­ми­на­ет ви­зан­тий­ские церк­ви, час­то встре­ча­ю­щи­е­ся в Си­рии. При рес­тав­ра­ци­он­ных ра­бот здесь бы­ла най­де­на фрес­ка с изо­бра­же­ни­ем Бо­го­ро­ди­цы и Иису­са. К ней об­ра­ща­ли свой взор ры­ца­ри, мо­ля о за­щи­те и по­кро­ви­тель­ст­ве.

За ис­клю­че­ни­ем фрес­ки, един­ст­вен­но­го яр­ко­го пят­на, ин­терь­ер ча­сов­ни сдер­жан и скуп. Он от­ра­жа­ет ат­мо­сфе­ру жиз­ни в кре­пос­ти. Ка­мен­ные баш­ни кре­пос­ти скры­ва­ют не­ма­ло не­раз­га­дан­ных тайн. Од­на из этих ба­шен на­зва­на ара­ба­ми «баш­ней до­че­ри ко­ро­ля». У ос­но­ва­ния она име­ла по­тай­ную дверь. Дру­гая по­тай­ная дверь ве­ла от цент­раль­ной баш­ни ко рву. За­лы с мас­сив­ны­ми под­пи­ра­ю­щи­ми стол­ба­ми сме­ня­ют­ся свод­ча­тым за­лом, где сто­ит ог­ром­ная печь для вы­печ­ки хле­ба. На мно­го­чис­лен­ных эта­жах ба­шен мас­са склад­ских и жи­лых по­ме­ще­ний.

На внут­рен­нем дво­ре кре­пос­ти, за­рос­шем тра­вой, в ог­ром­ных цис­тер­нах – во­да. Кс­та­ти, эти цис­тер­ны – уни­каль­ные со­ору­же­ния как по раз­ме­рам, так и по ха­рак­те­ру ар­хи­тек­ту­ры.

Крак де Ше­валье да­ет пол­ное пред­став­ле­ние об осо­бен­нос­тях свое­об­раз­ной, по­сте­пен­но ис­че­за­ю­щей ар­хи­тек­ту­ры. Но чем жи­ли, что лю­би­ли и чем увле­ка­лись оби­та­те­ли по­доб­ных зам­ков? Ас­ке­ти­чес­кий быт кре­пос­ти од­но­об­ра­зие  этой жиз­ни, по­сто­ян­ная тос­ка по ро­ди­не вы­ра­зи­лись в по­э­зии, лишь не­мно­гие ко­то­ро­го до­шли до на­ше­го вре­ме­ни. Где-то в Ев­ро­пе ос­та­ва­лась Пре­крас­ная Да­ма – пред­мет люб­ви и бес­ко­неч­но­го по­кло­не­ния. В ду­ше ры­ца­ря бо­ро­лись страсть и чув­ст­во дол­га, на­шед­шие вы­ра­же­ние в зна­ме­ни­той «Пес­не о крес­то­вом по­хо­де» Ка­но­на де Ба­тю­на, не­по­сред­ст­вен­но­го участ­ни­ка двух по­хо­дов:

Увы, Лю­бовь, за­чем ты мне ве­ле­ла

В по­след­ний раз пе­ре­сту­пить по­рог

Пре­крас­ней­шей, ко­то­рая уме­ла

Так мно­го лет дер­жать ме­ня у ног!

И вот на­стал раз­лу­ки на­шей срок…

Что го­во­рю? Ухо­дит толь­ко те­ло,

Его при­звал к се­бе на служ­бу бог,

А серд­це ей при­над­ле­жит все­це­ло.

Скор­бя о ней ду­шой оси­ро­те­лой,

В свя­тую зем­лю еду на Вос­ток…



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.