Поэзия Суфии Камал

Су­фия Ка­мал (20.07.1911 – 20.11.1999) – зна­ме­ни­тая бан­гла­деш­ская по­этес­са и об­щест­вен­ный де­я­тель. Она ро­ди­лась в семье, ко­то­рая при­над­ле­жа­ла к му­суль­ман­ской арис­то­кра­тии Бен­га­лии. Отец Су­фии Ка­мал, Са­ийд Аб­дул Ра­би, был очень об­ра­зо­ван, знал де­вять язы­ков. Су­фия вы­рос­ла в бо­га­том по­местье сво­е­го де­да – на­ва­ба Са­ий­да Му­аз­за­ма Ху­сей­на в ат­мо­сфе­ре тра­ди­ци­он­ной куль­ту­ры.

В 13 лет ее вы­да­ли за­муж за дво­ю­род­но­го бра­та, Не­ха­ла Ху­сей­на, че­ло­ве­ка, оче­вид­но, так­же не­за­у­ряд­но­го. Он под­дер­жи­вал стрем­ле­ние же­ны к са­мо­об­ра­зо­ва­нию и по­ощ­рял ее ли­те­ра­тур­ные опы­ты на бен­галь­ском язы­ке.

В 1928 го­ду с раз­ре­ше­ния ма­те­ри, в со­про­вож­де­нии му­жа и в чад­ре,  Су­фия при­шла в гос­ти к Ра­бин­дра­на­ту Та­го­ру. Та­гор бла­го­склон­но при­нял ее и по­да­рил гостье эк­зем­пляр сво­е­го ро­ма­на «Го­ра» с ав­то­гра­фом.

В те го­ды в Каль­кут­те устра­ива­лись раз­вле­ка­тель­ные по­ле­ты на аэро­пла­не, и Су­фия бы­ла пер­вой му­суль­ман­кой, отва­жив­шей­ся сесть в аэро­план. Это со­бы­тие го­ря­чо об­суж­да­лось в бен­галь­ской прес­се.

В 1932 го­ду умер Не­хал Ху­сейн. Род­ст­вен­ни­ки хо­те­ли по-сво­е­му рас­по­ря­дить­ся судь­бой мо­ло­дой вдо­вы, но она с пя­ти­лет­ней до­черью на ру­ках по­ки­ну­ла дом, уеха­ла в Каль­кут­ту и по­сту­пи­ла там  учи­тель­ни­цей в шко­лу. Во вре­мя страш­но­го го­ло­да 1943 го­да Су­фия Ка­мал участ­во­ва­ла в ко­ми­те­тах по­мо­щи го­ло­да­ю­щим. В 1947 го­ду,  ког­да при раз­де­ле Ин­дии воз­ник­ли кро­ва­вые ин­дус­ско-му­суль­ман­ские кон­флик­ты, Су­фия Ка­мал ра­бо­та­ла в ко­ми­те­тах ми­ра, без­ус­пеш­но пы­тав­ших­ся при­ми­рить враж­ду­ю­щих.

Че­рез не­ко­то­рое вре­мя пос­ле раз­де­ла Су­фия Ка­мал вер­ну­лась в Вос­точ­ную Бен­га­лию, став­шую Вос­точ­ным Па­кис­та­ном. Ли­те­ра­тур­ная и об­щест­вен­ная из­вест­ность ее рос­ла. Сти­хот­во­ре­ния Су­фии Ка­мал во­шли в школь­ные про­грам­мы. «Бен­галь­ская Ака­де­мия» в Дак­ке из­бра­ла ее сво­им по­чет­ным чле­ном и в 1961 го­ду на­гра­ди­ла  пре­ми­ей за вы­да­ю­щи­е­ся по­э­ти­чес­кие за­слу­ги. Од­нов­ре­мен­но Су­фия Ка­мал воз­глав­ля­ла ряд жен­ских ор­га­ни­за­ций стра­ны, а так­же не раз  участ­во­ва­ла в меж­ду­на­род­ных пи­са­тель­ских кон­фе­рен­ци­ях. Пра­ви­тель­ст­во Па­кис­та­на в 1961 го­ду на­зна­чи­ло ее чле­ном «Ко­мис­сии по ис­ко­ре­не­нию об­щест­вен­ных зол», а в 1960 го­ду на­гра­ди­ло вы­со­ким ор­де­ном «Там­га-и-им­ти­аз» (Ор­ден от­ли­чия).

        

Не до при­че­сок жен­щи­нам сей­час

Не до при­че­сок жен­щи­нам сей­час.

Они за­бы­ли в этот гроз­ный час

Сурь­му, ру­мя­на и бе­ли­ла –

Их пла­мя смер­ти опа­ли­ло.

Улыб­ки неж­ной боль­ше нет –

Ус­та им за­пе­ча­тал гнев.

Где роб­кий взгляд пуг­ли­вой ла­ни?

Сей­час он жжет, про­нза­ет, ра­нит

Боль­нее ост­ро­го клин­ка.

И силь­ной сде­ла­лась ру­ка,

И серд­це ста­ло как ска­ла –

В нем не­на­висть гнез­до сви­ла.

Нет жен­ской ро­бос­ти в по­ми­не,

На сме­ну ей при­шла отва­га ны­не:

Мстят жен­щи­ны за тех, кто пал в бою,

Мстят па­ла­чам, за боль свою.

Люб­ви на­пе­вы от­зву­ча­ли,

Зву­чит в ду­ше стру­на пе­ча­ли,

Рож­дая но­вые сло­ва:

         Мать-ро­ди­на жи­ва!

         Мы за­щи­тим ее пра­ва!

01.02.1972

Из сбор­ни­ка «На мо­ги­ле мо­их де­тей»

          

 

         От­вет на пись­мо

При­вет те­бе, лю­би­мая сест­ра!

Прос­ти, что мед­ли­ла с от­ве­том.

Уны­лы дни мои и груст­ны ве­че­ра.

Пи­шу, а сле­зы – слов­но семь мо­рей –

те­кут из глаз и свет мне за­стят.

И за ок­ном и на ду­ше не­на­стье.

Вот  так по­рой в по­го­жий день

На зем­лю ля­жет чер­ной ту­чи тень.

Мой муж – его ты пом­нишь, –

Се­год­ня тяж­ко бо­лен, плох.

И доч­ка да­ле­ко, и ма­мы не­ту ря­дом.

Все то, что бы­ло счасть­ем, ста­ло ядом.

Не знаю, мо­жет быть, ре­ка все­му ви­ной?..

Как я лю­би­ла в дет­ст­ве…

Наш дом, наш сад – мой рай зем­ной.

А ны­не это страш­ное со­сед­ст­во

На­бух­шей гне­вом, бе­ше­ной во­ды!

По­всю­ду раз­ру­ше­ния сле­ды,

До­ма и до­ро­гие мне мо­ги­лы

Ре­ка не­ис­то­вая по­гло­ти­ла.

Я на раз­ва­ли­ны смот­рю с по­ро­га…

Ме­ня ча­ру­ют эта глушь и наш прос­тор…

До­ждь го­род­ской уныл и сер.

В де­рев­не до­ждь со­всем дру­гое де­ло –

О, этот во­до­пад  с не­бес­ных сфер, бу­шу­ю­щий, гри­ва­с­тый, огол­те­лый!

И та­нец ярост­ный вол­ны се­дой – во­да сли­ва­ет­ся с во­дой,

И не пой­мешь, где  не­бо, где ре­ка.

По­рою гля­нет  луч из­да­ле­ка,

И рис осен­ний, луч­ший друг кресть­ян,

Блес­нет сквозь ли­вень и ту­ман.

По­рою ве­тер по­сту­чит­ся в две­ри,

Рас­ска­жет древ­ние по­верья,

Шеп­нет, что хму­рый день идет к кон­цу…

А я стою, и ли­вень хле­щет по ли­цу,

И не­ве­со­мым де­ла­ет­ся те­ло, и пах­нет сы­ростью, тра­вою пре­лой,

И вся зем­ля в во­де по пле­чи,

И даль­ний луг за­реч­ный

За­тя­нут бе­лой мглой…

Ког­да б мог­ла я сде­лать­ся зем­лей,

Ле­жать по­кор­но, тер­пе­ли­во,

Без бо­ли в серд­це слу­шать плач дожд­ли­вый

И твер­до ве­рить, что ког­да-ни­будь

Цве­ты жи­вые мне укра­сят грудь…

… сест­ра, хо­те­лось рас­ска­зать так мно­го,

А я пи­шу о пус­тя­ках,

Но не су­ди за это стро­го –

Ме­ня тре­во­га ду­шит, гло­жет страх.

На не­бе – ту­чи, в серд­це – сту­жа.

И му­жу с каж­дым днем все ху­же…

С то­бой про­ща­юсь я сей­час.

Сест­ра моя, мо­лись за нас! 

Из сбор­ни­ка «Вол­шеб­ные су­мер­ки»

 

 

 

Джа­ми­ля в тюрь­ме

О дочь Ал­жи­ра Джа­ми­ля!

Спа­ла глу­бо­ким сном твоя зем­ля,

а ты ни днем, ни ночью не спа­ла,

                   в тюрь­ме ты не спа­ла –

за­ри за­вет­ной ты жда­ла.

И вот рас­свет прос­тер кры­ла,

по не­бу дрожь вол­ной про­шла,

и чер­ная гус­тая мгла

раз­ве­я­лась как пе­пел, как зо­ла.

Сво­бо­ды фа­кел ты за­жгла,

ли­цом ты сол­неч­но-свет­ла,

те­бя за­ря лу­ча­ми опле­ла,

и лань-лу­на у ног тво­их лег­ла.

Ты от­кли­ки в серд­цах на­шла,

лю­бовь на­ро­да об­ре­ла.

Ты неж­ный тон­кий сте­бель, Джа­ми­ля,

но ло­то­сом – вен­цом стеб­ля –

сей­час сво­бо­да рас­цве­ла,

чис­та и не­за­пят­нан­но бе­ла.

Те­бя тер­за­ли ру­ки зла,

и боль про­нза­ла, как стре­ла,

а ны­не звез­ды – блест­ки хрус­та­ля –

те­бя оде­ли пле­чи, Джа­ми­ля.

Как вы­со­ко ты фа­кел под­ня­ла!

Го­то­вая са­ма сго­реть до­тла,

рас­све­та дол­го ты жда­ла,

ты не спа­ла, ты не спа­ла,

теп­ло и свет сквозь мрак не­сла

и за со­бой на­род зва­ла.

Те­бя бла­го­слов­ля­ет вся зем­ля,

о дочь Ал­жи­ра, Джа­ми­ля!

 

Из сбор­ни­ка «Ди­ван»



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.