Иллюстрация в средневековых арабских книгах

Рас­прост­ра­нен­ным ор­на­мен­том слу­жит ун­ван в на­ча­ле кни­ги, вы­пол­ня­е­мый в крас­ках в по­ло­ви­ну, треть или чет­верть стра­ни­цы; цве­та пре­об­ла­да­ют си­ний, крас­ный, зо­ло­той и зе­ле­ный; фор­ма ун­ва­на – в ви­де ку­по­ла, оваль­но­го, по­лу­круг­ло­го или пря­мо­уголь­но­го. По­ле ун­ва­на де­лит­ся ли­ни­я­ми и ду­га­ми на час­ти, ко­то­рые по-раз­но­му за­кра­ши­ва­ют­ся или остав­ля­ют­ся бе­лы­ми; снаб­жа­ет­ся так­же сим­мет­рич­но рас­по­ло­жен­ны­ми гео­мет­ри­чес­ки­ми или рас­ти­тель­ны­ми узо­ра­ми в раз­ных со­че­та­ни­ях; оно об­рам­ля­ет­ся с че­ты­рех, с трех (без верх­ней) сто­рон или толь­ко с ниж­ней сто­ро­ны. Из­ред­ка ун­ван де­ла­ет­ся в раз­вер­ну­тый лист, т.е. рас­по­ла­га­ет­ся над дву­мя стра­ни­ца­ми, ли­бо же оди­на­ко­вый ун­ван пов­то­ря­ет­ся над пер­вой и вто­рой стра­ни­ца­ми. Со­всем еди­нич­ны слу­чаи, ког­да ун­ван по­яв­ля­ет­ся в се­ре­ди­не ру­ко­пи­си, в на­ча­ле глав, или пред­ва­ря­ет раз­ные со­чи­не­ния, если ру­ко­пись пред­став­ля­ет сбор­ник. На­ко­нец, ун­ван не име­ет над­пи­сей, но иног­да в не­го по­ме­ща­ет­ся на­зва­ние со­чи­не­ния.

В рос­кош­ных за­каз­ных эк­зем­пля­рах по­ми­мо ун­ва­на мо­жет по­явить­ся свое­об­раз­ный экс­либ­рис – укра­шен­ная ми­ни­а­тю­рой, цвет­ны­ми рам­ка­ми и ор­на­мен­том пер­вая стра­ни­ца, на ко­то­рую впи­са­но имя за­каз­чи­ка и вла­дель­ца, а иног­да и имя мас­те­ра-пе­ре­пис­чи­ка с до­бав­ле­ни­ем бла­го­по­же­ла­ний, на­зва­ния со­чи­не­ния и име­ни ав­то­ра. На дру­гой стра­ни­це ему мо­жет про­ти­во­ле­жать укра­шен­ная стра­ни­ца без над­пи­сей.

Ча­ще дру­гих и рос­кош­нее укра­ша­ли ру­ко­пи­си Ко­ра­на; на до­лю ил­люст­ри­ро­ван­ных при­хо­дить­ся не­боль­шой про­цент араб­ских ру­ко­пис­ных книг. Ил­люст­ра­ци­я­ми снаб­жал­ся край­не огра­ни­чен­ный круг со­чи­не­ний. Мож­но на­звать Ма­ка­мы ал-Ха­ри­ри, «Кни­гу пе­сен» Абу-л-Фа­рад­жа ал-Ис­фа­ха­ни, бо­та­ни­ко-ме­ди­цин­ские раз­де­лы не­ко­то­рых на­уч­ных тру­дов, сбор­ни­ки ска­зок, ба­сен и притч, как «Ка­ли­ла и Дим­на» и «Бас­ни Лук­ма­на», тру­ды по во­ен­но­му де­лу мам­люк­ской эпо­хи из Егип­та.

Наибо­лее по­пу­ляр­ные араб­ские кни­ги ли­ше­ны ил­люст­ра­ции. Ка­кие бы жи­вые сце­ны ни опи­сы­ва­ла по­э­зия, их не рас­кры­ва­ли средст­ва­ми жи­во­пи­си. Ис­то­рио­гра­фия оста­ви­ла нам вол­ну­ю­щие опи­са­ния со­бы­тий, за­час­тую по све­жим сле­дам и сви­де­тельст­вам оче­вид­цев, пе­ре­да­вая дра­ма­ти­чес­кие си­ту­а­ции и столк­но­ве­ния ха­рак­те­ров, но ни­кто не по­пы­тал­ся их изоб­ра­зить в кар­ти­нах. Жи­тия про­ро­ков, ас­ке­тов, има­мов и т.п. не да­ют нам ли­ков этих по­чи­та­е­мых пер­со­на­жей (ина­че в позд­них пер­сид­ских ру­ко­пи­сях). Тру­ды бо­го­слов­ские, грам­ма­ти­чес­кие и т.п. по ха­рак­те­ру сво­е­му не нуж­да­лись в ил­люст­ра­ци­ях и, ко­неч­но же, их не име­ли.

Чер­те­жи, схе­мы, кар­ты, таб­ли­цы как изо­бра­же­ния аб­стракт­ные не на­тал­ки­ва­лись на пря­мой за­прет, по­это­му в на­уч­ных кни­гах мы встре­ча­ем их до­воль­но ре­гу­ляр­но, хо­тя из­вест­но, что в бо­го­слов­ских кру­гах их из­бе­га­ли, осуж­да­ли и пре­пят­ст­во­ва­ли их рас­прост­ра­не­нию. И здесь ска­зы­ва­лась об­щая от­ста­лость жи­во­пи­си и ри­со­ва­ния. Араб­ская кар­то­гра­фия зна­чи­тель­но усту­па­ла в точ­нос­ти прак­ти­чес­ким опи­са­ни­ям араб­ски­ми гео­гра­фа­ми и пу­те­шест­вен­ни­ка­ми зем­ной по­верх­нос­ти, марш­ру­тов тор­го­вых пу­тей, то­по­гра­фий го­ро­дов и се­ле­ний, вза­и­мо­рас­по­ло­же­ния гор, рек, рав­нин, озер, мо­рей, пу­с­тынь и т.д. Звезд­ные кар­ты ал-Бат­та­ни и Аб­дар-рах­ма­на ас-Су­фи весь­ма об­сто­я­тель­ны и точ­ны, а схе­ма­ти­чес­кие изо­бра­же­ния зна­ков зо­ди­а­ка при­ми­тив­ны. Гео­мет­ри­чес­кие чер­те­жи де­ла­ли весь­ма ис­кус­но, но да­же не все ма­те­ма­ти­чес­кие тру­ды ил­люст­ри­ро­ва­лись ими в до­ста­точ­ной ме­ре; прак­ти­чес­кие рас­че­ты мно­гих за­ме­ча­тель­ных ар­хи­тек­тур­ных и ин­же­нер­ных со­ору­же­ний ни­ког­да не по­па­да­ли на стра­ни­цы книг.

Мас­те­ра-ре­мес­лен­ни­ки вы­леп­ля­ли при­чуд­ли­вых форм по­су­ду, вы­ре­за­ли, вы­те­сы­ва­ли и вы­та­чи­ва­ли мно­жест­во раз­но­об­раз­ных пред­ме­тов оби­хо­да и рос­ко­ши, тка­ли и на­би­ва­ли узор­ча­тые тка­ни и из­де­лия, но ни их изо­бра­же­ний, ни их под­роб­ных опи­са­ний мы не най­дем в араб­ских кни­гах. Раз­ве толь­ко по­эты вы­ра­зят иног­да свои вос­тор­ги и вос­хи­ще­ние тем или иным пред­ме­том.

На­гляд­ные схе­мы и таб­ли­цы ред­ки и про­с­ты в ис­пол­не­нии. Иног­да встре­ча­ет­ся рас­по­ло­же­ние ма­те­ри­а­ла в стол­бец, а столб­цы за­клю­ча­ют­ся в рам­ки и снаб­жа­ют­ся за­гла­ви­ем. По­яс­не­ния да­ют­ся тут же в тек­с­те, но не в снос­ках, ко­то­рых в эпо­ху ру­ко­пис­ной кни­ги во­об­ще не су­щест­во­ва­ло. В позд­них ру­ко­пи­сях по­яв­ля­ют­ся схе­ма­ти­чес­кие оглав­ле­ния со­чи­не­ний, в рам­ке или без нее. Рас­по­ло­жен­ные до на­ча­ла со­чи­не­ния или в кон­це, пос­ле текс­та.

comments powered by HyperComments