Четверг, Июнь 29


Древний Ирак

Со­вре­мен­ное на­зва­ние стра­ны, тер­ри­то­рия ко­то­рой при­бли­зи­тель­но со­впа­да­ет с тер­ри­то­ри­ей древ­ней Ва­ви­ло­нии и Ас­си­рии, — Ирак. Это на­зва­ние вос­крес­ло не­сколь­ко лет на­зад, вос­крес­ло по­то­му, что его ни­как не на­зо­вешь но­вым. В пе­ре­во­де оно озна­ча­ет «по­бе­режье», «при­бреж­ная стра­на», и, если иметь вви­ду бе­ре­га рек, «омы­ва­ю­щих» эту стра­ну, та­кое на­зва­ние под­хо­дит как не­льзя луч­ше.

Гра­ни­цей Ира­ка на вос­то­ке слу­жит гор­ная цепь, от­де­ля­ю­щая его от Ира­на, или Пер­сии; на се­ве­ре ряд кря­жей от­де­ля­ет Ирак от Ар­ме­нии и Ма­лой Азии. К за­па­ду и югу ле­жат сте­пи и пу­с­ты­ни. Та­ким об­ра­зом, Ирак хо­ро­шо изо­ли­ро­ван от со­сед­них стран. Зем­ля здесь пло­до­род­ная, впол­не при­год­ная для зем­ле­де­лия, точ­но спе­ци­аль­но бы­ла со­зда­на, что­бы стать ко­лы­белью ве­ли­кой ци­ви­ли­за­ции.

В древ­нос­ти ка­ра­ва­ны, от­прав­ля­ю­щи­е­ся в Си­рию и Па­лес­ти­ну, долж­ны бы­ли пре­одо­леть бо­лее 500 миль по без­вод­ной пу­с­ты­не. Путь был труд­ным и опас­ным; иног­да при­хо­ди­лось из­би­рать околь­ный марш­рут и ид­ти вдоль под­но­жия гор на се­ве­ре, где бы­ла во­да. Ко­неч­но, се­год­ня усло­вия из­ме­ни­лись. Че­рез пу­с­ты­ню из Да­мас­ка в Баг­дад мож­но про­ехать на ав­то­мо­би­ле ча­сов за пят­над­цать. А если вы­ле­теть на са­мо­ле­те ра­но ут­ром из Ка­и­ра, то мож­но обе­дать в Баг­да­де!

По­че­му же на­зва­ние Ирак так под­хо­дит этой стра­не? Весь­ма ба­на­ль­ное из­ре­че­ние гла­сит, что без Ни­ла не бы­ло бы Егип­та; пе­ри­о­ди­чес­кие раз­ли­вы ре­ки при­но­сят пло­до­ро­дие ее при­бреж­ным по­лям. В еще боль­шей ме­ре по­доб­ное утверж­де­ние от­но­сит­ся к Ира­ку. В то вре­мя как зем­ля Егип­та, за ис­клю­че­ни­ем час­ти Дель­ты су­щест­во­ва­ла бы и без Ни­ла – прав­да, столь же пу­с­тын­ная, как Са­ха­ра, — боль­шей час­ти Ира­ка во­об­ще не бы­ло бы, не будь двух ве­ли­ких рек, Тиг­ра и Ев­ф­ра­та. Зна­чи­тель­ная часть стра­ны об­ра­зо­ва­лась из на­но­сов, при­не­сен­ных эти­ми ре­ка­ми с се­вер­ных гор. Про­цесс от­ло­же­ния на­но­сов и при­ра­ще­ния зем­ли на­чал­ся с не­за­па­мят­ных вре­мен и про­дол­жа­ет­ся по сей день. В древ­нос­ти у каж­дой ре­ки бы­ло свое рус­ло, нос тех пор как в ниж­нем те­че­нии ре­ки сли­лись в од­ну, бы­ло на­мы­то столь­ко от­ло­же­ний, что по­бе­режье за­ли­ва ушло на 90 миль от ме­с­та их сли­я­ния. Древ­ние го­ро­да, не­ког­да сто­яв­шие на бе­ре­гу мо­ря, ока­за­лись те­перь до­воль­но да­ле­ко от не­го; но­во­об­ра­зо­ван­ная часть стра­ны, по­явив­ша­я­ся уже пос­ле па­де­ния ве­ли­ких ци­ви­ли­за­ций, ес­тест­вен­но, не хра­нит ни­ка­ких сле­дов древ­ней жиз­ни: ни че­реп­ка, ни об­лом­ка таб­лич­ки.

Боль­шая часть стра­ны, об­ра­зо­ван­ная от­ло­же­ни­я­ми ре­ки, со­вер­шен­но плос­кая. Так как ре­ки не бы­ли стес­не­ны го­ра­ми или дам­ба­ми, то во вре­мя раз­ли­вов они час­то ме­ня­ли свои рус­ла и про­кла­ды­ва­ли се­бе путь ле­вее или пра­вее преж­не­го те­че­ния. Это так­же со­дей­ст­во­ва­ло вы­рав­ни­ва­нию по­верх­нос­ти. От­ло­же­ния рек пред­став­ля­ли со­бой пре­вос­ход­ную поч­ву для об­ра­бот­ки, по­это­му с древ­ней­шей эпо­хи по­се­ле­ния лю­дей рас­по­ла­га­лись вдоль рек, осо­бен­но там, где пе­ри­о­ди­чес­кие раз­ли­вы удоб­ря­ли по­ля, по­доб­но Ни­лу, удоб­ряв­ше­му поч­ву Егип­та.

Древ­ние ва­ви­ло­ня­не вско­ре од­на­ко по­ня­ли, что во­все не обя­за­тель­но ждать раз­ли­вов и ста­вить свое бу­ду­щее в за­ви­си­мость от кап­ри­зов рек. Они на­учи­лись управ­лять во­дой в со­от­вет­ст­вии со сво­и­ми нуж­да­ми. Бы­ли про­ры­ты боль­шие ка­на­лы, ко­то­рые свя­зы­ва­ли обе ре­ки и их важ­ней­шие при­то­ки. От боль­шо­го ка­на­ла от­хо­ди­ли ка­на­лы по­мень­ше, по ко­то­рым во­да по­сту­па­ла ту­да, где ее жда­ли, а от них уже – не­боль­шие ир­ри­га­ци­он­ные ка­на­вы, по­кры­вав­шие всю стра­ну па­у­ти­ной из ру­чей­ков. Все это не толь­ко по­мо­га­ло на­ибо­лее це­ле­со­об­раз­но рас­пре­де­лять во­ду, но и умень­ша­ло опас­ность раз­ру­ши­тель­ных на­вод­не­ний. Тигр и Ев­ф­рат со­зда­ли эту стра­ну; те­перь же им пред­сто­я­ло сде­лать зем­лю пло­до­род­ной.

Рытье боль­ших ка­на­лов тре­бо­ва­ло ог­ром­но­го чис­ла лю­дей и бы­ло очень до­ро­гос­то­я­щим пред­при­я­ти­ем, ко­то­рое обыч­но осу­щест­вля­лось пра­ви­тель­ст­вом, т.е. ца­ря­ми. Мо­нар­хи по­хва­ля­лись сво­и­ми добры­ми де­ла­ми, и ка­на­лы счи­та­лись веч­ны­ми па­мят­ни­ка­ми оте­чес­кой за­бо­ты о лю­дях и муд­рос­ти пра­ви­те­ля, про­вед­ше­го их. На са­мом де­ле стро­и­те­лем был бед­ный люд, обя­зан­ный лич­но участ­во­вать в стро­и­тель­ст­ве ли­бо пла­тить на­ло­ги. Точ­но так в на­ши дни про­ис­хо­дит стро­и­тель­ст­во со­вре­мен­ных ав­то­ма­гист­ра­лей или ги­гант­ских пло­тин – честь со­зда­ния при­пи­сы­ва­ет­ся од­но­му че­ло­ве­ку, но счет опла­чи­ва­ют на­ло­гоп­ла­тель­щи­ки.

О ка­на­лах, как и о со­вре­мен­ных ав­то­ма­гист­ра­лях, при­хо­ди­лось все вре­мя за­бо­тить­ся. Ар­те­ли ра­бо­чих по­сто­ян­но про­чи­ща­ли их. На­мест­ни­ки про­вин­ций или чи­нов­ни­ки вы­со­ко­го ран­га не­сли лич­ную от­вет­ст­вен­ность за под­дер­жа­ние ир­ри­га­ци­он­ной сис­те­мы в по­ряд­ке. Вто­ро­сте­пен­ные ка­на­лы на­хо­ди­лись под на­блю­де­ни­ем мест­ных влас­тей, а за­бо­та о мел­ких ка­на­лах ле­жа­ла на зем­лев­ла­дель­цах, че­рез чьи зем­ли они про­хо­ди­ли. Если в ре­зуль­та­те про­ры­ва про­ис­хо­ди­ла по­те­ря во­ды или стра­да­ли со­сед­ние по­ля, хо­зя­ин участ­ка нес за это от­вет­ст­вен­ность: он дол­жен был воз­мес­тить все убыт­ки, по­не­сен­ные из-за его не­бреж­нос­ти.

Круп­ные го­ро­да сто­я­ли ли­бо на бе­ре­гу ре­ки или ее при­то­ка, ли­бо вб­ли­зи боль­ших ка­на­лов, по ко­то­рым мог­ли хо­дить не­боль­шие су­да с гру­за­ми. Ка­на­лы, та­ким об­ра­зом, име­ли трой­ное на­зна­че­ние: по ним рас­пре­де­ли­лась во­да, они обес­пе­чи­ва­ли уро­жай и слу­жи­ли тор­го­вы­ми пу­тя­ми.   



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.