Багдад – величественная столица Аббасидского Халифата

С приходом Аббасидов к власти в 750 году отмечается расцвет мусульманских городов. Новая династия стояла перед выбором новой столицы Халифата. Выход был найден в строительстве новой резиденции в центре важнейшей провинции – Месопотамии. В отличие от Куфы и Басры она была заложена посреди орошаемых земель недалеко от запустевшей столицы Сасанидов.

Создание новой столицы, Багдада, должно было не только обеспечить Аббасидам удобство и безопасность, но и продемонстрировать их могущество, затмить славу предшественников. Поэтому с расходами не считались. Для строительства было собрано множество народа, чуть ли не 100 000 человек. На строительство было израсходовано 4 000 833 дирхема и 1 000 000 000 фельсов.

Город, заложенный халифом ал-Мансуром, был круглым в плане и состоял из двух основных частей: собственно резиденции в центре города и охватывающих ее кольцом торгово-ремесленных кварталов, расположенных между внешней стеной города и стеной, защищавшей резиденцию. Перед мощной внешней стеной высотой около 20 м лежал глубокий и широкий ров. Внутрь города вели четверо ворот, повторенных во внутренней стене, и каждая пара ворот соединялась сводчатой галереей с помещениями для стражи, из которой в обе стороны можно было выйти на центральную торговую улицу. Диаметр центральной части города был 2 км.

Город ал-Мансура стал зародышем будущей гигантской столицы. В отличие от резиденций Омейядов Багдад стал быстро разрастаться. Во-первых, он был расположен в центре густонаселенной страны, во-вторых, в нем стояла большая армия, а в-третьих, Аббасиды в большей степени, чем их предшественники, сконцентрировали в своих руках огромные налоговые поступления со всей страны. Десятки миллионов дирхемов, которые превращались в жалованье высшего чиновничества и армии, в значительной части расходовались здесь же, привлекая торговцев и ремесленников или превращаясь в поместья и постройки.

Багдад был поистине интернациональным городом. В составе тридцатитысячной армии ал-Мансура, поселившейся в городе, были отряды из всех областей Ирана и Средней Азии, на которые опирались Аббасиды в борьбе против своих соперников; строители Багдада, видимо частично оставшиеся в городе после постройки, представляли все страны Ближнего Востока: местное население, говорившее и по-персидски, и по-арамейски, было перемешано с арабами Куфы, Басры и Васита. В этом вавилонском столпотворении арабский язык служил посредником, но и сам набирался иноязычной лексики, чужих конструкций фраз и фонетики. Тот народ, который в конце концов образовался в результате смешения арабов и «набатеев», согдийцев и славян, тюрков и греков, негров и армян, мог определить себя только по религии и языку. В Багдаде VIII-IX вв. в большей мере, чем где-либо, рождалась новая арабская национальность, языком генетически связанная с арабами Аравийского полуострова.

Багдад представлял собой уникальное явление не только как центр сложения арабской культуры, но и вообще как крупнейший городской центр своего времени. К середине IX в. Багдад раскинулся на обоих берегах Тигра на площади около 4000 га, оставив в этом отношении позади себя и Константинополь (1400 га), и Рим (1366 га). За сто лет он в 5-6 раз превзошел первоначальное ядро круглого города.

Значение Багдада было столь велико, что о нем в средние века даже вышел научный труд «История Багдада» Хатиба ал-Багдади, занимающая в печатном виде 14 томов.

По материалам: Очерки истории арабской культуры V-VX вв. М., «Наука», 1982.

comments powered by HyperComments