Арабские пословицы и аналогичные фразеологические формы

Лю­бовь к сло­вес­но­му вы­ра­же­нию дли­тель­ное вре­мя ха­рак­те­ри­зо­ва­ла араб­скую куль­ту­ру. Уст­ная по­э­зия про­цве­та­ла во вре­мя джа­хи­лии как сре­ди ко­че­вых, так и осед­лых ара­бов; с рож­де­ни­ем и быст­рым рас­прост­ра­не­ни­ем ис­ла­ма, араб­ская по­э­зия как свя­щен­ная, так и свет­ская про­дол­жа­ла быть оди­на­ко­во по­пу­ляр­ной сре­ди за­во­е­ва­те­лей и за­во­е­ван­ных. Устой­чи­вые вы­ра­же­ния яв­ля­ют­ся не­отъ­ем­ле­мой частью сло­вес­но­го ис­кус­ст­ва у ара­бов (см. Monroe, 1972; Sowayan, 1985:110-113), хо­тя боль­шое вни­ма­ние уде­ля­ет­ся так­же сте­но­гра­фи­чес­ко­му за­по­ми­на­нию уст­ной и пись­мен­ной ли­те­ра­ту­ры (см. Sowayan, 1985:110-113). Это осо­бен­но ак­ту­аль­но сре­ди ара­бов-му­суль­ман, у ко­то­рых очень рас­прост­ра­нен­ным яв­ля­ет­ся за­учи­ва­ние час­тей из Ко­ра­на; изу­че­ние свя­щен­но­го пись­ма – не ред­костью для ве­ру­ю­щих лю­дей. Сре­ди мно­го­чис­лен­ных устой­чи­вых форм в араб­ском язы­ке, по­жа­луй, са­мой рас­прост­ра­нен­ной яв­ля­ет­ся араб­ская по­сло­ви­ца. В пер­вой час­ти дан­ной статьи рас­смат­ри­ва­ют­ся об­щие по­ло­же­ния араб­ских по­сло­виц; в сле­ду­ю­щей час­ти да­ет­ся крат­кий об­зор араб­ской фра­зео­ло­гии; на­ко­нец, на по­след­них стра­ни­цах ана­ли­зи­ру­ет­ся ис­кон­ная клас­си­фи­ка­ция по­сло­виц, как язы­ко­вой фор­мы и пред­ла­га­ют­ся пу­ти ис­сле­до­ва­ния для даль­ней­ше­го изу­че­ния.

По­сло­ви­цы в араб­ской куль­ту­ре.

Араб­ский язык как клас­си­чес­кий, так и его диа­лек­ты бо­га­тый на фра­зео­ло­гиз­мы. Как ра­нее в этом сто­ле­тии за­ме­тил H. R. P Dickson «Ара­бы всег­да ци­ти­ру­ют по­сло­ви­цы и из­ре­че­ния по­этов и дру­гих «лю­дей сло­ва», и, ка­жет­ся, он этим на­слаж­да­ет­ся поч­ти так­же, как и рас­ска­за­ми ис­то­рий» (1951:336). Abdelkafi пи­шет: “Мож­но утверж­дать, что ара­бы на­мно­го ши­ре ис­поль­зу­ют по­сло­ви­цы, чем боль­шинст­во дру­гих на­ций” (1968: VII). В лю­бом слу­чае эти за­яв­ле­ния мож­но под­дер­жать на ос­но­ве объ­ек­тив­ных дан­ных. Факт со­сто­ит в том, что ара­бы ве­рят, что их язык, как язык Рая и Бо­га, са­мый вы­ра­зи­тель­ный, изыс­кан­ный и пре­крас­ный сре­ди всех язы­ков, чье бо­гат­ст­во си­лы вы­ра­же­ния не име­ет ана­ло­гов. Ис­кус­ный ора­тор или по­эт, че­ло­век лю­бя­щий вес­ти бе­се­ды, по­ли­тик или че­ло­век ис­поль­зу­ю­щий по­сло­ви­цы за­во­е­вы­ва­ют ува­же­ние по средст­вам линг­вис­ти­чес­ко­го мас­тер­ст­ва; фор­ма и спо­соб по­да­чи со­об­ще­ния как ми­ни­мум на­столь­ко же важ­ны, как и их смысл.

Ува­же­ние язы­ко­во­го мас­тер­ст­ва яв­ля­ет­ся дав­ней ха­рак­те­рис­ти­кой араб­ско­го об­щест­ва, ин­сти­ту­ци­о­на­ли­зи­ро­ван­но­го в по­э­ти­чес­кие ду­э­ли пле­мен­ных и при­двор­ных по­этов, как до, так и пос­ле хидж­ры. В до-со­вре­мен­ной Ара­вии по­э­зия бы­ла при­зна­на как мощ­ное ору­жие для укреп­ле­ния ре­пу­та­ции сво­ей собст­вен­ной груп­пы и её умень­ше­ния у со­пер­ни­ка; по су­ти, по­э­зия до сих пор рас­смат­ри­ва­ет­ся как дейст­вен­ный ин­ст­ру­мент со­ци­аль­ных и по­ли­ти­чес­ких ком­мен­та­ри­ев. Ана­ло­гич­ным об­ра­зом ара­бы ис­пы­ты­ва­ют «бес­край­нее чувст­во гор­дос­ти, имея воз­мож­ность при­ме­нять по­сло­ви­цы, ког­да воз­ни­ка­ет та­кая не­об­хо­ди­мость» и очень ува­жа­ют «каж­до­го че­ло­ве­ка, ко­то­рый спо­со­бен ис­поль­зо­вать эти вы­ска­зы­ва­ния пра­виль­но» (Barakat, 1980:7). Оцен­ка «пра­виль­но­го» ис­поль­зо­ва­ния ос­но­ва­на на двух кри­те­ри­ях: до­ста­точ­ная озна­ком­лен­ность с по­сло­ви­ца­ми так, что­бы че­ло­век са­мо­про­из­воль­но мог вспом­нить со­от­вет­ст­ву­ю­щую по­сло­ви­цу, и на­вы­ки спон­тан­но­го и кор­рект­но­го при­ме­не­ния по­сло­ви­цы к си­ту­а­ции. Ува­жа­е­мый поль­зо­ва­тель араб­ских по­сло­виц име­ет как об­шир­ный ре­пер­ту­ар го­то­вых ак­ти­ви­зи­ро­ван­ных в па­мя­ти по­сло­виц, так и чувст­во умест­нос­ти.

От­но­си­тель­но упо­треб­ле­ния по­сло­виц сре­ди бе­ду­и­нов, Dickson от­ме­ча­ет, что «не толь­ко по­сло­ви­цы до­бав­ля­ют пи­кант­ность раз­го­во­ру, но и че­ло­век, ци­ти­ру­ю­щий ум­ные вы­ска­зы­ва­ния и т.д., ко­то­рый зна­ет, что он до­би­ва­ет­ся по­чте­ния сво­их дру­зей, по­ка­зы­вая се­бя гра­мот­ным и на­чи­тан­ным» (1951: 336).

Ха­рак­те­рис­ти­ка бе­ду­и­нов Дик­со­на как хо­ро­шо на­чи­тан­ных, ум­ных лю­дей не­сколь­ко вво­дит в за­блуж­де­ние в свя­зи с вы­со­ким уров­нем нег­ра­мот­нос­ти сре­ди них, в част­нос­ти, два де­ся­ти­ле­тия на­зад, ког­да пи­сал сам Dickson; тем не ме­нее, в араб­ской куль­ту­ре вос­тор­га­лись уче­ни­ем и муд­ростью, хо­тя они не обя­за­тель­но долж­ны бы­ли быть ос­но­ва­тель­ны­ми. Barakat пред­по­ла­га­ет, что в со­че­та­нии с по­чте­ни­ем, име­ю­щим­ся есть у ара­бов на про­тя­же­нии их ис­то­рии и тра­ди­ций, это ува­же­ние муд­рос­ти по­мо­га­ет объ­яс­нить час­то­ту ис­поль­зо­ва­ния по­сло­виц в их куль­ту­ре; по­сло­ви­цы яв­ля­ют­ся язы­ко­вым во­пло­ще­ни­ем тра­ди­ци­он­ной муд­рос­ти. Как и по­сло­ви­цы в дру­гих куль­ту­рах, араб­ские «одоб­ре­ны тра­ди­ци­я­ми на­ро­да и яв­ля­ют­ся луч­шим вы­ра­же­ни­ем мыс­лей че­ло­ве­ка во мно­гих си­ту­а­ци­ях» (Barakat, 1980:11).

H.A.R. Gibb пред­по­ла­га­ет, что ши­ро­ко рас­прост­ра­нен­ное ис­поль­зо­ва­ние по­сло­виц в обыч­ной бе­се­де «на Вос­то­ке, как и на За­па­де» на­нес­ло ро­ко­вой удар вли­я­ни­ем «со­вре­мен­но­го – то есть, За­пад­но­го – об­ра­зо­ва­ния и тем, что «мо­ло­дое по­ко­ле­ние стре­ми­тель­но те­ря­ет па­мять пред­ков и вкус по­сло­виц» (Gibb, 1938:xxxix). Без точ­ных кон­текс­ту­аль­ных дан­ных о те­ку­щем упо­треб­ле­нии по­сло­виц в араб­ских стра­нах не­воз­мож­но сде­лать ка­кое-ли­бо кон­крет­ное ре­ше­ние, но точ­ка зре­ния Gibb’а яв­ля­ет­ся спор­ной в све­те име­ю­щих­ся дан­ных. Нач­нем с то­го, что Gibb воз­ла­га­ет свое утверж­де­ние на под­ра­зу­ме­ва­е­мое пред­по­ло­же­ние сни­же­ния нег­ра­мот­нос­ти в ре­зуль­та­те рас­прост­ра­не­ния офи­ци­аль­но­го об­ра­зо­ва­ния в араб­ском ми­ре. На са­мом де­ле, вмес­те с воз­рас­та­ни­ем ря­дов об­ра­зо­ван­ных в по­след­нем де­ся­ти­ле­тии, уве­ли­чи­лись и ря­ды нег­ра­мот­ных во мно­гих мес­тах, по­сколь­ку на­се­ле­ние рас­тет быст­рее, чем сис­те­ма об­ра­зо­ва­ния.

Кро­ме то­го, араб­ские по­сло­ви­цы ис­поль­зу­ют­ся как при­емы в со­вре­мен­ной ли­те­ра­ту­ре (см. Risk, 1981:186). Что ка­са­ет­ся раз­го­вор­но­го кон­текс­та, Mahgoub со­об­ща­ет, что тра­ди­ци­он­ная ре­а­ли­за­ция по­сло­виц еще бы­ла об­щеп­ри­ня­той ме­нее двад­ца­ти лет на­зад; она опре­де­ли­ла объ­ек­ты в их двад­ца­ти ци­ти­ро­ван­ных по­сло­ви­цах в раз­го­во­ре, не зная, что они на­хо­ди­лись под на­блю­де­ни­ем (1968:2), хо­тя она не ука­зы­ва­ет на уро­вень об­ра­зо­ва­ния этих объ­ек­тов. Та­ким об­ра­зом, если это воз­мож­но (хо­тя это да­ле­ко не точ­но), то ис­поль­зо­ва­ние по­сло­виц в раз­го­во­ре мо­ло­ды­ми ара­ба­ми, по­лу­чив­ши­ми об­ра­зо­ва­ние на За­па­де сни­зи­лось, эти же лю­ди оста­ют­ся пас­сив­ны­ми (и, воз­мож­но, ак­тив­ны­ми) но­си­те­ля­ми по­сло­виц как фольк­лор­ных эле­мен­тов и ак­тив­ны­ми но­си­те­ля­ми раз­го­вор­ной фор­мы по­сло­виц как ли­те­ра­тур­но­го при­ема. Из-за то­го, что зна­чи­тель­ная часть все­го на­се­ле­ния оста­ет­ся нег­ра­мот­ной, по­сло­ви­цы яв­ля­ют­ся жиз­не­с­по­соб­ны­ми и жиз­нен­но важ­ны­ми в со­вре­мен­ном араб­ском об­щест­ве.

Изу­че­ние араб­ских по­сло­виц

Ком­пи­ля­ция уче­ний об араб­ских по­сло­ви­цах вос­хо­дит к на­ча­лу ис­лам­ской эры (седь­мой век н.э.), или, воз­мож­но, да­же рань­ше то­го вре­ме­ни. C. Brockelman от­ме­ча­ет, что “По­сло­ви­цы по­буж­да­ли ин­те­рес уче­ных еще с на­ча­ла воз­ник­но­ве­ния араб­ской ли­те­ра­ту­ры; ис­то­ри­ки и фи­ло­ло­ги со­рев­но­ва­лись друг с дру­гом, со­би­рая и объ­яс­няя их” (1913c: 408). На про­тя­же­нии ран­не­го пе­ри­о­да ис­лам­ско­го экс­пан­си­о­низ­ма, как быст­ро рас­ту­щей им­пе­рии, ко­то­рая при­со­еди­ни­ла мно­го зе­мель и на­ро­дов Вос­то­ка, ак­тив­ная шко­ла араб­ских фи­ло­ло­гов стре­ми­лась со­хра­нить сло­вес­ное на­сле­дие, за­щи­тить язык от не­араб­ско­го вли­я­ния, за­пи­сы­вая, все, что они мог­ли из древ­не­го ис­поль­зо­ва­ния, в том чис­ле по­сло­ви­цы и дру­гие фор­мы вы­ра­же­ния. На са­мом де­ле, поч­ти все ука­зан­ные фи­ло­ло­ги по­свя­ща­ли осо­бые ра­бо­ты по­сло­ви­цам (Brockelman, 1913c: 408). В ре­зуль­та­те по­яви­лась ис­чер­пы­ва­ю­щая ли­те­ра­ту­ра, по те­ме клас­си­чес­ких араб­ских по­сло­виц, ве­ро­ят­но, пе­ре­хо­дя­щая в сот­ни то­мов и со­дер­жа­щая мно­го важ­ной ин­фор­ма­ции о до­ис­лам­ской араб­ской куль­ту­ре и тек­с­ты о по­сло­ви­цах (Goldziher, 1966:35; Nicholson, 1953:31). Ста­рей­шим со­хра­нив­шим­ся фи­ло­ло­ги­чес­ким трак­та­том об араб­ских по­сло­ви­цах яв­ля­ет­ся кни­га Mufaddal Ibn Salamah al-Dabbi “Ки­таб аль-Ам­саль» (Кни­га по­сло­виц), на­пи­сан­ная в вось­мом ве­ке. Ibn Salamah, ирак­ский (Ку­фа) фи­ло­лог и круп­ный спе­ци­а­лист по до­ис­лам­ской по­э­зии, умер где-то во вто­ром ве­ке по хидж­ре. Его ра­бо­та о по­сло­ви­цах, од­на из са­мых из­вест­ных кол­лек­ций араб­ских клас­си­чес­ких по­сло­виц, бы­ла од­ной сре­ди мно­го­чис­лен­ных ра­бот по раз­лич­ным те­мам (Lichtenstadter, 1913:489; Goldziher, 1966:35).

Abu ‘Ubayd al-Qasim b. Sallam al-Harawi, фи­ло­лог, юрист и тео­лог ро­дил­ся в 770 го­ду н.э., про­дол­жил ра­бо­ту Ibn Salamah. Кни­га Al-Harawi, Ки­таб аль-Ам­саль (Кни­га По­сло­виц), так­же на­зы­ва­е­мая аль-Мад­жа­ля (Об­зор), бы­ла на­пе­ча­та­на в Кон­стан­ти­но­по­ле как часть at-Tuhfa al-Bahiya (Goldziher, 1966:35).

Кол­лек­ция Hamza al-Isfahani де­ся­то­го ве­ка со­хра­ни­лась в ви­де ру­ко­пи­си. Эту кол­лек­цию, по­свя­щен­ную по­сло­ви­цам гла­голь­ной фор­мы – afa’lu min – ши­ро­ко ис­поль­зо­ва­ли бо­лее позд­ние ав­то­ры, на­при­мер, ” al-Maidani ско­пи­ро­вал ее сло­во в сло­во для со­от­вет­ст­ву­ю­ще­го раз­де­ла сво­ей кни­ги” (Brockelman 1913c: 409).

Ос­но­вы­ва­ясь на ра­бо­тах Ibn Salamah and al-Harawi был дру­гой фи­ло­лог, Abu Hilal al-Askari, ко­то­рый умер при­мер­но в 1005 го­ду н.э. В его ра­бо­те Джам­ха­рат аль-Ам­саль (Сбор­ник по­сло­виц), опуб­ли­ко­ван­ной по­смерт­но в Бом­бее в 1306-07, клас­си­чес­кие по­сло­ви­цы рас­смот­ре­ны бо­лее ком­плек­с­но, чем в кол­лек­ци­ях его пред­шест­вен­ни­ков (Brockelman, 1913a: 489; Goldziher, 1966:35); это бы­ла пер­вая по­пыт­ка ком­мен­ти­ро­вать каж­дую по­сло­ви­цу с фи­ло­ло­ги­чес­кой и ис­то­ри­чес­кой точ­ки зре­ния, ис­клю­чая все по­ст-клас­си­чес­кие ма­те­ри­а­лы, ко­то­рым зна­чи­тель­ное прост­ранст­во вы­де­лил al-Isfahani (Brockelman, 1913c:419).

Наибо­лее из­вест­ным и наибо­лее пол­ным ран­ним ис­сле­до­ва­ни­ем араб­ских по­сло­виц яв­ля­ет­ся «Ки­таб мад­ж­ма’ аль-ам­саль» (Сбор­ник по­сло­виц) дру­го­го фи­ло­ло­га Ahmad b. Muhammad al-Maydani. Al-Maydani, ко­то­рый умер 27 ок­тяб­ря 1124 го­да, со­еди­нил ма­те­ри­а­лы, со­бран­ные его пред­шест­вен­ни­ка­ми и “рас­ши­рил каж­дый раз­дел, до­бав­ляя при­ло­же­ния с со­вре­мен­ны­ми по­сло­ви­ца­ми” (Brockelman, 1913c: 419). Ки­таб Al-Maydani, до сих пор су­щест­ву­ет в ви­де не­сколь­ких ру­ко­пи­сей и рас­це­ни­ва­ет­ся как по­ка­за­тель кни­ги араб­ских по­сло­виц, она по­яви­лась в двух то­мах и вклю­ча­ет ма­те­ри­а­лы о «древ­них бы­то­вых араб­ских сло­вах и по­сло­ви­цах с очень важ­ным по­яс­ни­тель­ным ма­те­ри­а­лом на при­ме­ре по­э­зии» (Brockelman, 1913c:409; Goldziher, 1966:35; cf. Brockelman, 1913b:144-145).

Ис­точ­ник: http://arabistika.com.ua/category/на­уч­ные-статьи/

comments powered by HyperComments


я
2010-08-11 17:57:40
понравилось.
DannyJek
2017-06-09 00:35:58
Attention Required! | Cloudflare <a href="http://acheterdufrance.com/" / rel="nofollow"> Cloudflare!..</a>