Суббота, Июнь 24


Арабская литература средневекового Египта VII-X вв.

Му­суль­ман­ский пе­ри­од ис­то­рии Егип­та на­чи­на­ет­ся с се­ре­ди­ны VII в., ког­да вой­ска араб­ско­го во­ена­чаль­ни­ка Ам­ра ибн аль-Аса вы­са­ди­лись де­сан­том в стра­не и, по­да­вив со­про­тив­ле­ние ар­мии ви­зан­тий­ско­го на­мест­ни­ка, уста­но­ви­ли здесь свое гос­подст­во. Ког­да и в дру­гих об­лас­тях ха­ли­фа­та, араб­ское за­во­е­ва­ние со­про­вож­да­лось в Егип­те утверж­де­ни­ем араб­ско­го язы­ка, ко­то­рый вы­тес­нил гре­чес­кий и коп­т­ский язы­ка­ми сна­ча­ла из офи­ци­аль­ных сфер, позд­нее из по­всед­нев­но­го об­ще­ния егип­тян. При­об­ща­ясь к ре­ли­гии и язы­ку за­во­е­ва­те­лей и в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни ас­си­ми­ли­ру­ясь с ни­ми, мест­ное на­се­ле­ние срав­ни­тель­но быст­ро во­вле­ка­лось в ор­би­ту но­вой ара­бо-му­суль­ман­ской куль­тур­ной тра­ди­ции, ста­нов­ле­ние и раз­ви­тие ко­то­рой от­ме­ча­лись на­чи­ная с VII в. по всей тер­ри­то­рии ха­ли­фа­та. 

В ис­то­рии сред­не­ве­ко­вой ли­те­ра­ту­ры Егип­та мож­но вы­де­лить че­ты­ре ос­нов­ных пе­ри­о­да.

Пер­вый пе­ри­од охва­ты­ва­ет три с по­ло­ви­ной сто­ле­тия (VII-X вв.), ког­да Еги­пет был од­ной из про­вин­ции му­суль­ман­ско­го ха­ли­фа­та и в его куль­тур­ной жиз­ни су­щест­вен­ной ро­ли еще не иг­рал.

В 969 г. Еги­пет был за­во­е­ван ди­нас­ти­ей Фа­ти­ми­дов (969-1171), ко­то­рые со­зда­ли мо­гу­щест­вен­ное, не­за­ви­си­мое от Баг­да­да го­су­дар­ст­во. При Фа­ти­ми­дах, а так­же при сме­нив­шей их у влас­ти ди­нас­тии Ай­ю­би­дов (1171-1250) Ка­ир ста­но­вит­ся са­мос­то­я­тель­ным цент­ром ду­хов­ной жиз­ни, во­круг ко­то­ро­го по­сте­пен­но скла­ды­ва­ет­ся са­мо­быт­ная куль­ту­ра. В этот пе­ри­од (XI-XII вв.) зна­чи­тель­но­го рас­цве­та до­сти­га­ют по­э­зия, эпис­то­ляр­ная про­за, ис­то­рио­гра­фия. Еги­пет­ские по­эты впер­вые в вос­точ­но­араб­ской по­э­зии на­чи­на­ют куль­ти­ви­ро­вать но­вую стро­фи­чес­кую фор­му – «му­ваш­шах», с Егип­том свя­за­но твор­чест­во круп­ней­ше­го араб­ско­го по­эта су­фия Ома­ра ибн аль-Фа­ри­да.

Тре­тий пе­ри­од (XIII-XV вв.) со­впал с прав­ле­ни­ем мам­люк­ских сул­та­нов, при ко­то­рых в куль­тур­ной жиз­ни Егип­та про­хо­дят важ­ные из­ме­не­ния.

В 1258 г. пал под уда­ра­ми мон­голь­ских пол­чищ Баг­дад. На этом пре­кра­ти­лось бо­лее чем пя­ти­сот­лет­нее су­щест­во­ва­ние аб­ба­сид­ско­го ха­ли­фа­та. На Еги­пет лег­ла ос­нов­ная тя­жесть борь­бы с за­во­е­ва­те­ля­ми – та­та­ро-мон­го­ла­ми и крес­то­нос­ца­ми.

В этих усло­ви­ях под­ни­ма­ет­ся зна­че­ние Ка­и­ра как важ­ней­ше­го по­ли­ти­чес­ко­го, ре­ли­ги­оз­но­го и куль­тур­но­го цент­ра, по­след­не­го опло­та ара­бо-му­суль­ман­ской ци­ви­ли­за­ции. Со всех сто­рон в Ка­ир сте­ка­ют­ся спа­са­ю­щие от за­во­е­ва­те­лей бе­жен­цы, сре­ди ко­то­рых не­ма­ло уче­ных, ли­те­ра­то­ров, вра­чей.

Ха­рак­тер­ной чер­той это­го пе­ри­о­да ста­но­вит­ся об­щий подъ­ем го­род­ской куль­ту­ры. К по­э­ти­чес­ко­му твор­чест­ву все боль­ше при­об­ща­ют­ся уче­ные, вра­чи, ре­мес­лен­ни­ки, тор­гов­цы, поч­ти не име­ю­щие то­чек со­при­кос­но­ве­ния с пра­вя­щей вер­хуш­кой, но тес­но свя­зан­ные с жизнью рын­ка и ули­цы. В этот пе­ри­од ин­тен­сив­но раз­ви­ва­ет­ся по­э­зия на диа­лек­те, фик­си­ру­ют­ся мно­го­чис­лен­ные по­вест­во­ва­тель­ные сво­ды, до­сти­га­ют сво­е­го рас­цве­та та­кие ти­пич­но еги­пет­ские на­род­но-зре­лищ­ные фор­мы, как те­атр те­ней и ис­кус­ст­во бро­дя­чих ска­зи­те­лей.

За­мет­ную роль в куль­тур­ной жиз­ни это­го пе­ри­о­да иг­ра­ет сло­жив­ша­я­ся в XIV в. еги­пет­ская шко­ла ис­то­ри­ков.

На ру­бе­же XV-XVI вв. в еги­пет­ской ли­те­ра­ту­ре на­чи­на­ет­ся пе­ри­од упад­ка, про­дол­жав­ший­ся вплоть до на­ча­ла XIX в. (чет­вер­тый пе­ри­од).

Ли­те­ра­ту­ра VII-X вв. Яв­ля­ясь од­ной из про­вин­ций мо­ло­до­го му­суль­ман­ско­го го­су­дар­ст­ва, по­ли­ти­чес­ки под­чи­нен­ной мет­ро­по­лии, до на­ча­ла XI в. Еги­пет, по сло­вам ан­глий­ско­го ис­сле­до­ва­те­ля Х. А. Р. Гиб­ба, лишь «при­ни­мал учас­тие в куль­тур­ных дви­же­ни­ях, имев­ших сво­им цент­ром Баг­дад и в не­ко­то­рых слу­ча­ях пе­ре­да­ва­е­мых и раз­ви­ва­е­мых мест­ны­ми шко­ла­ми».

Как и в при­двор­ной ли­те­ра­ту­ре Баг­да­да, в ли­те­ра­ту­ре Егип­та гос­подст­ву­ют тра­ди­ци­он­ные по­э­ти­чес­кие жан­ры – па­не­ги­рик, опла­ки­ва­ние, опи­са­ние; позд­нее, с IX вв., по­яв­ля­ют­ся лю­бов­ная ли­ри­ка, «вин­ная» по­э­зия, сти­хотво­ре­ния фи­ло­соф­ско-ас­ке­ти­чес­ко­го со­дер­жа­ния. В под­ра­жа­ние ху­до­жест­вен­ным вку­сам и обы­ча­ям сто­лич­ной арис­то­кра­тии пра­ви­те­ля Егип­та не­ред­ко вы­сту­па­ют ро­ли бо­га­тых ме­це­на­тов, щед­ро ода­ряя по­этов и уче­ных, со­би­ра­ю­щих­ся в их двор­цах.

В IX-X вв. в Егип­те воз­ни­ка­ет мест­ная шко­ла ис­то­ри­ков, сре­ди ко­то­рых осо­бо­го вни­ма­ния за­слу­жи­ва­ет Ибн Абд аль-Ха­кам (ум. в 871 г.), ав­тор прост­ран­но­го со­чи­не­ния о за­во­е­ва­нии му­суль­ма­на­ми Егип­та; оно на­пи­са­но в жан­ре хро­ник му­суль­ман­ской экс­пан­сии, ши­ро­ко рас­прост­ра­нив­ших­ся уже с на­ча­ла VIII в. Боль­шинст­во со­дер­жа­щих­ся в нем све­де­ний по­черп­ну­то из ран­них араб­ских и ев­рей­ских ис­точ­ни­ков в пе­ре­да­че ме­дин­ской шко­лы ис­то­ри­ков.

По ме­ре про­ник­но­ве­ния араб­ско­го язы­ка в вос­точ­нох­рис­ти­ан­ские об­щи­ны в IX в. в Егип­те по­яв­ля­ют­ся ис­то­рио­гра­фи­чес­кие тру­ды хрис­ти­ан­ских уче­ных, по­свя­щен­ные ис­то­рии церк­ви и со­дер­жа­щие све­де­ния по ис­то­рии ара­бов и ви­зан­тий­цев. Круп­ней­шим хрис­ти­ан­ским ав­то­ром, со­здав­шим со­чи­не­ния та­ко­го ро­да, был пат­ри­арх Алек­сан­дрии, врач и ис­то­рик Ев­ти­хий (ум. в 939 г.).

В даль­ней­шем в свя­зи с укреп­ле­ни­ем ав­то­ри­те­та мест­ной влас­ти и умень­ше­ни­ем ее за­ви­си­мос­ти от Баг­да­да в еги­пет­ской ис­то­рио­гра­фии раз­ви­ва­ет­ся но­вый жанр – био­гра­фи­чес­кая хро­ни­ка. Уже в са­мом на­ча­ле X в. ис­то­рик Ибн Дад­жа (ум. в 945 г.) со­зда­ет жиз­не­опи­са­ние пра­ви­те­ля Егип­та Ах­ма­да ибн Ту­лу­на (868-884) и его сы­на Ху­ма­ра­вай­ха (884-896).

По­сте­пен­ная се­ку­ля­ри­за­ция ис­то­рио­гра­фия спо­собст­ву­ет даль­ней­ше­му рас­цве­ту био­гра­фи­чес­кой хро­ни­ки, в не­ко­то­рых со­чи­не­ни­ях био­гра­фии ре­аль­ных лю­дей пе­ре­ме­жа­ют­ся со све­де­ни­я­ми из об­щей ис­то­рии. К од­но­му из наибо­лее ран­них об­раз­цов это­го жан­ра от­но­сят­ся сво­ды ис­то­ри­ка их­ши­дид­ско­го пе­ри­о­да Му­хам­ма­да ибн Юсу­фа аль-Кин­ди (ум. в 961 г.) «Со­об­ще­ния о еги­пет­ских судь­ях» и «Ис­то­рия Егип­та и его пра­ви­те­лей». Дру­гой ис­то­рик то­го же пе­ри­о­да Ибн Са­ид (ум. в 959 г.) со­здал два сво­да, один из ко­то­рых со­дер­жит био­гра­фии егип­тян, а дру­гой – вы­ход­цев из дру­гих стран, на­ту­ра­ли­зо­вав­ших­ся в Егип­те.

Осо­бое  мес­то в еги­пет­ской куль­ту­ре IX в. за­ни­ма­ет фи­гу­ра-мис­ти­ка Зу-н-Ну­на аль-Мис­ри (ум. в 859 г.), ко­то­рый счи­та­ет­ся од­ним из ос­но­во­по­лож­ни­ков су­физ­ма. Зу-н-Ну­на аль-Мис­ри, на­сто­я­щее имя ко­то­ро­го Абу-ль-Файд Са­у­бан, ро­дил­ся в Их­ми­ме (Верх­ний Еги­пет). Свои мо­ло­дые го­ды он по­свя­тил за­ня­ти­ям ме­ди­ци­ной, ал­хи­ми­ей и ма­ги­ей. Со­вер­шив па­лом­ни­чест­во в Мек­ку, он на­пра­вил­ся в Баг­дад, где за­нял­ся про­по­ве­дью сво­е­го уче­ния. Цент­раль­ное мес­то в нем за­ни­ма­ла идея экста­ти­чес­кой люб­ви как пу­ти по­сти­же­ния бо­га. За свои взгля­ды, рас­хо­див­ши­е­ся с офи­ци­аль­ной док­три­ной, Зу-н-Ну­на аль-Мис­ри был за­то­чен в тюрь­му, но за­тем осво­бож­ден. Зу-н-Ну­на аль-Мис­ри не оста­вил пос­ле се­бя ни­ка­ких пись­мен­ных тру­дов. Его мно­го­чис­лен­ные из­ре­че­ния со­дер­жат­ся в со­чи­не­ни­ях позд­ней­ших ав­то­ров, ви­дев­ших в них один из важ­ных ис­точ­ни­ков по му­суль­ман­ской тео­со­фии и мис­ти­циз­му.



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.