Понедельник, Июнь 26


Рассказы Абуль-Фараджа

Пи­са­тель и уче­ный Г.Ю. Бар-Эб­рая (1226-1286) из­вес­тен в араб­ской ли­те­ра­ту­ре как Абуль-Фа­радж. Он ав­тор 30 книг по раз­лич­ным от­рас­лям че­ло­ве­чес­ких зна­ний. Но осо­бен­но уче­ный зна­ме­нит сво­и­ми смеш­ны­ми рас­ска­за­ми, на­пи­сан­ны­ми по раз­ным слу­ча­ям жиз­ни, звав­ши­ми лю­дей к добру и друж­бе.

Маф­ри­ан – пер­во­свя­щен­ник ас­си­рий­ской яко­вит­ской церк­ви и врач, Бар-Эб­рая был ве­ли­ко­леп­ным пси­хо­ло­гом, тон­ко раз­би­рав­шим­ся  в че­ло­ве­чес­ких ха­рак­те­рах, в ню­ан­сах че­ло­ве­чес­ких от­но­ше­ний. Его по­ло­же­ние в церк­ви тре­бо­ва­ло от не­го по­сто­ян­ных разъ­ез­дов по епар­хи­ям, он час­то на­хо­дил­ся в пу­ти. От­сю­да его мно­го­чис­лен­ные зна­ком­ст­ва с кресть­я­на­ми, ре­мес­лен­ни­ка­ми, куп­ца­ми, ка­ра­ван­щи­ка­ми, пред­ста­ви­те­ля­ми раз­ных на­ро­дов и ре­ли­гий. У них Г. Бар-Эб­рая чер­пал па­лит­ру сво­их рас­ска­зов и од­нов­ре­мен­но лю­бовь к сво­им ге­ро­ям, от­сю­да и точ­ное вос­про­из­ве­де­ние  им раз­лич­ных жиз­нен­ных про­цес­сов. Сре­ди его пер­со­на­жей его рас­ска­зов – ак­те­ры, фи­ло­со­фы, ора­то­ры, ре­мес­лен­ни­ки, свя­щен­ни­ки и т.д. Осо­бен­но он лю­бил фи­ло­со­фов, учи­те­лей, лю­дей, про­све­ща­ю­щих на­род, ко­то­рые учат  его к добру и муд­рос­ти. Для чи­та­те­ля не­ожи­дан­ны в его прит­чах осуж­де­ние и кри­ти­ка пред­ста­ви­те­лей сво­е­го кла­на: мо­на­хов и ас­ке­тов.

***

Од­на жен­щи­на, уви­дев, что Со­кра­та ве­дут на казнь, за­пла­ка­ла: «Го­ре мне! Те­бя хо­тят каз­нить, хо­тя за то­бой нет ни­ка­кой ви­ны!» Со­крат отве­чал: «О глу­пая жен­щи­на! Не­уже­ли ты хо­те­ла бы, что­бы я со­вер­шил пре­ступ­ле­ние и ме­ня каз­ни­ли за де­ло?»

***

У од­но­го фи­ло­со­фа бы­ла дочь. К ней при­шли сва­тать­ся двое: один был бед­ный, дру­гой – бо­га­тый. Фи­ло­соф ска­зал бо­га­то­му: «Я не от­дам за те­бя свою дочь» и вы­дал ее за бед­ня­ка. Ког­да его спро­си­ли, по­че­му он так по­сту­пил, он от­ве­тил: «Бо­гач глуп, и я бо­юсь, что он обед­не­ет. Бед­няк же умен, и я уве­рен, что он до­стиг­нет  бо­гат­ст­ва и бла­го­по­лу­чия».

***

Фи­ло­со­фа спро­си­ли: !Что мо­жет ос­част­ли­вить сра­зу мно­гих лю­дей?» Тот  от­ве­тил: «Смерть пло­хо­го пра­ви­те­ля».  Дру­го­го фи­ло­со­фа спро­си­ли: «Чем ты от­ли­ча­ешь­ся от ца­ря?» Тот от­ве­тил: «Царь – раб сво­их страс­тей, я же – их хо­зя­ин».

***

Арис­то­тель ска­зал: «Муд­рец со­гла­сит­ся с дру­гим муд­ре­цом, но глу­пец не со­гла­сит­ся ни с муд­ре­цом, ни с глу­пым. Ибо все точ­ки пря­мой ли­нии при на­ло­же­нии на дру­гую пря­мую с ней со­впа­да­ют, а точ­ки кри­вой ли­нии не со­впа­да­ют ни с точ­ка­ми пря­мой, ни с точ­ка­ми дру­гой кри­вой».

***

Дио­ген уви­дел, как сын жен­щи­ны  лег­ко­го по­ве­де­ния бро­сал кам­ни в лю­дей, и ска­зал ему: «Не бро­сай кам­ни, ведь ты мо­жешь по­пасть в сво­е­го от­ца, не ве­дая об этом».

***

Один фи­ло­соф уви­дел жен­щи­ну в те­ат­ре и ска­зал: «Ты при­шла не для то­го, что­бы смот­реть, а что­бы на те­бя по­смот­ре­ли».

***

Алек­сан­др Ве­ли­кий за­ме­тил как сре­ди сол­дат сво­ей ар­мии че­ло­ве­ка, ко­то­рый всег­да убе­гал с по­ля боя. Узнав, что то­го то­же зо­вут Алек­сан­дром, он ска­зал ему: «Или будь храб­рым в сра­же­ни­ях, или пе­ре­ме­ни имя, что­бы ме­ня с то­бой не пу­та­ли».

***

Арис­то­те­ля спро­си­ли: «По­че­му у за­вист­ни­ков ли­ца та­кие пе­чаль­ные и уг­рю­мые?» Он от­ве­тил: «По­то­му, что их угне­та­ет не толь­ко собст­вен­ная зло­ба, но и добро­де­тель дру­гих».

***

Один фи­ло­соф ска­зал: «Са­мое уди­ви­тель­ное в че­ло­ве­ке то, что он пе­ча­лит­ся об утра­чен­ном бо­гат­ст­ве,  а что про­хо­дит жизнь, он не огор­ча­ет­ся».

***

Царь спро­сил Дио­ге­на: «Где твое бо­гат­ст­во?» Дио­ген ука­зал на сво­их уче­ни­ков и ска­зал: «В них». Он имел в ви­ду муд­рость, ко­то­рую им пе­ре­дал.

***

Арис­то­те­ля спро­си­ли: «Чем ты луч­ше дру­гих?» И он от­ве­тил: «Дру­гие жи­вут, что­бы есть, я же ем, что­бы жить».

***

Один пра­ви­тель ска­зал сво­е­му сы­ну: «Укреп­ляй свое цар­ст­во спра­вед­ли­востью, ибо это – сте­на, ко­то­рую не­льзя раз­ру­шить».

***

Один муд­рец ска­зал: «Есть чет­ве­ро, за ко­то­ры­ми не стыд­но, уха­жи­вать. Это пра­ви­тель, ре­бе­нок, до­ро­га и жи­вот­ное».

***

Один муд­рец ска­зал: «Обе­ре­гай сво­их жен от му­зы­ки и пе­ния. Ибо они под­ры­ва­ют це­ло­муд­рие, воз­буж­да­ют страсть, по­ощ­ря­ют к рас­пут­ст­ву и пьянст­ву, а это ху­же, чем ви­но».

***

Один ви­зан­тий­ский им­пе­ра­тор на­пи­сал пись­мо араб­ско­му пра­ви­те­лю, пол­ное угроз. Араб­ский пра­ви­тель от­ве­тил ему: «Наш пол­ный от­вет на твое пись­мо ты не про­чтешь, а по­чувст­ву­ешь, ког­да мы са­ми при­дем, что­бы встре­тить­ся с то­бой».

***

Один ас­кет ска­зал: «Га­си пла­мя сво­е­го гне­ва, вспо­ми­ная огонь ада».

***

Один ас­кет, уви­дев пра­ви­те­ля, ко­то­ро­го уси­лен­но охра­ня­ли те­лох­ра­ни­те­ли, ска­зал: «Если бы он не сде­лал лю­дям ни­че­го пло­хо­го, он бы их не бо­ял­ся».

***

Од­но­го ас­ке­та спро­си­ли: «Как ты мо­жешь вы­но­сить по­сто­ян­ное оди­но­чест­во?» И от­ве­тил он: «Я не один, ведь я по­сто­ян­но бе­се­дую с гос­по­ди­ном сво­е­го су­ще­го. И ког­да я хо­чу, что­бы он по­го­во­рил со мной, то чи­таю Свя­щен­ное Пи­са­ние. А ког­да я хо­чу по­го­во­рить с ним, то мо­люсь».

***

Один ас­кет обыч­но го­во­рил: «Бой­тесь Все­выш­не­го, ибо он об­ла­да­ет властью над ва­ми. Ина­че вам бу­дет стыд­но пе­ред Ним. Ведь он по­сто­ян­но сле­дит за ва­ми, по­зна­вая ва­ши де­я­ния».

***

Дру­гой ас­кет по­сто­ян­но го­во­рил: «Тво­ри добро, да­бы не слу­чи­лось с то­бой то, что слу­чи­лось с тво­им угне­та­те­лем».

***

Один вор про­брал­ся ночью в жи­ли­ще ас­ке­та и, не най­дя ни­че­го, ска­зал: « О ас­кет, где же твое иму­щест­во?» И тот  от­ве­тил ему: «Я спря­тал его в до­ме на­вер­ху». Он имел в ви­ду не­бо.



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.