Сеиди – патриарх туркменской поэзии

Как из­вест­но, эр­са­ри, на­се­ляв­шие пло­до­род­ные оа­зи­сы Ле­ба­ба, жи­ли осед­ло, об­ра­ба­ты­ва­ли зем­лю, не остав­ляя, как и все тур­к­ме­ны, ско­то­водст­ва. Ха­ны (впо­следст­вии эми­ры) Бу­ха­ры из­дав­на су­ме­ли до­воль­но проч­но утвер­дить свою власть над мно­го­люд­ным пле­ме­нем, в част­нос­ти тем, что под­ку­пи­ли, за­да­ри­ли, воз­ве­ли в чи­ны мно­гих пред­ста­ви­те­лей ро­до-пле­мен­ной, фе­о­да­ли­зи­ру­щей­ся вер­хуш­ки, тог­да как мас­са на­ро­да всег­да пи­та­ла к бу­хар­ской влас­ти враж­деб­ность, ко­то­рая не­од­но­крат­но про­ры­ва­лась от­кры­тым воз­му­ще­ни­ем. Мас­са эта со­сто­я­ла из бед­ня­ков, ли­шив­ших­ся зем­ли и ско­та, еще быв­ших ра­бов, то­же, как пра­ви­ло, не­иму­щих, а так­же до­воль­но мно­го­чис­лен­но­го сред­не­го слоя – тех, кто жил сво­им тру­дом и об­ла­дал срав­ни­тель­ным до­стат­ком. К та­ко­му слою, оче­вид­но, и при­над­ле­жа­ла семья, в ко­то­рой ро­дил­ся и вы­рос бу­ду­щий по­эт. При рож­де­нии, как счи­та­ют пре­да­нию, в 1775 го­ду ему да­ли имя Се­ид­на­зар. Мес­то рож­де­ния бу­ду­ще­го по­эта — не­боль­шой аул Лам­ба, вб­ли­зи Ка­раб­ска­у­ла, круп­но­го се­ле­ния на пра­вом бе­ре­гу Аму­дарьи, при­бли­зи­тель­но на рав­ном рас­сто­я­нии меж­ду го­ро­да­ми Кер­ки на юге и Чар­джу­ем на се­ве­ре. От­ца маль­чи­ка зва­ли Ха­биб-ход­жа, мать — Гов­хер­шад. У Се­ид­на­за­ра был брат Мя­ти, сест­ры Ораз­бахт, Кар­ры, Ораз­би­би: все их име­на встре­ча­ют­ся в сти­хах. Не­ко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли на­зы­ва­ют еще од­ну сест­ру по­эта — Дон­ди, оче­вид­но млад­шую: го­во­рит­ся, что в нее был влюб­лен и без­ус­пеш­но сва­тал за се­бя Зе­ли­ли, млад­ший со­вре­мен­ник и друг Се­иди. Од­но из сти­хотво­ре­ний Зе­ли­ли («Пой­дем») как буд­то под­тверж­да­ет та­кую вер­сию: в нем Зе­ли­ли при­гла­ша­ет сво­е­го дру­га на­вес­тить юную Дон­ди. В сти­хотво­ре­нии не го­во­рит­ся, од­на­ко, что Дон­ди и Се­иди — сест­ра и брат, в сти­хах са­мо­го Се­иди она не упо­мя­ну­та ни ра­зу. Не по­зво­ля­ет же при­нять вер­сию «Дон­ди — сест­ра Се­иди» тот факт, что Зе­ли­ли, как явст­ву­ет из мно­гих его сти­хов страст­но влюб­лен­ный в эту де­вуш­ку, не смог, во­пре­ки сво­е­му го­ря­че­му же­ла­нию, на ней же­нить­ся из-за не­со­гла­сия ро­ди­те­лей (о чем го­во­рят пре­да­ния). На­вер­ня­ка та­ко­го не про­изо­шло бы, будь Дон­ди в са­мом де­ле род­ной сест­рой Се­иди — его близ­ко­го дру­га. Во­прос этот не­льзя, од­на­ко, счи­тать вы­яс­нен­ным до кон­ца.

В дет­ст­ве он учит­ся в ауль­ном мек­те­бе. Поз­же, вле­ко­мый ра­но про­бу­див­шей­ся жаж­дой зна­ний, по­сту­па­ет в мед­ре­се, спер­ва не­по­да­ле­ку — в Ха­ла­че. Впо­следст­вии Се­иди сме­нил не­сколь­ко мед­ре­се, в част­нос­ти про­вел не один год в Хи­ве и Бу­ха­ре. Ско­рее все­го, в Хи­вин­ском ханст­ве, где всег­да бы­ва­ло мно­го вы­ход­цев с гок­лен­ско­го «юга», он встре­тил юно­шу, ко­то­рый стал его дру­гом, не­взи­рая на раз­ни­цу в воз­рас­те, и впо­следст­вии про­сла­вил­ся как по­эт под име­нем Зе­ли­ли.

Лич­ная жизнь Се­иди скла­ды­ва­лась труд­но и в ко­неч­ном ито­ге не­счаст­ли­во.

За­вер­шив ученье (впо­следст­вии, как и у мно­гих, до­пол­нен­ное са­мо­об­ра­зо­ва­ни­ем), Се­иди воз­вра­тил­ся на ро­ди­ну, об­за­вел­ся семь­ей, же­нив­шись на сверст­ни­це-од­но­сель­чан­ке по име­ни Ха­тид­жа, ко­то­рую го­ря­чо лю­бил и ко­то­рой по­свя­тил не­ма­ло про­ник­но­вен­ных строк в сво­их сти­хах. Спер­ва у суп­ру­гов ро­ди­лись сы­новья, Бек-На­зар и Са­хиб-На­зар, од­на­ко оба умер­ли в дет­ском воз­рас­те. Поз­же бы­ло еще двое сы­но­вей, Мир-Хай­дар и Мир-Эсен, ко­то­рые с ро­ди­те­ля­ми раз­де­ли­ли из­гна­ние на Гур­ген уже в 20-е го­ды ХIХ сто­ле­тия. Со­хра­ни­лись по­э­ти­чес­кие диа­ло­ги Се­иди с Мир-Эсе­ном, — оче­вид­но, по­след­ний из дет­ско­го воз­рас­та уже вы­шел. Обо­их этих сы­но­вей, од­на­ко, то­же по­стиг­ли спер­ва бо­лезнь, по­том смерть. Вско­ре пос­ле это­го скон­ча­лась Ха­тид­жа. По­эт, уже в ле­тах, остал­ся с ма­ло­лет­ни­ми до­черь­ми, их зва­ли Пат­ма и Зох­ре, и ре­шил со­здать но­вую семью. Ему ука­за­ли на жив­шую в Ба­хар­де­не, на за­па­де Аха­ла, не­по­да­ле­ку от тех мест, где по­эт в то вре­мя об­ос­но­вал­ся, мо­ло­дую вдо­ву по име­ни Шем­шат; ей то­же по­свя­ще­ны пыл­кие сти­хи. Же­нить­ба со­сто­я­лась, брак ока­зал­ся счаст­ли­вым во всех от­но­ше­ни­ях: Шем­шат впол­не за­ме­ни­ла де­воч­кам мать. Но и до­че­ри вско­ре умер­ли. Та­ким об­ра­зом, потом­ст­ва у Се­иди не оста­лось — это мож­но счи­тать до­ка­зан­ным, ибо в по­доб­ных во­про­сах пре­да­ния точ­ны, а хра­ни­те­ли их ще­пе­тиль­ны.

Средст­ва на жизнь по­эт до­бы­вал кресть­ян­ским тру­дом, как рас­ска­зы­ва­ют и как он сам сви­де­тельст­ву­ет в сти­хотво­ре­нии «Про­щай­те ны­не»: «Я здесь ра­бо­тал кет­ме­нем, пла­тил и да­ни, ха­рад­жи. Хлеб за­ра­ба­ты­вал  тру­дом». На­ря­ду с этим он, оче­вид­но, весь­ма ра­но вы­дви­нул­ся сре­ди од­но­сель­чан, а за­тем и сни­скал сла­ву по все­му Ле­ба­бу, как че­ло­век глу­бо­ких, раз­нос­то­рон­них зна­ний. Они со­че­та­лись в его на­ту­ре со мно­ги­ми да­ро­ва­ни­я­ми. Преж­де все­го – по­э­ти­чес­ким: уже в мо­ло­дые го­ды Се­иди сла­гал звуч­ные, про­ни­зан­ные мыслью и чувст­вом сти­хи, ко­то­рые сра­зу при­влек­ли вни­ма­ние со­вре­мен­ни­ков. К то­му же по­эт за­ре­ко­мен­до­вал се­бя ода­рен­ны­ми бах­ши – пев­цом-ска­зи­те­лем, а без это­го пер­со­на­жа, по тра­ди­ции, не об­хо­ди­лось ни од­но сколь­ко-ни­будь зна­чи­тель­ное со­бы­тие в жиз­ни об­щи­ны.

Ав­то­ри­тет сре­ди соп­ле­мен­ни­ков Се­иди сни­скал и на дру­гом по­при­ще. Он про­явил го­ря­чий ин­те­рес ко все­му, что со­став­ля­ло сущ­ность во­ен­но­го де­ла в его вре­мя. По­ли­ти­чес­кая об­ста­нов­ка в эми­ра­те и осо­бен­но на Ле­ба­бе, его окра­и­не, не­из­мен­но оста­ва­лась не­у­стой­чи­вой и тре­вож­ной – ору­жие всег­да сле­до­ва­ло дер­жать на­го­то­ве и на­вы­ки вла­де­ния им со­вер­шенст­во­вать не­у­стан­но. Про­явив се­бя на по­ле бра­ни, Се­иди, оче­вид­но, по­лу­чил пра­во пре­тен­до­вать на роль во­ена­чаль­ни­ка – и тут ока­зал­ся на вы­со­те, так что «сер­дар» сде­ла­лось его обыч­ным наи­ме­но­ва­ни­ем («Я – сер­дар отваж­ных», — го­во­рит он о се­бе в сти­хотво­ре­нии «Храб­ре­цы»). Пре­да­ние сви­де­тельст­ву­ет, а сти­хи под­тверж­да­ют, что он, долж­но быть в свя­зи с внеш­не­по­ли­ти­чес­ки­ми со­бы­ти­я­ми, воз­мож­но во гла­ве во­и­нов, вы­сту­пав­ших на под­мо­гу брат­ским пле­ме­нам, не од­наж­ды по­бы­вал в раз­ных кон­цах тур­к­мен­ской зем­ли и за е пре­де­ла­ми, где за­вя­зал дру­жес­кие свя­зи, за­ре­ко­мен­до­вав се­бя с са­мой луч­шей сто­ро­ны.



Оставить ответ

*

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.