Черный конь

Со­брав ре­бя­ти­шек под ста­рым де­ре­вом грец­ко­го оре­ха, де­ре­вен­ский учи­тель вел урок. Вдруг из-за ска­лы по­явил­ся на чер­ном ко­не по­ме­щик, оде­тый в бе­лый ча­пан. Подъ­ехав по­бли­же, он оса­дил ко­ня и на­бро­сил­ся на учи­те­ля с бранью. Ка­за­лось, что по­ме­щик вспом­нил все ру­га­тельст­ва, ко­то­рые ког­да-ли­бо знал, и да­же плю­нул учи­те­лю в ли­цо – и все за то, что тот не при­шел на­ка­ну­не ве­че­ром за­ни­мать­ся с его сы­ном.

На­ко­нец чер­ный конь по­ме­щи­ка свер­нул в ущелье, и де­ти, слов­но птен­цы ис­пу­ган­но сбив­шись в стай­ку, со стра­хом смот­ре­ли, как ле­тят из-под ко­пыт кам­ни и под­ра­ги­ва­ют на но­гах упру­гие мыш­цы.

В кон­це ущелья сто­я­ла мель­ни­ца по­ме­щи­ка. Мель­ник, сбро­сив гряз­ную, вы­го­рев­шую на солн­це ру­ба­ху, чис­тил мель­нич­ное ко­ле­со от жир­ной лип­кой гря­зи, на­не­сен­ной хлы­нув­шим ночью се­лем.

По­ме­щик, тес­ня мель­ни­ка ко­нем, кри­чал:

— Ты что, мерт­вый был, что мель­ни­цу от се­ля не убе­рег?

— Спал я.

— Спать бу­дешь под бо­ком у сво­ей ма­те­ри!

— Хан, и у те­бя есть мать. По­при­дер­жи язык, не тро­гай на­ших ма­те­рей!

— А ну-ка, схва­ти­те его да при­вя­жи­те к де­ре­ву! – при­ка­зал по­ме­щик сто­яв­шим ря­дом кресть­я­нам.

Но ни один из них не под­нял на мель­ни­ка ру­ку. Всю прош­лую ночь он по­мо­гал им спа­сать де­тей и скарб.

— Ну, ко­му го­во­рят, скру­ти­те его по­креп­че!

И опять ни­кто из кресть­ян не дви­нул­ся с ме­с­та. Мель­ник шаг­нул по­ме­щи­ку на­встре­чу, и тот стег­нул его плетью. На по­чер­нев­шее от па­ля­ще­го солн­ца пле­чи мель­ни­ка об­ру­шил­ся град уда­ров. Но он, по­доб­но мо­гу­че­му де­ре­ву, да­же не ше­лох­нул­ся.

Меж­ду тем под рас­ки­ди­с­тым грец­ким оре­хом учи­тель про­дол­жал урок.

— Сколь­ко бу­дет: один конь и еще один?

Маль­чик, си­дев­ший даль­ше всех, крик­нул:

— Два чер­ных ко­ня.

Учи­тель за­сме­ял­ся.

— А если при­ба­ви­ьт еще од­но­го?

— Три чер­ных ко­ня.

Счет до­шел до де­ся­ти ко­ней, ког­да в ущелье гро­хо­том мель­нич­ных жер­но­вов про­гре­мел го­лос мель­ни­ка: «Бей, бей… Не­ко­му схва­тить те­бя за ру­ку, шку­ро­дер!» К не­бу взвил­ся во­пль его ма­те­ри: «О  гос­по­ди, будь спра­вед­лив! Уби­ли, уби­ли сы­на!..»

И тут же по­рыв хо­лод­но­го вет­ра со­рвал со ста­ро­го де­ре­ва грец­ко­го оре­ха ту­чу жел­тых листь­ев и рас­се­ял их по ска­лам.

Учи­тель пе­ре­ме­нил­ся в ли­це. Он втя­нул го­ло­ву в во­рот­ник и по­спеш­но стер на­пи­сан­ное с доски.

— Нет, нет… боль­ше скла­ды­вать не бу­дем. Те­перь де­ле­ние.

Са­мый ма­лень­кий маль­чик, оце­пе­нев от стра­ха, сдав­лен­ным го­ло­сом вы­крик­нул:

— Не на­до де­лить этих чер­ных ко­ней!

— А что же тог­да де­лать с ни­ми?

— Убить!

Все во­круг умолк­ло. Ни один лист не дро­жал на де­ре­ве. Каж­дый пред­ста­вил се­бе смерть чер­но­го ко­ня. Са­мо­му ма­лень­ко­му маль­чи­ку ви­де­лось: мель­ник из­ви­ва­ет­ся под об­жи­га­ю­щи­ми болью уда­ра­ми пле­ти. И вот, под­няв с зем­ли ог­ром­ный ка­мень, он швы­ря­ет его в по­ме­щи­ка. Тот па­да­ет на­земь. Те­ло его ста­но­вит­ся чер­ным, ку­ла­ки, слов­но ло­ша­ди­ные ко­пы­та, упи­ра­ют­ся в  зем­лю. Гус­тая чер­ная кровь брыз­жет из ле­во­го вис­ка. Мель­ник с баг­ро­вы­ми по­ло­са­ми от уда­ров пле­ти на го­лой спи­не раз­ра­жа­ет­ся тор­жест­ву­ю­щим сме­хом. Кресть­я­не зло­рад­но  хо­хо­чут вмес­те с ним, и эхо ущелья пов­то­ря­ет их ле­де­ня­щий ду­шу хо­хот. По­рыв хо­лод­но­го вет­ра сры­ва­ет с де­ре­ва грец­ко­го оре­ха ту­чу жел­тых листь­ев и рас­ки­ды­ва­ет их по ска­лам. В не­бо над ущель­ем с кри­ком взмы­ва­ют пти­цы.

Рас­сказ аф­ган­ско­го пи­са­те­ля Аса­дул­лы Ха­би­ба «Чер­ный конь»



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.