Арабская книга в Андалусии

Средоточием культурной жизни и местом скопления книг в библиотеках стала Кордова, столица испанских Омейядов. Самой крупной здесь была, видимо, халифская библиотека, которая сложилась при Абдаррахмане III (912-961) и ал-Хакаме II (961-976). Уже Абдаррахман прославился любовью к книгам и собрал их в большом количестве. Его дети, ал-Хакам и Мухаммад, пристрастились к собиранию книг и даже соревновались друг с другом. После смерти отца и брата ал-Хакаму удалось объединить все три библиотеки в одну, которую он значительно приумножил. У него работали лучшие переплетчики, художники-миниатюристы, переписчики, а сличением и правкой текста рукописей занималась группа ученых, получавших высокое жалование. Должность управляющего библиотекой считалась одной из самых важных во дворце. Книг насчитывалось около 400 тыс. томов, их каталог с названиями сочинений и именами авторов занимали 44 тома по 50 листов каждый. Халиф держал постоянных агентов-посредников в Каире, Багдаде, Дамаске, Александрии и других крупных городах, которые извещали его о появлении новых сочинений. Знаменит случай, когда он заплатил Абу-л-Фараджу ал-Исфахани 100 динаров за авторскую копию его антологии «Книга песен». Зная библиофильские наклонности халифа, подданные добивались его благосклонности, принося ему в дар редкие книги или собственные сочинения (ал-Хушани – «Книгу судей», Мутарриф ибн Иса ал-Гассани – историю Эльвиры и др.). Когда библиотека разрослась и ее здание стало тесным, ее переместили в другое; на это потребовалось шесть месяцев.

Библиофилом был Мухаммад ибн Хазм (ум. в 895 г.), знаток адаба и историк-хронист; вместе с отцом и сестрой он содержал школу для простого народа, где они втроем вели преподавание. То немногое, что он мог накопить, Мухаммад ибн Хазм тратил на приобретение книг, а свободные часы посвящал переписке книг, взятых на время у друзей. Свою небольшую, но хорошую библиотеку он содержал в образцовом порядке и, став одним из самых начитанных людей Кордовы, составил несколько сводов по литературе и истории, критиковал и исправлял чужие труды.

Абу-л-Мутарриф Ибн Футайс, автор ряда сборников хадисов, словаря в 40 частях и биографических сочинений, собрал целую библиотеку из ценных книг, сколько не собирал никто из его современников в ал-Андалусе. Для библиотеки он построил здание, нанял переписчиков и образованного библиотекаря. Ибн Футайс собирал книги, как одержимый, не останавливаясь перед расходами и ухищрениями. Стоимость собранных им книг выяснилась лишь после его смерти, когда наследники выручили за них 40 тыс. динаров, устроив аукцион в квартальной мечети и распродавая книги в течение целого года. Книголюбами в Кордове были многие женщины. Х. Рибера полагает, что в Кордове было больше книг, чем во всех европейских городах той эпохи, вместе взятых.

Расцвет книжного дела в Кордове длился, однако, недолго. Уже при ал-Мансуре, который правил от имени омейядских халифов в начале ХI в., библиотека ал-Хакама II была разорена и многие книги уничтожены. Правда, у самого ал-Мансура была библиотека, которой заведовал один филолог и знаток книг. Во время последовавших затем смут и войн литературная жизнь и книжное дело в столице оскудели.

В различных андалусских городах – Севилье, Альмерии, Малаге, Бадахосе, Сильвесе, Алькантаре, Толедо, Гвадалахаре, Сарагосе, Валенсии, Альсире, Хативе, Мурсии, Гранаде – при дворах удельных правителей (мулу кат-тава’иф) были свои библиотеки, в основном частные и дворцовые. В Севилье, ставшей столицей Альмохадов, процветал книжный рынок. В Толедо и Мурсии значительные книжные собрания, в том числе остатки библиотеки ал-Хакама II, попали в руки христианских правителей, и на их базе были созданы переводческие школы, но сами арабские оригиналы, с которых делались еврейские и латинские переводы, не были сохранены.

Х. Рибера задавался вопросом, сколько же было книг на территории арабской Испании с VIII по XV в. Вполне возможно, отвечал он, что у арабов Испании, по самой скромной оценке, было около двух миллионов книг. Большинство книг погибло, частью во время феодальных междоусобиц и гражданских войн, частью от износа и стихийных бедствий, частью в ходе войн Реконкисты. Наконец, немало арабских книг было уничтожено инквизицией. После взятия Гранады христианами в 1492 г. был издан королевский указ, предписывающий мусульманскому населению доставить все имеющиеся у них книги судьям, чтобы решить, какие из них вернуть владельцам, а какие сжечь. Указ выполнялся плохо, пока за дело не взялся со своей решимостью кардинал Сиснерос, в результате действий которого было собрано несколько тысяч арабских рукописей на площади ар-Рамла в Гранаде и публично сожжено. Впоследствии этот факт одни пытались затушевать, другие – раздуть, преувеличивая количество сожженных книг.

Часть арабо-испанского литературного наследия попала в Магриб, куда бежали мусульмане, и лишь незначительные остатки сохранились до наших дней. 

comments powered by HyperComments